Гётеборг. Проект развития города

57

Лишь в 90-х годах XIX в., когда увеличилась интенсивность роста города, число этажей новой застройки в Христиании поднялось до четырех. К концу века острый недостаток в жилищах привел к спекулятивному ажиотажу в строительстве города. Г-образные блоки, смыкающиеся вокруг дворов-колодцев, стали в это время строиться и в столице Норвегии.

В первые годы XX столетия в Швеции началась активная критика результатов, которых к тому времени достигло градостроительство. Арх. О. Халлман пропагандировал идеи постепенной реконструкции сложившихся районов старых городов, указывая на работы в этом направлении, проводившиеся в Германии.

Был организован ряд конкурсов на проекты планировки городов и их районов. На состоявшемся в 1901 г. конкурсе на проект развития Гётеборга победу одержали приверженцы новых идей — архитекторы О. Халлман и Ф. Сундберг. Их проект находился под влиянием идей венского архитектора К. Зитте. Сетке улиц проектируемых районов и конфигурации мелких застроенных по периметру кварталов они дали свободное начертание, следуя характеру рельефа местности. Ту же концепцию развивал и выполненный в 1908 арх. А. Лили- енбергом проект застройки нескольких кварталов в Гётеборге.

На основе принципов, выдвигавшихся Халлманом, застраивались и окраинные районы Стокгольма, расположенные на сложном рельефе скалистой территории. Первым комплексом, спроектированным Халлманом, был Эриксберг в буржуазной части города. В натуре, однако, была выполнена лишь небольшая часть этого района, так называемый Леркстанден (1907 г., рис. 7). Этот квартал застроен сблокированными трехэтажными особняками. Часть блоков расположена под прямым углом к магистрали (в этом приеме как бы предвосхищается метод строчной застройки).

В северной части города по проекту Халлмана был построен жилой комплекс

Радда Берген, состоящий из 3—4-этажных многоквартирных домов (1909). Здания друг от друга отделены небольшими внутренними садами, имеющими интимный характер, но достаточно просторными. Интересным опытом явилось разделение в пределах комплекса Радда Берген жилых улиц и транспортных проездов.

Халлман отказался от дворовых корпусов, расчленявших и затеснявших внутриквартальные пространства, и предложил новый тип жилого блока. Корпуса, вытянутые по периметру квартала, получили более или менее равноценные уличную и дворовую стороны. Большие квартиры при этом он расположил по всей ширине корпуса; малые же квартиры, которые стали занимать все большее место в строительстве, разместил по одной стороне домов. В этих зданиях уже присутствуют многие особенности планировочной организации современного секционного многоэтажного жилого дома. Благоустройство квартир было, однако, упрощенным. В домах для рабочих уборные, как правило, находились вне квартир и располагались одной группой, связанной с лестничной площадкой; даже квартиры для «среднего класса», обычно, не имели ванных.

Одновременно с Халлманом в том же направлении работал арх. Э. Хаар, создавший в Вестеросе «ленточные блоки», окружающие большие открытые дворы.

В Дании инициатором улучшения санитарно-гигиенических качеств планировки и застройки городов был арх. П. Бауманн, также вдохновлявшийся идеями венских архитекторов К. Зитте и О. Вагнера. В его жилом комплексе на Струендегаде в Копенгагене, который был начат строительством в 1918 г., дворы были превращены в обширные, связанные между собой озелененные пространства. Объектом проектирования стал квартал в целом, масштаб решения укрупнился.

Под влиянием английского градостроительства в начале XX в. идеи города-сада проникли и в Северную Европу.

В Швеции было основано так называемое «движение за собственный дом>. При- верженцы его призывали к строительству пригородов-садов, где каждой семье был бы обеспечен дом с садом. Это движение, начатое частными филантропическими организациями, затем поддерживали муници

пальные власти в надежде таким путем ослабить жилищный кризис. Благодаря государственным субсидиям в окрестностях Стокгольма было создано несколько пригородов, застроенных индивидуальными домами. Подобные поселки возникли и вокруг Копенгагена. Однако эти пригороды росли хаотически, строительство жилищ не бопро- вождалось созданием необходимых обслуживающих учреждений, жилье отрывалось от мест работы.

На первом этапе промышленного развития в Швеции и Норвегии преобладали отрасли производства, связанные с реализацией лесных богатств. В середине XIX в. наиболее значительной в этих странах была лесная промышленность, с 70-х годов — деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная. В последние годы XIX в. в экономике Швеции на первое место выдвинулась горнорудная и металлургическая промышленность, стала играть важную роль электрификация промышленности.

В Дании наряду с промышленностью, перерабатывающей продукты сельского хозяйства, получили развитие судостроение и связанные с ним отрасли производства, в том числе металлообрабатывающие предприятия.

Вначале переход от ремесла к промышленному производству со специализацией и разделением различных стадий технологического процесса был сравнительно медленным. Решительный разрыв с ремесленными приемами ранее всего произошел в машиностроительной и текстильной промышленности, предприятия которых располагались главным образом в городах. В некоторых местах стали складываться целые фабричные районы, в которых хаотически перемешивались промышленные и складские территории с жилищами рабочих. Примерами этого могут служить Норрче- пинг, и Хельсинборг в Швеции.

Развитие во второй половине XIX в. промышленного строительства было наиболее интенсивным в Швеции. Здесь создавались сооружения, служившие образном для строительства в других странах Северной Европы.

Центром шведской металлургической промышленности стал город Эскильстуна, где ремесла, связанные с обработкой металла, зародились еще в XVI в. Новые металлургические предприятия требовали устройства обширных цехов, размеры которых определялись конструктивными возможностями вошедших в употребление металлостеклянных покрытий.

Жесткими технологическими схемами отличалась текстильная промышленность, требования этого производства диктовали планировку и конструкцию текстильных фабрик.

Еще в 1832 г. в Гётеборге эмигрантом из Шотландии инж. У. Гибсоном была построена по английскому образцу фабрика холста, просторные цехи которой были покрыты шедовыми кровлями. Долгое время остававшаяся исключением в Швеции эта фабрика около 1870 г. стала образцом для строительства многих предприятий в разных частях страны. Металлостеклянные конструкции покрытия фабричных зданий создавались на основе опыта строительства рынков, вокзалов и выставочных павильонов в Англии, Франции и Германии.

Ничем не скрытые конструкции формировали пространство интерьеров шведских фабричных зданий. Однако по отношению к фасадам подобная «обнаженность» казалась недопустимой. Здания украшались колоннадами, портиками, барельефными фри

зами, декоративными деталями в характере как классицизма (завод в Эскильсту- не), так и готики (заводы в Лунде и Уде- валле). Даже высокие заводские трубы получали монументальную трактовку и снабжались своеобразными пьедесталами. Примером могут служить построенные во второй половине XIX в. фабрики в Лунде и Эскильстуне.

Громадные цехи контрастировали с небольшими подсобными постройками, обычно располагавшимися строго симметрично, что придавало особый характер фабричным сооружениям.