АРХИТЕКТУРА ВЕЛИКОБРИТАНИИ

72

В XIX в. Англия постепенно становилась наиболее мощной капиталистической державой мира. Этому способствовала политика широких колониальных захватов, проводившаяся Англией в течение длительного времени. К середине XIX в. под властью Англии находились колонии с огромной территорией, в которых проживало свыше 200 млн. человек. Эксплуатация колоний давала огромные ресурсы сырья, в частности хлопка. Внутри Англии за счет насильственного сокращения крестьянского землепользования развивалось крупное животноводство. Это предоставляло в распоряжение предпринимателей большие запасы шерсти, в которой остро нуждались страны континента. Наконец, важнейшим фактором усиления мощи Англии явился промышленный переворот, происшедший здесь значительно раньше, чем в других странах Европы.

К середине XIX в. на долю Англии приходилась половина мирового производства чугуна, более половины мировой добычи каменного угля, половина мирового производства хлопка. Бурное развитие английского машиностроения и судостроения, широкий экспорт английской промышленной продукции дополняют общую картину расцвета английского капитализма середины XIX столетия. Англию этого времени называли «фабрикой мира»..

Индустриальное развитие страны обогащало буржуазию, являлось основой материального благополучия так называемых «средних» классов (мелкой буржуазии и высокооплачиваемой технической интеллигенции). В то же время масса промышленного пролетариата влачила полунищен- ское существование. Рост пролетариата и его концентрация способствовали развитию классовой борьбы. Английская буржуазия пыталась смягчить остроту этой борьбы политикой создания «рабочей» аристократии. Но положение большинства рабочих продолжало оставаться очень тяжелым. Так, например, по официальным данным в 1906 г. не менее 12 млн. английских рабочих жили в состоянии хронической нужды.

Все эти особенности рассматриваемого периода в истории Англии нашли свое отражение в развитии строительства и архитектуры. Изменились население и структура городов, появились фабрики и заводы, крупные торговые предприятия, товарные склады, здания технических контор, акционерных компаний, особняки буржуазии и представителей среднего класса, трущобные жилища для основной массы рабочих и относительно благоустроенные дома для верхушечной части рабочего класса.

Строительство крупных сооружений нового типа повлекло за собой быстрое развитие строительной техники, новых конструкций. Этот прогресс особенно заметен в области инженерных сооружений. В архитектуре общественных зданий развитие новых тенденций тормозилось господство эклектики, порожденной интересами и вкусами заказчиков, пристрастием к освященным временем традициям и отсутствием больших общественных идей.

Переворот, который произошел в английской промышленности в конце XVIII и начале XIX в., оказал огромное влияние на судьбы английских городов. Однако значение этого переворота далеко не сразу было осознано английскими градостроителями и муниципальными властями. Стихийное строительство промышленных предприятий повлекло за собой очень тяжелые последствия: заводы и фабрики внедрялись в городскую застройку, осели на берегах рек, отрезали речные водоемы от жилых кварталов. Предприниматели скупали зеленые участки и сады, вырубали деревья, строили заводы, фабрики и мастерские в непосредственной близости к жилым домам. Все это привело к" резкому ухудшению санитарно-гигиенических условий жизни в центральных частях города. По периферии выросли кольцевые наслоения, состоящие из промышленных предприятий и складов. Бок о бок с фабриками и заводами возникли хаотические нагромождения бедных жилищ, лишенных самого необходимого благоустройства.

Наиболее наглядными примерами беспорядочной застройки городов после промышленного переворота могут служить Лондон (с его гигантскими трущобными районами Ист-Энда), Бирмингем, Манчестер, Лидс, Глазго и многие другие. В угольных районах страны промышленные города, расширяясь, начали вплотную приближаться друг к другу, вытесняя сельскохозяйственные угодья.

К середине XIX в. в крупных городах среди средних классов населения (мелкой буржуазии и высокооплачиваемой технической интеллигенции) в связи с ухудшением условий жизни в центре возникло стремление к бегству за черту города. Это вызвало рост жилых пригородов. Вокруг них в свою очередь образовались кольца промышленных предприятий, загрязняющих воздух и ликвидирующих все преимущества жизни в пригородной зоне. Вновь появилась необходимость прорываться через эти новые индустриальные напластования. В результате в городах создалась структура «слоеного пирога», характерная для градостроительства эпохи, последовавшей за промышленным переворотом.

В первые десятилетия XIX в. эти изменения, происходящие в структуре английских городов, еще мало беспокоили градостроителей и муниципальные власти. Основное внимание по-прежнему было обращено на застройку и улучшение центральных частей города. В различных городах Англии шла перестройка ряда центральных кварталов и магистралей. Так, например, значительным градостроительным мероприятием, имеющим целью не только улучшить планировочную структуру центра города, но и создать систему парадных архитектурных ансамблей, была пробивка магистрали Риджент-стрит в Лондоне. Проект этой магистрали принадлежит одному из крупнейших английских архитекторов начала XIX в. —Джону Нэшу (1752—1835). По проекту Нэша Риджент-стрит соединила старый Сент-Джемский парк с зеленым массивом в южной части города.

Начало этой новой магистрали образовано двумя симметрично расположенными дворцами террасного типа (Карлтон-хауз). Здесь была создана одна из самых парадных площадей Лондона — площадь Ватерлоо. По проекту Нэша пересечение Риджентстрит с другими крупнейшими магистралями центра Лондона отмечалось постановкой монументальных зданий.

Конец магистрали и переход ее к парковому массиву заканчивается въездной парковой площадью, одной из сторон которой придано полукруглое очертание.

Задуманная Нэшем градостроительная композиция, хотя и осуществленная далеко не полностью, улучшила планировку центра Лондона и внесла в его облик тот монументальный характер, который до сих пор позволяет центру Лондона быть в числе наиболее парадных ансамблей среди других столиц Европы.

Тяжелые условия жизни в стихийно растущих вокруг фабрик и заводов рабочих поселках уже в конце промышленного переворота начали тревожить прогрессивных общественных деятелей. Много внимания этой проблеме уделил один из основоположников утопического социализма Роберт Оуэн. В 1820 г. он попытался организовать в Орбистоне, близ Мозерсуэлла, образцовый фабричный поселок «Единство». В этом поселке было предусмотрено создание рационализированных жилищ для рабочих и служащих промышленных предприятий в сочетании с обслуживающими общественными зданиями различного назначения: детскими садами, столовыми, клубами и т. п. Строительство этого поселка, однако, не было доведено до конца в силу отсутствия интереса к этому мероприятию со стороны предпринимателей-фабрикантов.

Неосуществленными попытками улучшения жилых поселков были проекты озелененных поселений, составленные арх. Моф- фатом в 1845 г. Строительство их предполагалось вокруг Лондона. Этой же теме— рационализации жилых поселений, связанных с промышленностью,—посвящена книга Джемса Бэкингема «Национальное зло и борьба с ним», опубликованная в 1849 г. Книга сопровождалась эскизным проектом идеального города Виктория на 10 тыс. человек. Наиболее интересное предложение, выдвинутое проектом, — ограничение возможности роста города для того, чтобы. избежать его перерастания в крупный центр.