Запретный город

23

В XIII в. Пекин был разграблен воинами Чингисхана. Затем монгольский правитель Кублайхан сделал город своей зимней резиденцией. Однако времена владычества монголов прошли. В начале XV в. китайский император Чжу Ди из династии Мин перенес в Пекин столицу своей Поднебесной империи. В ее центре благодаря невероятным усилиям в короткие сроки были воздвигнуты 10-метровые пурпурно-красные стены. Они ограждали от взглядов посторонних построенный внутри Гугон — Запретный город. В представлении просвещенных китайцев того времени он был не только центром их государства, но и всего мира. Главные строительные работы по возведению Запретного города были завершены к 1420 г. Вход обычным людям на эту территорию был строжайше запрещен. Внутри могли находиться только сам император, члены его семьи и приближенные. Строгие правила регламентированной жизни в его резиденции должны были олицетворять стабильность и порядок в государстве. Запретный город постепенно достраивался и изменялся. Своего великолепия он достиг в XVIII в. Запретный город считается самым крупным дворцовым комплексом в мире. Он стал первым из китайских объектов, занесенных

Запретный город послужил резиденцией для 24 китайских императоров. Б плане он представляет собой почти квадрат; в рамках религии даосизма ато символ бесконечной Вселенной. Не случайно такую же форму имеют шахматы и игра Го. фасады всех главных зданий Запретного города обраще ны к югу — намек на враждебные силы, грозящие империи с севера. За главными южными воротами Вумен расположен обширный внутренний двор, на котором для регулярных инспекций императора строились войска и обитатели Запретного города. Через пересекающую город Золотую речку перекинуты пять мостов — символов добродетелей. Главный мост расположен неподалеку от южного входа в Запретный город. Далее — еще один двор, вмещающий до 20 тысяч человек.

ЮНЕСКО в список Всемирного наследия человечества. Это знаменательное событие произошло относительно недавно — в 1987 г.

В окраске запретного города доминируют желтые и красные оттенки. Такая палитра неслучайна. В Древнем Китае красный цвет ассоциировался с богатством и почтением. Желтый же был цветом земли — центра мироздания — и считался цветом императора. Единственное помещение в Запретном городе не с желтой, а с черной крышей.

Площадь Запретного города составляет 720 тыс. м-‘. Над возведением и украшением его залов и павильонов трудились миллион строителей и около 100 тысяч мастеровых: художников, скульпторов, декораторов. Длина окружающей город стены — 3,4 км. У ее подножия — ров с поэтическим названием «Золотая вода». Его ширина составляет 52 м.

 

На территории города существовали две отдельные его части — так на зываемые Внешний и Внутренний дворцы. Перед входом в первы й император инспектировал свои войска, а внутри осуществлял руководство страной. Приемы проходили в особом зале Высшей гармонии Внешнего дворца. Зал располагался на высокой мраморной террасе. Под его крышей находились трон императора, также залы Полной гармонии и Сохранения гармонин. Под личные покои императора и его семьи был отведен Внутренний дворец. Здесь располагались залы Небесной чистоты, Земного спокойствия, Объединения и мира, На этой территории, кроме матери императора, его жен, детей и наложниц, могли находиться лишь евнухи.

В северной части Запретного города были разбиты императорские сады Долголетия, Доброты и Спокойствия, Их украшали многочисленные статуи, деревья, павильоны, живописные беседки, сады камней, много численные прудики с цветущими лотосами я искусственные водопады.

Полы многих комнат и дворов Запретного города покрыты специальными плитами цзиньчжуань. Их лепили из глины, сушили и подвергали очень сложной и долгой процедуре обжига. Сначала плиты коптили, покрыв особой шелухой. Затем обжигали, сначала с опилками, а потом с сосновыми ветвями. Весь процесс без сушки занимал более трети года. Не удивительно, что стоимость каждой плиты была равна 100 кг риса. Затем плиты устанавливались на место и полировались с применением тунгового масла. В результате их поверхность начинала блестеть и даже таинственно мерцать при слабом свете.

С высоты птичьего полета Запретный город выглядит огромным прямоугольником, вписавшимся в современную плани ровку города. На юге расположены главные ворота, имеющие с внешней старо ны вид огромной буквы «П». Три входа кажутся крошечными на фоне массивных красных стен. От них прямой вектор ведет к воротам на севере; они расположены за императорскими садами. Еще пара ворог находятся на восточной и на западной пенах. Вдоль стен тянется широкий ров с водой. Югозападный и юго-восточный углы внешних стен усилены сторожевыми башнями.

Запретный город находится в центре современного Пекина в северной части площади Тяньаньмынь Во второй половине XX в. он был разграблен японцами. В 1947 г. многие сохранившиеся украшения были вывезены на Тайвань. Однако и в наши дни Запретный город является воплощением лучших образцов традиционной китайской архитектуры. Вход в него теперь открыт для всех желающих. Ат мосфера ЖИЗНИ китайского императора в покоях Запретного города, нравы и обычаи царедворцеа хорошо переданы в фильме итальянского режиссера 5. Бертолуччи «Последний император».

Запретный город был не только своеобразной золотой клеткой для китайских императоров, практически не видевших народа, которым они управляли. В сознании простых китайцев этот сложный и величественный архитектурный комплекс был символом незыблемости империи, в которой они рождались, жили и умирали. На протяжении столетий, вплоть до начала XX в., это впечатление соответствовало действительности.

Японская культура многое позаимствовала у своего западного соседа — Китая. Архитектура не исключение. Первые японские буддистские храмы были почти точными копиями китайских образцов. Специфика японского зодчества во много обязана синтоизму — традиционной японской религии, основанной на культе предков и поклонении силам природы. Слово «синто» можно перевести с японского как «путь богов». В синтоизме божествами ками могут быть духи гор и камней, рек или деревьев. Вся природа в глазах японцев одухотворена. Божества существуют «здесь и сейчас», никакого рая, ада или потустороннего мира не существует. Существующий мир — лучший из возможных, поэтому надо стремиться к гармоничному существованию в нем. Порой синтоизм воспринимается японцами не как религия, а как совокупность народных традиций и обычаев. Уже в первых веках нашей эры в Японии сложилась традиция возведения несложных синтоистских святилищ. Привнесенный позже буддизм добавил им декоративности. Характерной, чисто японской чертой, таких святилищ можно считать тории — своеобразные отдельно стоящие ворота П-образной формы с двойной верхней перекладиной. Эти сооружения порождены древними легендами о богине солнца Аматерасу. Самые знаменитые тории Японии находятся неподалеку от синтоистского храма Ицукусима на острове Миядзима. Порой число торий перед некоторыми храмами идет на десятки и даже сотни. Архитектура японских дворцов многое впитала также из эстетики традиционного японского жилища с его стремлением к простоте и минимализму. В первую очередь это передвижные ширмы фусума, которые позволяют быстро менять геометрию внутреннего пространства. Порождением эпохи междоусобных феодальных войн стали японские замки с их мощными фортификационными укреплениями. Такие сооружения не были характерны для Китая, который «переболел» территориальной раздробленностью задолго до своего островного соседа.

Замок Белой цапли стал своеобразным архитектурным эталоном, сверяясь с которым строились и другие крепости феодальной Японии. В качестве примера можно указать на замок Мацумото на герри тории префектуры Нагано. Его очертания весьма напоминают Химэдзи, однако стены имеют темный цвет, поэтому Мацумото называют ».Замком ворона». На полуострове Цугару сохранился другой аналог Химэдзи замок города Хиросаки. Зта крепость ранее принадлежала феодальному клану Цугару. Б средневековой Японии существовали сотни замков, так или иначе подражавших Химэдзи. До наших дней дошла лишь малая их часть. Например, замок, построенный для уже упоминавшегося полководца Тоетами Хидэеси был разрушен до основания дважды. Его восстановили лишь в 1960-х гг.

Наряду с другими великими религиями мира ислам внес свой огромный вклад в формирование самобытной архитектуры многих стран Азии. Характерными ее чертами справедливо считается необычно пышное развитие орнаментальных украшений, чья эволюция отчасти была порождена запретом на изображение фигур человека и животных. Основатель ислама пророк Магомет (Мухаммед) сказал однажды: «Самая бесполезная вещь, пожирающая богатство верующего, — строительство». Однако этот его во многом революционный призыв иметь бога прежде всего в душе не смог переломить извечную тягу людей создавать храмы своим идолам. В рамках исламской культуры появилось несколько сооружений религиозного характера. В первую очередь это разнообразные мечети: масджид для индивидуальной молитвы, загородная мечеть мусалла с единственной стеной, обращенной к Каабе, и соборная мечеть джами для коллективной молитвы. Этот последний тип конструкции с ориентированной на Каабу священной нишей (михрабом) и дал в истории архитектуры наиболее выдающиеся сооружения. Среди них знаменитые мечети Багдада, Самарканда и Стамбула. Характерный их атрибут — минарет, с которого муэдзин призывает к молитве. Минареты могли иметь несколько разную форму: четырехгранную в плане, цилиндрическую. Возникли даже спиральные минареты. Другой характерной формой архитектуры ислама был мавзолей. Впервые такое сооружение было создано в IV в. до н. э. по приказу царя Мавсо- ла, который был правителем Карий — небольшой прилегающей к морю области на юге Малой Азии. Мавсол решил возвести себе величественную усыпальницу в городе Геликарнасе. Это был огромный храм, стоящий на пятиярусном основании. Для того времени масштаб сооружения потрясал воображение. Не удивительно, что мавзолей в Геликарнасе вошел в список древних чудес света. Хотя гробница Мавсола не сохранилась (в XII в. она была разрушена сильным землетрясением), традиция сооружения подобных памятных храмов была подхвачена Древним Римом и дошла до наших дней. Магометанская архитектура оказала сильное влияние на зодчество Северной Индии, которая долгое время находилась под владычеством Великих Моголов. Аналогичную историю взаимодействия с исламской культурой знает и Европа. Результатом столкновения двух различных эстетических систем на территории Испании стал синтетический архитектурный стиль, известный как мудехар.