Туристские сооружения

110

Предназначенные для праздных и богатых людей, к тому же специально приехавших отдыхать и наслаждаться природой, и не могли быть иными. Они были составной частью системы обслуживания иностранцев. В. И. Ленин писал, что «Швейцарию местные социалисты зовут республикой лакеев. Мелкобуржуазная страна, в которой одной из важных отраслей давно уже был трактирный промысел, слишком зависела от богатых тунеядцев, выкидывающих миллионы на летние прогулки по горам. Мелкий хозяйчик, раболепствующий перед туристом-бо- гачем, вот каков был до последнего времени наиболее распространенный тип швейцарского буржуа» 1.

Наряду с архитектурой для иностранных туристов развивается и архитектура, непосредственно обслуживающая нужды местного населения. Возводятся характерные для второй половины XIX — начала XX вв. типы зданий. Особенно большой размах в этой зажиточной и обладавшей богатейшей педагогической традицией стране получило строительство культурно-просветительных учреждений — школ, музеев, библиотек.

В застройке швейцарских городов XIX в. не было резкого контраста между постройками для средних слоев населения и для рабочих. На окраинах городов не было трущоб, обычных спутников промышленных городов других европейских стран. Это объяснялось тем, что Швейцария не знала такого характерного для Европы явления, как массовый приток разорявшихся крестьян в города, который был одной из движущих сил процесса градообразования в XIX в., вызвал бурный рост городского населения и привел к появлению жилищной нужды.

В Швейцарии основным производителем по-прежнему оставался ремесленник — потомственный, зажиточный горожанин, имевший собственное жилище. И если в швейцарской архитектуре все же ощущаются социальные контрасты, то в основном это различие между роскошными сооружениями, призванными обслуживать богатых иностранных туристов и правящие круги страны, и скромными добротными и чистенькими жилыми домами местного населения.

В градостроительстве Швейцарии отчетливо прослеживается тенденция объединить формирующийся на протяжении середины и второй половины XIX в. новый транспортноторговый центр с историческим, сложившимся в средние века, который становится отныне главным туристским объектом города. Перед вокзалом — ядром транспортно-делового центра — создают площадь. От нее к центру старого города пробивают торговые магистрали, которые постепенно застраиваются роскошными зданиями магазинов, банков, казино и др. Здесь же вырастают новые фешенебельные кварталы.

Отчетливо проявилась в швейцарском градостроительстве и другая тенденция. Архитекторы стремились приблизить вокзал к наиболее живописным местам — к берегу озера или реки, к естественным площадкам, откуда открываются виды на живописные окрестности, к кварталам отелей. Сами интервалы между железнодорожными станциями и их расположение также определились в основном интересами туризма. Это относилось не только к городам и поселкам. В незаселенных рацее, но прославленных своею красотой местах возникали крохотные станции и близ них на выступах скал, у водопадов, на берегах озер и речек вырастали здания отелей, санаториев. В небольших городках и поселениях, где было достаточно свободных земель, например в Эвиан-ле-Бане на Женевском озере или Констанце на Боденском озере, на набережных, рядом со старинными церквами появились вокзалы и отели. В ряде городов— Люцерне, Цюрихе, Берне, Бадене — старые кварталы вдоль набережных и близ центра были снесены, чтобы освободить место для отелей и вокзала.

Прокладка железных дорог и строительство вокзалов создавали предпосылки изменения патриархального уклада жизни и внешнего облика многих швейцарских городов. Строительство отелей и санаториев изменило облик городов.

Зависимость между развитием туризма и осуществлением определенных градостроительных работ наглядно прослеживается на примере Женевы. В 1823 г. по Роне прошел первый пароход, а с 1827 г. началась реконструкция прибрежных районов города. На месте старых мануфактур на набережных были построены роскошные отели, из окон которых открывался чудесный вид на озеро и горы. Заботой о привлечении туристов диктовались и другие крупные работы, изменившие облик города и внесшие значительные коррективы в его планировку, — были срыты старые городские укрепления, построены мосты, на берегу Женевского озера разбит большой парк.

Благоустройство набережных и застройка их отелями относятся к числу важнейших градостроительных мероприятий второй половины XIX в. Они особенно характерны для Швейцарии, так как важнейшие города и курорты страны расположены у озер. Берега некоторых из них — Женевского, Люцернского, Фирвальдштетского, а также области Бернский, Оберланд, Граубюнден, Тессин превратились к началу первой мировой войны в районы сплошных курортов. Города Люцерн, Лозанна, Взвей, Сен- Мориц, Давос, Бруннен, Энгельберг и др. на протяжении второй половины XIX и начала XX вв. стали фактически городами отелей. На фоне их 5—6-этажных гостиниц потерялись 2-этажные домики местных жителей.

При проектировании и строительстве отелей архитекторы и заказчики сознательно ориентировались на вкусы богатых «парвеню». Стремление с минимальными затратами максимально удовлетворить требования клиентов, дать им возможность прочувствовать свое богатство и продемонстрировать его другим, привело к появлению особого типа отелей в виде «ложных» («дешевых», как говорили швейцарцы) дворцов, выстроенных в популярном во второй половине XIX в. смешанном ренессансно-барочном стиле. Названия отелей созвучны их архитектуре — это бесчисленные «Палас- отели», «Национали», «Метрополи», «Маже- стик», «Бристоли», «Виктории»,. Рассчитанные на вкусы состоятельных туристов, прибывавших в основном из Германии, Франции или Англии, по обилию декоративного убранства они не уступали дворцам царствующих монархов и крупнейших феодалов этих стран.

В середине XIX в. складывается типологическая схема отеля с расположенными в первом этаже парадной лестницей и вестибюлем (по центральной оси), рестораном, вспомогательными и обслуживающими помещениями в подвальном этаже и номерами по обеим сторонам коридора в остальных этажах. В отделке ресторанов раньше, чем на фасадах, стали прибегать к местным особенностям. В 1841 г. арх. Ф. В. Кубли приспособил двор барочного монастыря в Рагаце под ресторан расположенного рядом отеля. Этот огромный трех- нефный зал перекрыт открытой стропильной кровлей.

Таким образом, в Швейцарии раньше, чем в других странах, наметился переход от отвлеченного романтизма, от подражания средневековой архитектуре вообще к использованию местных архитектурных традиций. Местные архитектурные традиции постепенно превращаются в важнейшее средство усиления национального колорита и создания идиллического облика маленькой горной страны. В конце 80—90-х годов XIX в. в связи с ростом во всем мире интереса к национальному своеобразию культуры отдельных стран эта тенденция распространяется и на строительство отелей. Их также начинают проектировать в «национальном стиле», в духе швейцарских «шале» — загородных резиденций аристократии второй половины XVIII в., тип которых легче поддавался приспособлению к новым требованиям, чем постройки народной архитектуры. Отели, выстроенные в «национальном стиле», украшались башенками, эркерами, шпицами, высокими кровлями на кронштейнах с богатой резьбой. Обилие балконов и живописно-асимметричная композиция таких отелей позволяли более тесно и непосредственно связать здание с природой.