Незадолго до своей поездки за границу, в 1834 году, на одном из торжественных…

51

Незадолго до своей поездки за границу, в 1834 году, на одном из торжественных актов в Кремлевском училище Быковский произнес яр­кую речь: «О неосновательности мнения, что архитектура греческая или греко-римская мо­жет быть всеобщею и что красота архитектуры основывается на пяти известных чиноположениях».

Эта речь была направлена против пассив­ного использования античных форм, что в связи с успехами археологии, переводами Витрувия и теоретиков Ренессанса получило зна­чительное распространение в некоторых кру­гах архитекторов.

Интерьер дома Вонлярлярских. Литография середины XIX пека.

«Если допустить сие понятие как справедли­вое, — говорил в этой речи М. Д. Быковский, — то всякому покажется странным, что изящ­ное можно подчинить одинаковым повсемест­ным и ни в каком случае неизменным форму­лам».

Особенно ценно в эстетических взглядах Бы­ковского то, что он, говоря об искусстве и архи­тектуре, исходил из социальных и материа­листических позиций. Так, говоря о художест­венных концепциях Ренессанса и причинах их зарождения и развития, он проявлял глубокое понимание социально-исторической сущности явления.

«В XV веке, когда феодальное правление пало, торговля распространилась, способ де­лать бумагу найден и книгопечатание изобрете­но, науки становились занятием общим, а не исключительным; когда все сближало новый мир с древним или, лучше сказать, когда но­вый мир становится в умственной зависимости от древнего, Тогда возродилось рвение подра­жать во всем древним, тогда прекрасные про­изведения изящных искусств греков и римлян соделалися мечтою усилий художников, и тог­да-то заключили, что архитектура греческая или греко-римская есть единственная, которой должны следовать все народы. Таким образом, произошло и утвердилось мнение, что древ­няя архитектура должна быть всеобщею; таким образом Италия, некогда славная героями и впоследствии великими своими художниками, предписала законы всему художественному ми­ру, как древне-политическому, мнила пролить свет во все концы земли и, сообщив цветность лучей своих, изменить вид всякой вещи. За­блуждение!» — восклицает Быковский, высту­пая за самобытность русского искусства и ар­хитектуры, против идеализации античности и Ренессанса.

Как известно, Маркс писал по поводу идеа­лизации прошлого в эпоху разложения феода­лизма: «Пророкам XVIII века, на плечах кото­рых еще целиком стоят Смит и Рикардо, этот индивид XVIII пека, — продукт, с одной сторо­ны, разложения феодальных общественных форм, а с другой — развивавшихся с XVI века новых производительных сил, — представляет­ся идеалом, существование которого относится к прошлому, — не результатом истории, а ее исходным пунктом». Точно так же идеалисты в России в начале XIX века представляли се­бе античность и Ренессанс как всеобщее нача­ло и норму всех искусств для всех народов и времен, против чего так страстно выступал М. Д. Быковский.