Лавка

О виднейших из них говорить не приходится: их влияние неоспоримо. В противовес тресту маршанов, они в союзе с французами мудро образовали тесную семью, в которую неохотно принимают сторонних. Это свои люди — Вламинк, Пикассо, , Галанис, Бранкуси, Сутин едва ли больше десятка имен. Но не надо думать, что и остальная масса иностранцев не вносит своих приправ в соблазнительное блюдо, изготовляемое в Париже на потребу человечества.

Чтобы иметь представление о размерах художественной продукции, выбрасываемой Парижем ежедневно на рынок,

надо знать, что раз в две недели каждая галерея (так зовутся лавки маршанов) устраивает у себя выставку одного художника или группы, пользующихся ее сочувствием, либо ею законтрактованных. Лавка состоит обычно из двух-трех, в некоторых случаях и больше, хорошо убранных комнат с верхним светом. Каждая выставка имеет свой каталог, иллюстрированный одним-двумя снимками, снабженный статьей об авторе или группировке и раздающийся бесплатно. Сейчас в Париже еженедельно выходит особый путеводитель в сто тридцать — сто шестьдесят страниц под названием «Неделя в Париже», в котором за полтора франка (десять копеек на наши деньги) читатель найдет все сведения о том, что можно увидеть, услыхать и предпринять в Париже. В этом путеводителе отмечается еженедельно свыше сотни галерей нового искусства с перечислением авторов выставленных произведений. Если в каждой галерее выставлено только пятьдесят вещей (а бывает и по двести), то двухнедельная продукция выражается в пять тысяч номеров, а ежегодная в сто двадцать пять тысяч. И это только то, что проходит через маршанов. Есть над чем задуматься.

Что же это за искусство, льющееся таким сказочным водопадом в Париже и наводняющее мир? Каково его качество?

Само собою разумеется, что подавляющая масса-хлам, безразлично, старомодный или наимоднейший. Но, конечно, здесь немало и подлинных дарований, бьющих ключом даже сквозь толщу коры, которой они обросли. В последнее время очень выдвинулся Сутин, родом из России, , бесспорно, даровитый, но самые обстоятельства его выдвижения настолько характерны для современного Парижа, что заслуживают быть отмеченными.


Добавить комментарий