Архитектура жилища Ирана

106

Связанная с природно-климатическими условиями различных районов страны, очень многообразна. На севере, в Гиляне и Мазендеране, строятся жилые дома с каркасными стенами и двускатной Камышевой крышей. На юге, особенно в селениях, распространен сводчатый тип жилища со стенами и покрытиями из сырца. В Кашане и Йезде над домами возвышаются бодгиры, обеспечивающие вентиляцию помещений; внутри таких башен устраиваются решетки, на которых жители спят в жаркое время года. Богатые городские дома имеют лоджии с резными деревянными колоннами. Их фасады снабжены подъемными решетчатыми ставнями, помещения украшены резным стуком, росписями потолка и стен, цветными витражами.

Исторические судьбы, природные условия, этническая общность связывают Иран со Средней Азией. Не раз эти страны или их значительная часть объединялись в одно политическое целое и при любых условиях между ними существовало тесное культурное общение, поэтому неудивительна близость их архитектурных форм.

История зодчества дает немало примеров, когда соседние страны обладают сходством архитектурных традиций — Китай и Япония на Дальнем Востоке, Сирия и Египет на Ближнем Востоке, страны Магриба на севере Африки. Иран, Афганистан и Средняя Азия в этом смысле также образуют родственную группу. Особенно сближаются по своему строительному опыту Иран и Средняя Азия. Они связаны теснее, чем Сирия и Египет, но не столь тесно, как страны Магриба. В композиции, конструкциях, декоре и даже строительной типологии у каждой страны есть свои индивидуальные особенности.

В первые века ислама в этих странах соседствовали два параллельных типа мечети — арабский и местный, но второй из них со временем принимает в Средней Азии форму квадратного четырехстолпного здания. И хотя на территории Средней Азии можно найти пример мечети-киоска (Шир- Кабир в Туркмении, IX в.), в Иране образцы четырехстолпных мечетей неизвестны. Башенные мавзолеи составляют уникальную принадлежность иранского зодчества, но мемориальная архитектура Ирана не знает ансамбля, подобного самаркандскому некрополю Шахи-Зинда. Наиболее ранние медресе известны на территории Ирана. Однако они не получили такого развития и распространения, как в Средней Азии XVI— XVII вв., где медресе составляют блестящие ансамбли, а медресе Мадери-Шах в Исфахане начала XVIII в. остается единственным значительным памятником этого типа позднего времени. Тип ханаки, так богато представленный в Средней Азии, в Иране почти неизвестен. Зато иранцы остались на Востоке непревзойденными мастерами в строительстве мостов, караван-сараев и рынков, обширных, капитальных и богатых.

В строительстве Ирана и Средней Азии основным материалом был сырцовый и обожженный кирпич. В основе архитектурной композиции лежат одни и те же формы— стрельчатая арка, свод, купол, портал, пилоны. В раннесредневековых постройках купола ложились на круглые столбы, сложенные из рядов кирпича попеременно на ребро и плашмя. Своды выполнялись поперечными отрезками.

Конструкция купола прошла одинаковый путь к восьмиугольному основанию с поясом тромпов; но результаты этого развития были несколько различны: в Иране возник вариант тромпов с трехлопастным очертанием арки и соответствующей внутренней структурой, в Средней Азии появился полукупол со встречной аркой, составляющий отличительную черту подкупольного пояса мавзолея Саманидов и портала мечети Магоки Аттари в Бухаре. Уже в XII в. в соборной мечети Исфахана применялись многообразные варианты куполов на нервюрах, единственным образцом которых является в Средней Азии купол мавзолея султана Саиджара.

Монументальная конструкция пересекающихся арок, основа зодчества времени Тимуридов, определившая облик среднеазиатских шедевров той поры, не упрочилась в иранской архитектуре. Зодчие XVI в. пренебрегли этим достижением, возвратясь к элементарным тромпам. Иранской архитектуры не коснулось обновление инженерной мысли, свойственное среднеазиатской архитектуре второй половины XVI в., которое заставило отказаться от громоздкой внешней оболочки купола. Напротив, наружные купола сефевидских построек более чем когда-либо декоративны и монументальны. Щитовидные же паруса, а также декоративные сетчатые композиции прочно вошли в иранское зодчество XV—XVI вв., и фасадные полукупола мавзолея Ходжа Раби в Мешхеде с глазурными вставками очень напоминают подобные конструкции бухарских медресе (Кукельдаш, Мири-Араб и др.).

Излюбленным видом декора в ранних памятниках Ирана и Средней Азии остается резной стук. Новую технику впервые выдвинула Бухара, где уже на рубеже X в. появился шедевр фигурной кладки из обожженного кирпича — мавзолей Саманидов. Эта техника проникла в Иран лишь при Сельджукидах, но так и не завоевала той решающей роли для фасада и интерьера, какую она играла в архитектуре Средней Азии. Резная терракота также не заняла в зодчестве Ирана ведущего положения, характерного для этой техники в среднеазиатской архитектуре XII в. В Иране резная терракота употреблялась довольно умеренно— в виде отдельных вставок, в сочетании с фактурой тесаного кирпича и резным стуком. В Иране нет памятников с фасадами, сплошь затканными ковром резной терракоты, как, например, мавзолей Ай- ша-биби близ Тараза. И если в Средней Азии этот вид декора еще занимает значительное место в XIV в., удерживаясь до XX в., иранские мастера вскоре от него отходят. Они создавали изящные и сложные орнаментальные композиции из соединения кирпичной кладки и включений стука, терракоты, а затем и глазурей. Сочетание кирпичной кладки с резным стуком появилось в XI в. как в Иране, так и в Средней Азии, но только иранские мастера стали применять своеобразный вид легких растительных узоров из стука, положенных на поверхность кирпичной кладки.

Употребление глазурей в среднеазиатской архитектуре примерно на столетие отстает от иранской, где они появились в начале XI в. В развитие этого вида декора мастера каждой из соседних стран.вложили свой неповторимый опыт: среднеазиатские в XIV в. создали и начали широко применять самый сложный вид — резную поливную терракоту, увлечением же иранских были в ту же пору люстровые изразцы, которыми так прославился Кашан. Резная поливная мозаика вошла в архитектуру той и другой страны и в XVI в. была вытеснена майоликой. Но самое широкое распространение поливной облицовки приходится в Иране на XVI—XVII вв., когда и фасады, и интерьер покрывались сплошным ковром глазурей. А зодчие XVI в. Средней Азии заменили поливную облицовку внутри здания более экономичными формами декора и создали свой замечательный стиль белого интерьера, а также дешевую и эффектную штукатурную мозаику. Наконец, яркий и крупный узор монументальных куполов сефевидского времени в Иране остается в зодчестве Востока совершенно особым явлением.

Зодчие Ирана и Средней Азии бесспорно делились опытом. Иранские мастера не раз непосредственно участвовали в постройке и отделке зданий Самарканда и Средней Азии. Тем не менее зодчие каждой из этих стран нашли особые приемы в конструкциях, формах и декоре зданий и внесли свою долю в развитие архитектуры Востока.