Нотр-Дам

35

На востоке Франции, неподалеку от границы со Швейцарией, у деревни Роншан находится маленькая церковь Нотр-Дам-дю-0 («Богоматери на высотах»), которую считают шедевром модернизма и одним из лучших архитектурных произведений XX в. Еще во времена римской колонизации на ее месте стоял небольшой языческий храм. Его сменила христианская часовня, затем другая, третья. Во время Второй мировой войны ее преемницу разрушила германская авиация. После победы выяснилось, что проще построить новую часовню, чем пытаться восстановить старую постройку. Специальная комиссия по религиозному искусству обратилась за помощью к самому знаменитому французскому архитектору того времени — Шарлю Ле Корбюзье (1887-1965). Он воспитывался в семье протестантов, к религии относился с позиции критически настроенного интеллектуала и церковь считал совершенно мертвым социальным институтом. Однако заказчики настаивали и обещали предоставить архитектору полный карт-бланш. От такого предложения Ле Корбюзье не смог отказаться. В результате на вершине холма Бурлемон появилось сооружение из почти необработанного бетона с тремя апсидами, форма которых была совершенно нетипичной для католицизма и скорее заставляла вспомнить древнерусские храмы. Не менее странно выглядела и кровля необычной формы. Нестандартная архитектура церкви вначале вызвала бурный протест местных жителей, однако они изменили свою точку зрения, когда в Роншан потянулись состоятельные туристы, стремившиеся взглянуть на очередное творение Ле Корбюзье.

Говорят, что форму криволинейной крыши с характерными закручивающимися краями для церкви Ле Корбюзье подсказала раковина, найденная им на берегу Лонг-Айленда. Он увидел в ней не только красивые контурные линии, но и символ защищенности, который хорошо соответствовал главной идее института Церкви. Котя крыта Нотр-Дам-дю-0, как и все здание, сделана из бетона, кажется, что ока сплетена из жгутов соломы, Другим людям крыша згой церкви напоминает шляпу монашки. Третьи видят в ней явную перекличку с плавными пиниями куполов древнерусских храмов. Последняя ассоциация не случайна, во время своего визита в СССР Корбюзье специально посещал Псков.

Внутри церкви царит пещерный полумрак, Неровный пол повторяет поверхность холма; слегка провисающий потолок напоминает свод пещеры. Ощущение пещеры усилива ется, когда обращаешь внимание на исповедальни: они словно вырублены в скале. Свет проходит внутрь через окна-отверстия. Они немного напоминают бойницы, н это усиливает ощущение защищенности. Статуя богоматери в алтарной части церкви стоит в окон ном проеме. При взгляде изнутри кзжется, что она окружена солнечным ореолом.

Созданная Ле Корбюзье капелла совершенно не похожа на традиционные католические церкви. Никакого креста в плане, никакой избыточной символики. Расположенный у восточной стены алтарь фактически открыт внешнему пространству. Получилась церковь, не только сохраняющая внутреннюю тишину и камерность, необходимую для диалога со Всевышним, но и обращенная во внешний мир. Кстати, нередко богослужения здесь проводят на открытом воздухе.

К тому времени Коста был крепким профессионалом в своей области. В 1936 г. он возглавил проектирование здания Министерства просвещения и здравоохранения в Рио-де-Жанейро. Характерно, что в качестве стороннего консультанта был приглашен знаменитый Ле Корбюзье. Дело в том, что к тому времени Лусио Коста уже успел отдать дань романтическому неоколониальному стилю, началось его увлечение «геометрической» новаторской архитектурой. В полной мере это увлечение проявилось при строительстве города Бразилиа. Правой рукой Лусио при осуществлении этого грандиозного проект был Оскар Нимейер, который считал Коста своим учителем. Именно Коста стал автором многих ключевых зданий «Города Надежды». Так назвал будущую столицу страны Жуселино Кубичек де Оливейра (1902-1976), который стал президентом страны в 1956 г. Почти сразу же после этого в центре Бразилии на прямоугольном участке земли внутри штата Гойас в пустынной местности развернулось грандиозное

Уплощенное вытянутое здание Национального конгресса сразу узнается по его характерным приметам: куполу, который как бы перекликается со своим антиподом — «блюдцем», Это не чаша огромного водоема, как можно подумать, а оригинальная крыша ломещения, в котором заседает палата депутатов. Рядом поднимаются в небо две прямоугольные башни-близнецы. Весь облик здания Национального конгресса лаконичен и построен на простейших геометрических формах и линиях.