Собольщиков убедил утверждающие ин­станции пересмотреть свое…

36

Собольщиков убедил утверждающие ин­станции пересмотреть свое решение и допу­стить к постройке прямоугольную форму окон. Он дважды подавал проект, настойчиво и прин­ципиально отстаивал задуманную форму окон и, несомненно, обладал профессиональными ка­чествами архитектора и знаниями строителя.

Почему же Собольщиков и Горностаев не нашли правильного планировочного и архитек­турного решения, допускавшего сохранение в неприкосновенности фасадов Росси, а следова­тельно, и рельефов Демута-Малиновского? Объяснение этому следует искать в падении вкусов в 60-х годах XIX века, когда насажда­лась эклектичная архитектура, основы которой были заложены еще Тоном, Штаксншнейдером, Кракау и другими подобного рода архитекто­рами.

Росси представил на проекте эскизную схе­му барельефа, по которой можно уловить лишь стилистический характер пластики, ритмиче­ское распределение групп и декоративное рас­положение пятен скульптуры. По-видимому, сю­жет фриза был дополнением и сюжетным раз­витием статуй «античных муз», им запроекти­рованных; часть сохранившихся в лоджии рельефов исполнена в характере рисунка Росси. Это рельефы, на которых изображены группы муз (над статуями Геродота, Гиппократа, Го­мера). В архивных документах нет данных о содержании и сюжетах фриза, сохранились лишь контракты на его исполнение и акты приемки и оплаты законченных работ.

В предварительных условиях на скульптур­ные работы, подписанных профессором скульп­туры В. И. Демутом-Малиновским, сказано: «Между колонн под большим карнизом и на двух выступах сделать барельефов лепных с фигурами десять, из них между колонн под большим карнизом каждый длиною в четыре с половиной аршина, а вышиною в два аршина, на двух же выступах каждый барельеф длиною по шести сажен, а вышиною в два аршина, всего же погонных сажен двадцать семь».

Вид на здание Публичной библиотеки со стороны Невского проспекта. С гравюры Гоберта по рисунку А. М. Горностаева. 1830-е годы.

В условиях упомянуты украшения аттика и ор­наментальный убор в простенках между ар­ками нижнего этажа. «Для сей работы сделать мне предварительные модели из глины и по одобрению оных начальством библиотеки и гг. архитекторами отлить из алебастра и поставить на место», — пишет Демут-Малиновский. В ус­ловиях оговорены сроки сдачи рельефов, поря­док оплаты и требуемое вознаграждение в сум­ме 11 тысяч рублей. В первых строках условий есть фраза, которая до некоторой степени ого­варивает характер рельефов. Демут-Малинов­ский обязуется произвести для новой пристрой­ки к библиотеке следующую скульптурную ра­боту: следует перечень, в котором значится пункт 2 — «лепные барельефы с фигурами».

В приемочных актах нет упоминаний о пред­варительных моделях или эскизах, в которых обычно уточняются вопросы сюжета и содер­жания. По-видимому, заказчики всецело пола­гались на авторитет и вкусы архитектора Росси и скульптора Демута-Малиновского, предоста­вив им полную свободу действий в выборе со­ответствующей зданию тематики.