Мост Альберта через р. Салташ

49

К началу XIX в. представление о новых конструктивных возможностях, связанных с использованием железа в мостостроении, сложилось у английских инженеров уже вполне отчетливо. Об этом свидетельствует, в частности, необычайно смелый проект однопролетного арочного моста через Темзу в Лондоне, составленный инженерами Т. Телфордом (1775—1834) и Дугласом в 1801 г.. Металлические арки его перекрывают огромный пролет в 182 м с высотой шелыги над уровнем воды 20 м. Этот проект хотя он и остался неосуществленным, оказал большое влияние на развитие английской инженерной мысли.

Интенсивное строительство мостов сопутствовало развитию железнодорожного транспорта. Металл применялся в различных конструктивных вариантах. Так, например, мост Альберта через р. Салташ с двумя пролетами по 138 м был осуществлен при помощи трубчатых арочных конструкций из сварочного железа. В этом сооружении арочные конструкции комбинируются с подвесными, поддерживающими проезжую часть моста.

Интереснейший пример применения консольной конструкции — мост через р. Форт, построенный по проекту Бен- жамена Бейкера и Джона Фоулера в 1889 г.. Общая длина моста 1625,6 м, два его центральных пролета имеют по 521,5 м. Консоли образованы системой металлических стоек с подкосами. Пролет между концами консолей перекрыт при помощи решетчатых балок.

К началу XX в. английская строительная промышленность выпускала уже обширный ассортимент металлических прокатных элементов: полосовое железо, тавровые и двутавровые балки, уголковое железо, швеллеры. Это разнообразие проката помогало мостостроителям выполнять самые различные конструкции, пользуясь в необходимых случаях сочетанием различных сечений. Железнодорожные мосты наряду с чисто техническим совершенством, несомненно, имели и эстетические достоинства. Смелость их очертаний, выразительность силуэта, легкость производят большое впечатление.

Промышленный переворот повлек за собой появление новой, очень острой социальной проблемы — расселения рабочих масс. Вслед за строительством крупных промышленных предприятий в городах стихийно возникают целые кварталы жилых домов трущобного типа, с беспорядочной планировкой, лишенных самого элементарного благоустройства, с общими уборными во дворах, с плохо освещенными и холодными жилыми помещениями. Трущобные кварталы наводнили Лондон, Бирмингем, Манчестер, Лидс, Глазго и, многие другие английские города. Очень часто семьи рабочих ютились в подвалах и полуподвалах, страдая не только от холода, но и от сырости.

Несмотря на примитивность таких жилищ, стоимость их найма была очень высокой. Благодаря плотности заселения этих квартир владельцы домов ухитрялись взимать с жильцов плату, превышающую обычную стоимость арендной платы в благоустроенных домах.

Естественно, что такое скопление неблагоустроенных антисанитарных жилищ периодически приводило к распространению ’ всякого рода заболеваний.

К концу столетия трущобные кварталы крупнейших центров Англии уже представляли собой серьезную социальную опасность. Поэтому в 1875 г. парламентом был принят законопроект об улучшении жилой застройки для рабочих. После этого закона начали появляться новые кварталы так называемой «упорядоченной» застройки. В этих кварталах длинные корпуса отделялись друг от друга лишь узкими двориками-щелями, в которых размещались уборная, сараи для угля и другие подсобные хозяйственные сооружения. Грязные, лишенные сквозного проветривания и солнца, эти дворы, вместе с узкими проезжими улицами были единственным местом игр для детей рабочих.

Большое распространение получила своеобразная планировка жилищ в виде длинного корпуса, в котором ряды примыкающих друг к другу квартир располагались по обе стороны средней продольной стены. Такой тип дома получил наименование «back-to-back» («спина к спине», рис. 16). Квартиры в них располагались обычно в двух уровнях. В первом этаже размещались кухня с примитивным очагом, кладовая и комната общего пользования, наверху— спальни для членов семьи.

Политика предоставления улучшенных жилищных условий верхушечной части рабочего класса породила в конце XIX — начале XX в. строительство небольших домов- коттеджей с приусадебными участками. В конце XIX — начале XX столетия такие улучшенные дома-коттеджи для рабочих появились в поселке Боурнвилл около Бирмингема, в Порт-Санлайте, в предместьях крупных промышленных центров. С целью удешевления строительства здесь применялись и парные коттеджи, имеющие общую внутреннюю стену. Использовалась и блокировка домов, создающая сплошной фронт застройки улицы. В первом этаже между смежными квартирами оставлялись только узкие проходы на приусадебные участки.

Во всех домах перечисленных типов обычно общие жилые помещения располагались в первом этаже, а спальни — наверху.

Наряду с этими улучшенными жилищами для рабочей аристократии продолжали существовать старые трущобные районы.

Одной из ведущих тем английской архитектуры XIX — начала XX в. были дома- особняки для представителей буржуазии и аристократии. Они строились как в городах, так и в загородных поместьях.

К середине XIX столетия рост так называемых средних классов содействовал эволюции этого типа жилого дома. Особняки для технической и художественной интеллигенции строились меньшими по размерам и составу помещений, чем особняки буржуа, но достаточно комфортабельными и приспособленными к профессиональным нуждам их владельцев.

Эклектика, характерная для английской архитектуры XIX в., господствовала и в композиции фасадов жилых домов, и во внутренней их отделке, которые выполнялись в различных исторических стилях.

В очень сложной картине развития архитектуры жилища XIX в. можно проследить некоторые закономерности. Уже в кон

це первой четверти XIX в. увлечение пал- ладианскими виллами прошло. Свободная живописность готических замков стала казаться более интересной и удобной. Главные помещения дома приобрели в плане усложненную форму, обогащенную выступами, расположенными то на продольных стенах, то в углах. Большое внимание уделяли ориентации главных парадных помещений. Окна стремились расположить таким образом, чтобы из них открывались наиболее привлекательные перспективы.

Во внутренней организации богатых особняков выделялась группа парадных помещений— холл, который нередко занимал в высоту два этажа (с внутренней лестницей, идущей наверх), гостиная и столовая, обычно составлявшая центральное ядро здания. Помимо группы парадных и спальных комнат в состав богатых домов-особняков входили многочисленные обслуживающие помещения: кухни, буфетные, кладовые, комнаты для прислуги, конюшни, каретные сараи и т. д.

Во внешнем облике особняков появились мотивы Тюдоровской готики. Большим успехом пользовались архитектурные формы приходских жилых зданий этой эпохи. Щипцовые крыши с большим свесом, высокие кирпичные трубы, простота и суровость каменных стен, прорезанных небольшими окнами, вновь возродились во многих особняках XIX в.