АРХИТЕКТУРА ГЕРМАНИИ

76

После революции 1848—1849 гг. Германия продолжала оставаться раздробленной. Попытка Пруссии возглавить федерацию и таким образом объединить германские государства не удалась. Были восстановлены отмененные революцией средневековые институты, цеха и корпорации, которые задерживали экономическое развитие страны.

В связи с назревшим промышленным переворотом вновь приобрел большую остроту вопрос объединения страны. В 60-х годах канцлер Пруссии Бисмарк начал осуществлять объединение Германии «сверху» посредством политики «железа и крови» (войны с государствами Германского союза и с другими странами — Данией, Францией), а также при помощи изощренных дипломатических приемов.

Выиграв войну с Австрией в 1866 г., Пруссия приобрела безусловную гегемонию в Германском союзе. После победы над Францией в франко-прусской войне 1870— 1871 гг. завершилось объединение Германии под эгидой Пруссии. Была провозглашена Германская империя, которую К. Маркс характеризовал как «обшитый парламентскими формами, смешанный с феодальными придатками, уже находящийся под влиянием буржуазии, бюрократически сколоченный, полицейски охраняемый военный деспотизм» 1.

После франко-прусской войны к Германии были присоединены богатые природными ресурсами французские провинции Эльзас и Лотарингия, и Франция выплатила огромную контрибуцию, что ускорило индустриализацию Германии. С 70-х годов начинается процесс концентрации промышленного производства в Германии, а с 80-х она вступает в борьбу за колонии (протекторат над частью Западной Африки и др.).

Превращение Германии в сильного конкурента на мировом рынке, претендующего на колониальные владения, неизбежно привело с одной стороны к столкновению ее интересов с интересами других империалистических стран Европы, что сразу же придало капиталистическому развитию Германии агрессивный характер.

С другой стороны, небывалый по темпам рост промышленности, совпавший с началом империализма и образованием монополий, сопровождался усилением политической активности рабочего класса, что оказало заметное влияние на развитие передовых взглядов в среде интеллигенции Германии.

В то же время быстрый процесс концентрации, сопровождавшийся разорением мелкой буржуазии, а также выход Германии на международную арену, нашедший отражение в росте космополитических тенденций, повлияли на рост националистических настроений в средних слоях населения страны (впоследствии, после поражения Германии в первой мировой войне, эти настроения в сочетании с реваншистскими тенденциями крупной буржуазии сыграли важную роль в становлении нацизма).

Своеобразие исторического развития Германии наложило специфический отпечаток на всю культурную жизнь страны, в том числе и на архитектуру рассматриваемого периода.

Рост городов Германии, усилившийся ещё в 50-е годы в связи с экономическим подъемом, приобрел после 1870 г. особую интенсивность. Если до 1870 г. около двух третей всего населения страны были сельскими жителями, то в 1910 г. сельское население составляло уже только одну треть.

Особенно интенсивным был рост Берлина, ставшего в 1871 г. столицей Германской империи. С 1840 до 1850 г. население Берлина выросло на 100 тыс. человек, а с 1870 до 1900 г. оно увеличилось на 1 млн. человек и составляло в начале XX в. 1800 тыс. жителей.

Растущее городское население оседало в основном в старых городах (новые города почти не возникали). Их территории в это время значительно расширяются; многие увеличивают свои размеры в три раза (Нюрнберг, Лейпциг, Франкфурт-на- Майне), а некоторые, как, например, города промышленной Рурской области,— даже в четыре раза.

Рост городского населения выразился прежде всего в повышении этажности зданий и увеличении плотности застройки участков.

Так был разработан по заказу полицейских властей Берлина (автор специалист в области коммунального хозяйства Д. Хоб- рехт) печально знаменитый берлинский план застройки 1862 г. Он характеризовался двумя особенностями. Первая из них заключалась в том, что город прорезался широкими и длинными магистралями; заключенная между ними территория разделялась на одинаковые длинные узкие участки. Вторая особенность плана состояла в том, что эти участки должны были застраиваться многоквартирными доходными домами, причем за выходящими на улицу «передними» домами на участках размещались в несколько рядов так называемые «поперечные» дома, отделявшиеся друг от друга дворами-колодцами, минимальный размер которых был определен в 5,3 X Х5,3 м.

План этот претворялся в жизнь и имел своим последствием огромную плотность застройки Берлина. При установленной высоте домов не ниже пяти этажей, как выходящих на улицы (шириной иногда 15 ж), так и поперечных, условия освещения и проветривания в этих кварталах («блоках») оказывались наихудшими в Европе. Не случайно именно в этот период город получил название «каменного Берлина».

Недостатком «берлинского плана» было и то, что в нем не было предусмотрено общественных парков. Их должны были заменить в качестве «легких города» городские площади огромных размеров.

В конце XIX в. под влиянием требований населения Берлина была предпринята попытка упорядочить его развитие путем введения узаконенных зон с предписанной высотой застройки, а также с определенным использованием территории. Однако эффект этих мероприятий был незначителен.

В 1887 г. в берлинский план застройки были внесены некоторые коррективы. Так, например, минимальный размер двора-колодца был установлен 60 ж2 при ширине 6 ж. Более радикальные поправки были сделаны в 1894 г. Они запрещали возводить фабричные и складские здания в привилегированных районах Тиргартена и квартале Ганза и разрешали строить в этих районах здания ниже пяти этажей.

В 1910 г. были разработаны новые предложения по застройке крупных городов. Для жилых кварталов с неглубокими участками предлагалась периметральная застройка (чтобы избежать застройки участков за выходящими на улицу домами и обеспечить сквозное проветривание в домах). Однако эти предложения не получили практического осуществления.

Примеру Берлина (в уплотнении застройки жилых кварталов) следовали многие города Германии, в частности Бреслау (Вроцлав), Штеттин (Шецин) и Магдебург.

Немецкие города в рассматриваемый период развивались как на основе традиционной радиально-кольцевой планировки, так и по прямоугольной схеме. В 80-е годы в градостроительстве Германии возникло движение, направленное против «монотонности» прямоугольной сетки улиц в пользу «живописной» планировки, теоретиком которого был венский ученый Камилло Зитте. Это движение нашло отражение, например, в конкурсе на расширение Мюнхена, где предпочтение было отдано проекту, предложенному арх. Карлом Хенрици (1842— 1927, рис. 2). Характерной особенностью этого проекта было обилие слегка изогнутых улиц, образующих равномерную сеть с площадями разнообразных размеров и конфигураций в местах пересечений.

Недостатком такой планировки являлась ее камерность, не отвечавшая требованиям градостроительных мероприятий крупного масштаба. Поэтому в противовес живописному принципу планировки была выдвинута идея создания широких магистралей с размещением на них общественный зданий.

Эта идея, принадлежавшая видному теоретику своего времени А. Э. Бринкману, так же как и принцип живописной планировки, была предметом дискуссии, возникшей в связи с проведенным в 1910 г. в Берлине градостроительным конкурсом и организованной тогда же Международной градостроительной выставкой. Конкурс и выставка явились вершиной немецкой градостроительной науки рассматриваемого периода.

Градостроительная практика этого времени продолжала оставаться на весьма низком уровне: реконструктивные мероприятия касались в основном пробивки новых улиц или расширения старых, как это было в Кёльне, Дрездене, Ганновере и др. Как правило, при этом не возникало интересных ансамблей. Исключением была, пожалуй, застройка в Гамбурге улицы Менкеберг- штрассе (в Гамбурге часто приходилось прорывать каналы, поэтому здесь сравнительно рано был принят закон о праве от чуждения земель, находящихся в частном владении, что давало возможность осуществлять большие комплексы).

Основным типом жилой застройки крупных городов Германии, в частности Берлина, были 5-этажные невзрачные на вид дома. Как правило, это были поперечные дома, предусмотренные берлинским планом застройки, с маленькими квартирками, получившие название «казармы для сдачи внаем». Полицейские власти города считали, что если обитатели этих жалких жилищ будут жить в непосредственной близости к состоятельным людям, населяющим благоустроенные квартиры «передних» домов, то «богатые будут помогать бедным» и таким образом наступит социальный мир.