АРХИТЕКТУРА АВСТРО-ВЕНГРИИ

81

Мартовской революцией 1848 г. закончился в Австрии период, известный в истории этой страны под названием «домартовский».

К этому времени под властью Австрии находились: Венгрия, Чехия, большая часть Польши, значительная часть земель южных славян (Хорватия, Словения), часть Ломбардии с городом Миланом, Венеция, Триест и др. (итальянские владения в значительной части были потеряны для Австрии в 60-е годы XIX в.).

Следовавшие одна за другой военные неудачи вызвали серьезный внешнеполитический кризис. Ему сопутствовал и не менее серьезный внутриполитический кризис: огромную «лоскутную империю» Габсбургов потрясали восстания в подвластных ей территориях.

Центробежные тенденции, развивавшиеся в отдельных ненемецких районах страны, сдерживала теперь военщина, сменившая в этой роли жандарма бюрократиче- сКи-полицейский режим канцлера Меттерниха.

Однако милитаризация режима не принесла желаемых результатов, и в 1867 г. император был вынужден пойти на образование двуединой монархии Австро-Венгрии. Господствующие классы Австрии и Венгрии поделили между собой сферы влияния в подвластных частях империи: под властью Австрии остались Чехия, Моравия, Галиция, Буковина, Триест; к Венгрии отошли Словакия, Хорватия, часть Румынии (Трансильвания).

Во второй половине XIX в. интенсивно развивается промышленность (в частности, на территории современной Чехословакии). Страна переживает общий для Европы тех лет период «грюндерства»: наряду с продолжающимся господством феодально-аграрных отношений все большую роль начинает играть буржуазия.

Все эти процессы нашли отражение в характере развития архитектуры Австро- Венгрии рассматриваемого периода. Так, например, милитаризация режима отразилась в строительстве казарм, которое особенно широко развернулось в подвластных областях империи, где должны были размещаться многочисленные гарнизоны. Казармы возводились в пределах городской территории, часто нарушая нормальное развитие города. Нередко с этой целью перестраивались и искажались здания, имеющие большую художественную и историческую ценность, например в Кракове был перестроен замок на Вавеле, что нарушило существовавшую до этого гармонию между городом и доминирующим над нимВавель- ским холмом. Откровенно милитаристский характер был придан ряду уникальных сооружений, например комплексу зданий Арсенала, построенному в 1849—1856 гг. в южной части Вены за пределами внешних городских укреплений по проекту архитекторов Э. ван дер Нюлля (1812—1868) и А. Зиккарда фон Зиккардсбурга (1813— 1868). Это мощное четырехугольное в плане сооружение, обнесенное высокими стенами, по своей конфигурации напоминает крепость: казармы, находящиеся внутри, выступают из плоскости стен в виде бастионов. Комплекс был окружен территорией, не подлежащей застройке, и воспринимался как замкнутый мир. В состав Арсенала входили также капелла (арх. К- Рознер) и расположенный в центре Военный музей (архитекторы Л. Ферстер и Т. Ханзен), являющийся главным зданием всего комплекса.

Арсенал явился образцом для сооружения ряда последующих зданий военного назначения в Веней других городах империи.

Милитаристский характер строительства отразился и на градостроительстве этого периода: так, при прокладке венского Ринга в том месте, где кольцевая магистраль прерывается петлей канала, были построены казармы Россау и Франца Иосифа. Перед ними располагался имевший стратегическое значение плац, который не подлежал застройке и был предусмотрен на случай необходимости вести фланговый огонь.

Влияние военщины сказывалось и при строительстве отдельных зданий гражданского характера. Например, при проектировании Западного вокзала в Вене, место для которого было выбрано за внешними укреплениями, военные настаивали на том, чтобы огромное пространство вокруг здания было оставлено свободным.

Все более заметное влияние на характер строительства оказывало в рассматриваемый период развитие в стране капитализма. Расширение торговых связей имело своим последствием интенсивное развитие транспорта, судоходства и железных дорог, в связи с чем развертываются работы по регулированию рек и строительству мостов.

Быстро растут города, однако, если рост городского населения, вызывавший необходимость ликвидации средневековых укреплений, был общим явлением для ряда капиталистических стран Европы, то специфичным именно для Австрии было то, что огромные территории, освобождавшиеся в результате сноса крепостных стен, использовались здесь для создания репрезентативных ансамблей.

Более разительным, чем во многих других европейских странах, был в Австрии и контраст между застройкой центральных и окраинных районов городов.

Конец 50 — начало 60-х годов XIX в. знаменует в архитектуре Австрии (а затем Австро-Венгрии) отход от архитектуры до- мартовского периода. Новый период в архитектуре связан с созданием ансамбля знаменитого венского Ринга (т. е. кольца). Эта огромная по тогдашним масштабам магистраль (длина 5 км и ширина 57 м) представляла собой почти полное кольцо, лишь в незначительной части прерывавшееся каналом Дуная.

Характер будущей магистрали был предопределен указом императора от 1857 г. о ликвидации стен и укреплений вокруг внутреннего города, а также рвов вокруг него. Целью этого мероприятия было расширить внутреннюю часть Вены с тем, чтобы она получила связь с предместьями. При этом, однако, особое значение придавалось задаче украшения столицы.

На проект расширения Вены был объявлен международный конкурс, в котором приняли участие 426 архитекторов. Конкурс вызвал огромный общественный интерес.

Среди премированных конкурсных проектов наиболее близок к осуществленному был проект арх. Л. Ферстера (1797—1863). В частности, ему принадлежит идея проложить магистраль не по трассе, занятой ранее городским рвом, а значительно дальше от границ внутреннего города, примерно посередине бывшей незастраиваемой территории (так называемого -глациса). Тем самым создавалась возможность решить застройку Ринга, перемежая фронт улицы озелененными участками паркового характера.