Строительство отелей

45

Ведущего типа швейцарской архитектуры второй половины XIX — начала XX вв. — наложило свой отпечаток на архитектуру страны и в том смысле, что все крупные общественные здания начинают возводиться с учетом открывающейся из окон перспективы. Автор вокзалов железной дороги Цюрих — Бодензее (1846—1853) арх. И. Г. Мюллер писал, что они должны быть непременно связаны с природой и в зависимости от величины станций выдержаны в классическом, романском, готическом или так называемом «деревянном» стилях. Большим станциям, вроде Винтертура, рекомендовалось придавать особую помпезность, вокзалам курортных городов — легкость и приветливость деревянного стиля. В 70—80-е годы небольшие здания вокзалов в Цюрихе, Лозанне, Базеле, Берне были заменены представительными и пышными постройками в ренессансно-барочном стиле.

Картина репрезентативного строительства Швейцарии будет неполной без упоминания знаменитых сооружений середины XIX в. — политехникума в Цюрихе (1855) и ратуши в Винтертуре (1865—1868, рис. 4), возведенных по проекту одного из крупнейших европейских архитекторов этого времени, уроженца Германии — Готфрида Зем- пера (1803—1879).

Творчество Земпера является практическим воплощением его теоретических взглядов. Земпер был выдающимся теоретиком своего времени. Несмотря на подчеркнутый рационализм его идей, фактически Земпер был одним из самых ярких представителей эклектической архитектуры середины и второй половины XIX в. Он считал, что стиль здания должен соответствовать материалу, из которого оно возведено, его конструкции и назначению. Практически же бралось в расчет только последнее. Причем соответствие стиля назначению здания понималось как ассоциативная связь между его функцией и одним из стилей прошлого. Во многом под влиянием идей Земпера выработалась определенная зависимость между назначением сооружения и стилем, в котором оно должно было быть выстроено. Так, например, в связи с тем *что сооружения, запроектированные Земпером для Швейцарии, обслуживали нужды просвещения (политехникум в Цюрихе) и местных органов самоуправления (ратуша в Винтертуре), архитектор придал им величаво-торжественные и рациональные формы итальянского ренессанса, а вход в ратушу акцентировал колоннами и портиком, подчеркнув тем самым общественный характер здания.

Тот же символический подход к выбору «стиля» проявился и в более позднем по времени, а потому более пышном и перегруженном деталями здании Федерального дворца в Берне. Его центральная часть, возведенная в 1891—1902 гг. (арх. X. В. Ауэр), характерна для архитектуры последних десятилетий XIX в. Удачно расположенное на кромке господствующего над городом холма здание как бы воплощает самодовольство преуспевающей буржуазии. Оно выдержано в формах неоренессанса, примененных, однако, с чисто барочной щедростью. Огромные размеры, крупный масштаб, перенасыщенность деталями, исчисляемые сотнями скульптуры, живопись, витражи создают ансамбль, не лишенный великолепия и внушительности.

С застройкой центральных городских районов, рассчитанной на привлечение и обслуживание иностранных туристов, контрастирует застройка жилых районов для средних слоев населения и рабочих. В это время на окраинах городов выросло много кварталов, застроенных однотипными, лишенными всякого декора 2-этажными блокированными домами с квартирами в двух уровнях (Ейлерштрассе в Базеле, 1872— 1873, рис. 6, дома для рабочих шоколадной фабрики «Сюшар» в Невшателе), а иногда более дешевыми одно-двухсекционны- ми или галерейными домами.

Столь же характерно для архитектуры, так сказать, создававшейся швейцарцами для себя, школьное строительство. Школы— наиболее массовый после жилых домов тип зданий в Швейцарии. С введением в 1874 г. обязательного всеобщего обучения их строительство стало особенно интенсивным. К началу XX в. Швейцария была одной из первых в мире по числу школ, приходящихся на душу населения: в 10 тыс. школ разного типа училась !/б населения страны — детей и взрослых. Как правило, школы возводились по проектам, получившим одобрение на конкурсах, организованных местными властями. Распространившаяся во второй половине XIX в. практика конкурсов во многом подготовила специфические для Швейцарии XX в. практицизм, сдержанность и функциональную обусловленность ее архитектуры.

Так же, как жилые дома, школы были мало затронуты захлестнувшей архитектуру второй половины XIX в. волной стилизаторства и эклектики. Фасады кантональной школы в Цюрихе (1839—1842, арх. Г. А. Вегманн, рис. 7) с их равномерным ритмом простых кирпичных пилястр на фоне белой оштукатуренной стены, с большими оконными проемами (необычной тогда формы, близкой к квадрату) напоминают лучшие образцы швейцарской архитектуры 40-х годов нашего столетия. Начальные школы того же города (1882) со строгой осевой композицией, с ризалитом в центре и двускатной крышей просты и приветливы по своему внешнему облику. Они построены в традициях народной архитектуры.