Первые принципиальные и творчески самостоятельные эксперименты в области градостроительства страны

99

Остро чувствуя пороки капиталистического города, этот архитектор видел пути их преодоления в ограниченных муниципальных реформах, в оздоровлении крупных центров путем рассредоточения городских массивов.

Его первой работой в области городской планировки был проект района Гельсингфорса — Мунккиниеми-Хаага, расположенного на северо-западной окраине финской столицы. Заказ на эту работу Сааринен получил в 1910 г. и в течение пяти лет разработал детальный проект, включающий подробные чертежи кварталов и фасады отдельных зданий. В этом проекте следование принципам парадно-монументального градостроительства, идущим от работ Османа, сопровождалось внимательным отношением к гигиеническим проблемам планировки и к организации городского транспорта. Намеченные в проекте кварталы имели обширные внутренние пространства, окруженные периметральной застройкой. Была сделана попытка закономерного размещения общественных зданий и обслуживающих сооружений.

Однако эта работа явилась для Сааринена лишь подготовкой к его главному произведению в области градостроительства — проекту Большого Гельсингфорса, где ему удалось объединить и развить основные достижения теории градостроительства конца XIX — начала XX вв. При геометрически четкой организации частей и монументальном характере трактовки отдельных узлов этот план выражал последовательный и конкретный принцип децентрализованного развития большого города.

В отличие от схем Э. Говарда и Р. Эн- вина Сааринен предложил не создание самостоятельных городов-спутников, а развитие непосредственно на периферии города системы пространственно обособленных по- луавтономных жилых районов, окруженных зелеными зонами, но не оторванных от города. В такие районы включался комплекс учреждений, обслуживающих их население. Основные места приложения труда сосредоточивались в общегородских промышленных зонах и деловом центре.

План Сааринена предлагал повторить в северных материковых окрестностях столицы градостроительную структуру ее южных окраин, лежащих на разделенных широкими водными протоками островах. Новые районы он размещал широкой дугой, охватывающей северную часть полуострова, занимаемого историческим ядром города, и связывал с ним и между собой системой дорог, проложенных через зеленые пояса, разделяющие запроектированную селитебную территорию на отдельные «островки».

Проект Большого Гельсингфорса — наиболее раннее конкретное предложение развития европейской столицы на основе идеи децентрализации, создания расчлененной структуры, заменяющей рост аморфного сплошного массива.

Этот проект разрабатывался Саариненом начиная с 1915 г. и был опубликован в 1918 г. Как и проект Мунккиниеми-Хаага он не был реализован, но явился существенным вкладом в теорию. Его влияние имело важное значение для развития европейского градостроительства в более позднее время, уже в 40—50-е годы XX в. (генеральные планы Хельсинки, Стокгольма, Гётеборга, Осло и др.).

Символом индустриального развития Финляндии было здание промышленной выставки в Гельсингфорсе (арх. Т. Хейер, 1876 г., рис. 3). Примечательно, что это сооружение площадью около 5 тыс. ж2, напоминавшее по композиции металлостеклянный выставочный павильон, созданный десятью годами ранее в Стокгольме, имело деревянную конструкцию. Рациональность примененного конструктивного метода позволила «традиционному» материалу вступить в соперничество с металлом.

В 1862 г. первая в Финляндии железная дорога связала Гельсингфорс с Таваст- гусом (Хяяменлинной), в 1870 г. была проложена линия на Петербург. Вокзалы в Гельсингфорсе и Выборге стали интереснейшими сооружениями этого типа среди созданных в начале нашего столетия. Авторами проектов этих зданий были архитекторы Э. Сааринен, Г. Гезеллиус и А. Линд- грен. Вокзал в Гельсингфорсе строился с 1905 по 1914 г.. Он тупикового типа, основные корпуса собраны в П-образный блок, раскрытый в сторону путей и монолитным массивом выступающий на площадь. Пространство площади охватывает здание с трех сторон. Здание вокзала обеспечивает четкую организацию функциональных процессов, так что потоки пассажиров благодаря, самой планировке следуют в нужном направлении. Функционально-целесообразная организация структуры здания определила его композицию.

Простые, несколько тяжеловесные массы здания умело связаны между собой, огромные арочные порталы четко выявляют входы для пассажиров. Красный гранит и медь, примененные для отделки, определили темный, несколько мрачный колорит здания. В целом вокзал является одним из наиболее ярких произведений так называемого «национального романтизма» в Финляндии.

Целесообразность функционального решения и четкая конструктивная структура здания сочетались в этом сооружении с суровой и несколько фантастической трактовкой пластики’ «романтических» форм, что создало зданию широкую международную известность и всеобщий успех в начале XX в. — в этот переломный период развития европейской архитектуры.

Значительно меньший по объему вокзал в Выборге (1913 г.) запроектирован по аналогичным принципам, но его решение более просто и четко.

Для административных зданий, строившихся во второй половине XIX в., типичен так называемый «Рыцарский дом», или дом банковского общества, построенный в Гельсингфорсе Г. Т. Хивитцем в 1859—1861 гг.. Следуя теории Г. Земпера, считавшего, что каждому сооружению следует придавать характеристику, раскрывающую его назначение посредством исторических ассоциаций, Г. Т. Хивитц подражал формам раннего флорентийского ренессанса (поскольку именно во Флоренции той эпохи возникли первые банки). Однако кубический объем и система членений фасада банка еще напоминают характерные формы классицизма. Мелкий декор здания эклектичен.

Строгая, торжественная классицистическая архитектура, создававшаяся под непосредственным впечатлением ансамблей Петербурга, безраздельно господствовала в городах Финляндии до половины XIX в.

Классицистичным формам подражала рядовая деревянная застройка городов, где широко применялись скромные белые детали на фоне стен, обшитых тесом и покрашенных суриком.

Развивающееся в середине века стремление уйти от строгих норм классицизма не избавило от подражательства. Имитации различных стилей следовали без всякой последовательности. Переход от неоклассицизма к эклектике, происходивший в 50— 60-х годах, был постепенным и не имел четких границ.

Среди архитекторов так называемого «неоренессанса» в Финляндии выделялся Т. Хейер (1843—1910), много строивший в 70—80-х годах XIX в. Его наиболее значительное произведение — художественный музей «Атенеум» в Гельсингфорсе (1885). Это здание имеет ясную и достаточно выразительную группировку объемов. Его декор чрезмерен в своем обилии, но детали выполнены с несомненным мастерством. Откровенным стилизаторством отмечены штукатурные фасады жилых домов, построенных Хейером.

Несмотря на приверженность стилизаторству, этот мастер испытывал острый интерес к передовой для того времени технике, что видно из построенного им здания на промышленной выставке 1876 г. в Гельсингфорсе. Хейер имел многочисленных последователей, в работах которых, однако, не было ни характерной для него уравновешенности объемов, ни мастерства в исполнении фрагментов.

Сухой, мелкий и разномасштабный декор в стиле ренессанса, бессистемно заимствованный из увражей, разместил на фасаде Государственного банка Финляндии арх. Л. Бонстедт (1882). Подражанием работам Шинкеля явилось здание бывшего «Дома сословий» в Гельсингфорсе (арх. К. Г. Нюстрем, 1888—1891), утомительно перегруженное классицистическими деталями.

Попытки преодолеть противоречия эклектизма вначале шли путем поиска новых образцов для подражания, например готике. Такова готическая церковь св. Иохан- неса в Гельсингфорсе, построенная в 1893 г. (арх. А. Е. Меландер). «Романтизирующие» влияния помогали расшатать авторитет догматов неоренессанса и классицизма.