Апшерон. Мечети XVII в.

38

Значение Шемахи определялось в XVI—XVII вв. ее торговыми связями и положением своеобразного дипломатическо- консульского пункта на периферии государства Сефевидов, через который осуществлялись деловые связи с Россией и странами Западной Европы. Шемаха в XVI— XVII вв. разделялась в основном на две части — южную, где находились бедные кварталы, и северную, где располагались дворцы и богатые дома; каждая часть города была обнесена крепостными стенами. Торговая часть города с многочисленными караван-сараями размещалась за ними. Город делился на 26 махалле, наиболее благоустроенными из которых были мейдан и шапуран.

Культовое строительство в XVI в. сосредоточивается главным образом в южных областях страны. На севере, особенно в Ширване, оно, видимо, велось в сравнительно ограниченных размерах. Однако уже в XVII в. на Апшероне было построено значительное количество мечетей.

При феодально-теократическом характере сефевидского государства развитие культового строительства было естественным. В культовом строительстве того времени наряду с мечетями значительное место занимает сооружение медресе, текие, завие и других видов культовых учреждений. Крупнейшие погребальные комплексы трактуются как культовые очаги. Свойственный для предшествующего периода светский характер мемориальных сооружений, таким образом, утрачивается. Ряд мечетей того периода возник на базе погребальных сооружений. Мечети, датируемые XVII в., сохранились в большинстве старых населенных пунктов Апшерона — Бузовна, Маштага, Мардакян, Нардаран, Кишла и др.

Изучение основного вида культового строительства — мечетей — позволяет отметить два главных типа решения плана. Первый тип с четко выраженной осью симметрии, главный вход размещался с северной стороны. Второй тип характеризуется асимметричным расположением входа в мечеть. Таковы мечети Апшерона. Наблюдаемое в сравнительно небольших по объему мечетях расположение главного входа не по главной оси зданий не следует рассматривать как результат стремления добиться асимметричного решения композиции фасада. Асимметричность — следствие рационального использования небольшой площади помещения, для прохода отводилось угловое, «мертвое» пространство. Объединяющим фактором для планового решения обоих типов служит наличие центрального, квадратного в плане пространства, перекрытого куполом. Каждый из типов имеет различные вариации основной схемы.

В конце XVII в. на Апшероне строятся Т-образные в плане мечети, появление которых объяснялось стремлением зодчих доступными им конструктивными средствами добиться создания достаточно емких помещений. Так возникло сочетание перекрытого куполом здания с длинным сводчатым рукавом. Хорошим примером может служить мечети в сел. Дигях и Бузовна. К мечетям по характеру архитектуры близки купольные гробницы, повторяя во многом планировку и архитектурное решение мечетей и отличаясь от них в основном отсутствием михраба. Некоторые из подобных мечетей являются позднейшей переделкой мавзолеев центрально-купольного типа (Имам-заде в Барде, рис. 39).

Излюбленный композиционный прием культового строительства в этот период— оформление фасадных стен в виде ряда глубоких стрельчатых ниш — эйванов. Метрический ряд стрельчатых арок, заключенный в прямоугольное обрамление, составляет обязательную принадлежность архитектуры культовых сооружений — мечетей, медресе и многих погребальных сооружений этого периода, возведенных на большой территории (от Тебриза до Ганджи).

Культовый комплекс в Ар дебиле возник вокруг мавзолея шейха Сефи (XIV в.), родоначальника династии Сефевидов. Строился он в течение всего XVI в. и в начале XVII в. В сложившемся виде ардебильский комплекс представляет собой ансамбль сооружений, сгруппированных вокруг ряда дворов. Здания комплекса богато декорированы прекрасными резными глазурованными плитами с разнообразными орнаментальными композициями. В убранстве были использованы драгоценные металлы — золото и серебро. Комплекс включает большой портал, построенный в 1647 г. зодчим Исмаилом, сад, малый двор, большой двор перед мечетью с бассейном посредине. Эти объемно-пространственные элементы объединяют восьмигранную мечеть, поминальную мечеть с примыкающим к ней круглым мавзолеем шейха Сефи, Чини-хана («дом фарфора»), несколько погребальных помещений, в том числе усыпальницу шаха Исмаила I, ряд помещений для паломников и другие службы.

Сооружение ардебильского комплекса— следующий этап в развитии азербайджанского зодчества. Здесь наивысшего расцвета достигают портальные композиции и майоликовая декорация. Весьма важно значение комплекса как памятника, объединяющего черты стиля южных и северных школ азербайджанского средневекового зодчества.

Джума-мечеть в Гандже построена в 1606 г. зодчим Бахауддином; она входила в ансамбль центральной площади гороздание мечети состоит из квадратного молельного зала, перекрытого куполом, и примыкающих к углам зала небольших помещений. На южной стороне размещен мих- раб, подчеркнутый глубокой нишей. Многочисленные проемы, соединяющие между собой зал, портальные ниши и угловые помещения, придают плану своеобразие — сочетание пространственности общей композиции с довольно* частыми проемами сообщают интерьеру легкость. Это стремление избегнуть грузности характерно и для фасадов кировабадской джума-мечети, кирпичная кладка которой имеет легкие накладные обрамления.

Мечеть Гаджи-Бахши в сел. Нарда- ран — изящное небольшое сооружение, возведенное в 1663 г. зодчим-устадом Мурад Али. Для плана мечети характерно примыкание к квадратному молельному залу с южной стороны объема проходного помещения с ведущей в него глубокой входной портальной нишей. Такое решение плана создает характерную для апшеронских мечетей того периода асимметричную композицию. Мечеть в Нарда- ране может служить примером высокого уровня апшеронского каменного зодчества XVII в., которое успешно продолжало традиции высокого мастерства, достигнутого еще в XV в.