В конце 1850-х годов Быковский предпри­нял второе путешествие…

29

В конце 1850-х годов Быковский предпри­нял второе путешествие за границу. Обогащен­ный большим практическим опытом, он с боль­шим вниманием изучал техническую сторону зарубежного строительства, понимая, что для решения новых задач прежний уровень его тех­нических знаний уже недостаточен.

Храм Троицы на Покровке в Москве.

В Париже он внимательно изучал новые системы парового и водяного отопления, устрой­ство паровых прачечных. Внимательно при­сматривался он и к другим видам оборудова­ния зданий и строительной техники. Возвратив­шись на родину, он устроил одну из первых в Москве паровую прачечную в Воспитатель­ном доме.

В этот последний период его деятельности, в 1861 -1878 годы, Быковский построил в Москве несколько культовых сооружений: цер­ковь Троицы на Грязях и Ивановский мона­стырь.

Если церковь на Грязях еще имеет творче­ски переработанные классические формы, то архитектура храма Ивановского монастыря лишена выразительности и художественной силы, которыми отличались его прежние соору­жения. В 1870-х годах Быковский построил ряд зданий в имении Молчанова в Ховрине и жилой дом Молчанова на Покровке в Москве.

Признанием выдающихся способностей и большого влияния зодчего, не имевшего архи­тектурного образования и развившего свой та­лант напряженным трудом, служит тот факт, что совет Петербургской Академии художеств избрал его академиком, а в 1862 году — по­четным вольным общником.

Архитектурная эрудиция Быковского была весьма разносторонней. Он выделялся большим опытом в области строительства гражданских и культовых сооружений, глубоко изучал и при­менял новейшие системы в области отопления и вентиляции, наконец, он был опытным градо­строителем.

Архивные документы свидетельствуют о большой роли и значении Быковского в обла­сти градостроительства Москвы 1830-1840-х годов. Как архитектор при Московском воен­ном генерал-губернаторе, он осуществлял об­щий контроль за деятельностью Комиссии для строений в Москве, внося свои поправки и из­менения в ее проекты. Так, в одном из прото­колов заседания этой комиссии от 23 января 1842 года, где рассматривался вопрос о пере­стройке Китайгородской стены на участке от Варварских до Ильинских ворот, указано, что военный генерал-губернатор поручил акаде­мику Быковскому самому освидетельствовать стену и доложить, соответствует ли ее состоя­ние объяснениям и проекту архитектора комис­сии Н. И. Козловского. В результате Быков­ский внес в проектные предложения Козлов­ского ряд изменений, которые были приняты комиссией безоговорочно.

Следует заметить, что Быковский на всех своих постройках был полновластным и весьма требовательным хозяином. Вот, например, как характеризует его один из современников, ар­хитектор В. Алексеев: «М. Д. Быковский — гро­за московских десятников и подрядчиков — был полным хозяином на своих постройках. Его боялись не только подначальные при по­стройках люди, но и хозяева собственных до­мов». Добиваясь высокого качества в своих постройках, Быковский был очень требователен к себе и другим, беспощадно бракуя неудовлетворявшие его работы, заставляя по не­сколько раз переделывать чертежи.