АРХИТЕКТУРА СКАНДИНАВСКИХ СТРАН

56

Вторая половина XIX и начало XX вв. были периодом формирования капиталистической экономики в странах Скандинавии. За это время существенно изменился характер их хозяйства, в котором преобладающее значение получила промышленность.

Промышленная революция в Швеции произошла в 60-х годах XIX в., несколько позднее она началась в Норвегии, развитию хозяйства которой препятствовала многовековая политическая зависимость сначала от Дании, а с 1814 г. от Швеции, а также малая емкость внутреннего рынка и скудость естественных ресурсов.

Превращение Швеции и Норвегии в промышленные страны завершилось в период первой мировой войны. Дания же и в последующие годы во многом сохранила аграрный профиль хозяйства. В капиталистической экономике Дании главное место занимали животноводство и перерабатывающая его продукты промышленность, судоходство же служило, целям реализации этих продуктов.

В связи с развитием капитализма в странах Северной Европы усилилась миграция населения. Разорение мелких производителей заставляло массы людей сниматься с места в поисках работы. Большая часть их оседала в городах. Если за первые 50 лет XIX в. население Стокгольма увеличилось всего на 17 тыс. человек (с 76 до 93 тыс.), то во второй половине века прирост этот был в 12 раз больше (с 93 до 300 тыс. человек). Численность городского населения по отношению к общему числу жителей с 1850 по 1890 г. в Швеции возросла с 5 до 18%, в Дании —с 10 до 32%, в Норвегии — с 5 до 22%. Особенно интенсивные перемещения населения происходили в 60-х годах, когда кризис в земледелии заставил тысячи крестьян устремиться в города.

Довольно значительный абсолютный прирост населения и активная миграция его в города потребовали увеличения объемов строительства. В 50-х годах в Дании, а десятилетием позже в Швеции начались первые работы по инженерному благоустройству городов: создавались системы газоснабжения, водопровода и канализации, устраивались усовершенствованные дорожные покрытия.

Важное значение для развития зодчества северных стран Европы имело национальное движение конца XIX — начала XX вв. Одним из ярких его проявлений было отделение Норвегии от Швеции в 1905 г.

Подъем национального самосознания, охвативший Норвегию, нашел свое отражение во всех областях культуры этой страны. Как шовинистическая реакция на него (и на аналогичное движение в соседней Финляндии) националистические тенденции возникли также в Швеции, отражаясь в ее зодчестве;’ они нашли отклики и в датской архитектуре.

Архитектура стран Скандинавии в рассматриваемый период во многом шла по пути, намеченному строительством в странах, ранее вступивших в период капиталистического развития. В начале новые типы зданий и новые архитектурные решения создавались в скандинавских странах по иностранным образцам. Однако специфика местных условий обусловила своеобразие строительства в Дании, Швеции и Норвегии, а затем развитие национальных архитектурных школ привело к усилению, подчеркиванию элементов этого своеобразия и созданию самобытных произведений архитектуры.

Во второй половине XIX в. в городах скандинавских стран вокруг промышленных предприятий, создававшихся обычно на окраинах, начали разрастаться перенаселенные и неблагоустроенные массивы — жилые рабочие районы.

Быстрый рост населения крупнейших городов побуждал к интенсивной эксплуатации земельных участков и строительству многоэтажных домов с узкими внутренними дворами-колодцами. Улицы Копенгагена, Стокгольма и других крупных городов были застроены 5—6-этажными корпусами, сливавшимися в сплошные массивы.

В последней четверти XIX в. стали строить дома для рабочих. Это были мрачные многоквартирные блоки, являвшиеся примитивным воспроизведением буржуазных доходных домов.

В Швеции создавались и новые рабочие поселки, однако их жилища, построенные из дерева, были не только минимальны по размерам, но и лишены элементарного санитарного оборудования, обслуживающих помещений и т. д. Малоэтажная деревянная застройка оставалась преобладающей и в провинциальных городах. Увеличение ее плотности приводило к тому, что возникавшие пожары наносили им огромный ущерб.

Растущее недовольство беднейших слоев населения, постоянная опасность эпидемических заболеваний и пожаров сделали настоятельной необходимостью введение строительного законодательства. Детально разработанные строительные законы были изданы в Швеции в 1874 г. Основной целью их было сокращение потерь от пожаров. Предписывалось создание широких перекрещивающихся бульваров, расчленяющих городскую территорию. Многие части провинциальных городов в соответствии с этими правилами после пожаров были перестроены и получили геометрически правильную сетку улиц.

Быстрый рост населения, развитие городского коммунального транспорта и строительство железных дорог, связавших основные центры, определили необходимость радикальных изменений в хаотически развивавшихся крупных городах. Создание магистралей, связывающих районы городов между собой и с железнодорожными станциями, стало неотложной градостроительной проблемой.

Образцом для реконструкции городов скандинавских стран, проводившейся в конце XIX в., послужила осуществленная Османом реконструкция Парижа. Сквозь старые части городов были прорублены широкие бульвары, связавшие с центром их важнейшие районы и вокзалы. Богато декорированные фасады зданий на пробитых улицах скрыли за собой неупорядоченные дворы. Типичные примеры таких «фасадных улиц»—Бредгаде и Фредериксборгсгаде в Копенгагене.

Стокгольм реконструировался по проекту планировки 1866 г. арх. А. Линдхагена. В его предместьях были проложены многочисленные новые улицы: Рингсве- ген на юге, Кларавеген и Свеавеген в северной части. Этот план реконструкции не был выполнен полностью. Так, например, Свеавеген, задуманная как магистраль, соединяющая северную часть города с центром и ориентированная на здание королевского дворца, была осуществлена лишь наполовину. Пробить ее через плотную застройку, окружающую центр, оказалось невозможным. Подражание «оссманизации» Парижа проявилось в Стокгольме особенно откровенно при создании круглой площади Карл-План. Планировка этой площади воспроизводит схему площади Звезды в Париже.

В 80-е годы реконструкции подверглись Гётеборг, где была проложена широкая и прямая Кунгспортавеню, и Христиания (Осло), получившая новую улицу Карла Йохана, которая связала основные старые магистрали и обеспечила подъезд к новым зданиям университета и королевского дворца.

Планы с помпезными системами новых бульваров были разработаны для всех более или менее крупных городов скандинавских стран, но далеко не везде осуществлены.

Как правило, дело ограничивалось тем, что в связи с быстрым развитием железнодорожного сообщения создавались железнодорожные станции, которые окружали парками для защиты городской застройки от искр из труб маневрировавших паровозов.

Расширение границ крупнейшего города Скандинавии — Копенгагена — имело большое значение для его развития. В 1867 г. (после того, как удалось преодолеть сопротивление военных властей, не разрешавших строительство за чертой укреплений) были срыты старые городские стены и в 1872 г. земляные валы внешнего кольца, на месте которых проектом предполагалось устройство парков с озерами и прудами. Вместо этого в лихорадке спекулятивного строительства новые территории города были механически расчленены частой сеткой улиц. Мелкие кварталы получили плотную застройку доходными домами с дворами-колодцами, затесненными флигелями.

Вдоль вновь прокладывавшихся парадных улиц и бульваров были выстроены многоэтажные жилые здания с большими комфортабельными и дорогими квартирами. Возникли новые буржуазные кварталы.