На основе мнения Росси разрешено было…

36

На основе мнения Росси разрешено было сдать заказ для исполнения и осуществления фигур из «выбитой меди» Санкт-Петербургско­му Александровскому литейному заводу.

Оленин считал необходимым изготовить по две модели каждой статуи; одну из них отпра­вить на завод для изготовления металлических статуй, другую, гипсовую с бронзировкой — для временной установки на здании на период изготовления металлических. Он писал: «Тако­вые фигуры не только послужили бы ко вре­менному украшению нового здания библиоте­ки, но и могли бы прежде заказа фигур из ме­ди быть пробными. Гипсовые фигуры могут стоять невредимо несколько лет, в чем уверяет меня опыт; две таковые статуи, украшающие фасад императорской Академии художеств от Невы, сохраняются невредимо около сорока лет».

Главный фасад Публичной библиотеки в Петербурге. Фрагмент чертежа центральной части фасада, построенной Е. Т. Соколовым.

Изготовление моделей статуй следовало за­кончить к 1 мая 1831 года, но этот срок не был выдержан, так как часть скульпторов не­сколько запоздала. В дневнике работ по воз­ведению нового здания библиотеки архитектор А. Ф. Щедрин отметил момент завершения ра­боты по окраске статуй: «В период с 30 июня по 31 июля 1832 года статуи между колонн, барельефные изображения двух слав и орлов на аттике, поставленные на место, окончатель­но окрашены масляною краскою».

По ряду обстоятельств исполнение медных фигур осуществлено не было. Не только из-за опоздания скульпторов, задержавших сдачу моделей, но и по экономическим соображе­ниям, так как, по исчислению директора заво­да, стоимость всей работы по изготовлению фигур Минервы, «мужей», летящих слав и эмблем на аттике выразилась бы в суме 51800 рублей. «Временные модели», установленные на здании, стали постоянными. Фасад библио­теки украсили гипсовые статуи, исполненные «под бронзу». На фоне светло-серой стены зда­ния выделялись белые колонны, барельефный фриз, тяги, сандрики и другие архитектурные детали. «Знаменитые в древности мужи», окра­шенные в темный тон «под бронзу», четко ри­совались на светлом фоне стены.

При современной реставрации правильно выдержана тональность стен, колонн, барелье­фов и всех архитектурных деталей; фигуры

«мужей», исполненные в гипсе, оставлены в бе­лом, натуральном для гипса тоне. Надо пола­гать, что при последующих реставрациях будет учтено мнение Росси и статуи «знаменитых мужей древности» будут, наконец, отлиты из бронзы и поставлены на уготованные им места.

Другая часть скульптурной декорации фа­сада Публичной библиотеки, запроектирован­ной Росси, — многофигурный горельефный фриз — не менее важна в общей композиции. Этот фриз опоясывал стены новой постройки, включая торец, обращенный к Александрий­скому театру, и часть стены старого рекон­струированного Росси фасада. Рельефы на тор­це нового здания, обращенного к театру, и на старом здании в проекте предусмотрены не бы­ли. Мысль об их установке возникла у Росси в процессе строительства.

К сожалению, большая часть изобразитель­ного фриза, выполненного по проекту К. И. Рос­си скульптором В. И. Демутом-Малиновским, не сохранилась, не известны нам и соответ­ствующие натуре изображения всей компози­ции в целом. В гравюрах, литографиях и под­линном чертеже Росси малый размер изобра­жений и неясные их очертания не позволяют установить тематику фриза и его композицию. В фондах библиотеки не сохранилось пробных моделей фриза, нет эскизов к нему и в музей­ных хранилищах нашей страны. В периодиче­ской печати и журналах 1830-х годов не встре­чается описания этих рельефов. Почему же, просуществовав десятки лет, они так и канули в вечность, оставшись неизвестными?