АРХИТЕКТУРА ЭФИОПИИ

37

Единственной страной, избежавшей колонизации на африканском материке, была Абиссиния (ныне Эфиопия). В первой половине XIX в. она была раздробленным на отдельные княжества феодальным государством. Попытки объединения страны во второй половине XIX столетия тормозились постоянным вмешательством Англии и Италии. Последняя, захватив в 1885 г. Массауа, стремилась расширить свой плацдарм на севере страны. Но битва при Адуа была итальянцами проиграна, и Абиссиния вновь вернула себе отнятые колонизаторами территории. Энергичная деятельность императора Менелика II (1889— 1913) способствовала объединению страны, вступившей на путь капиталистического развития. Были проведены реформы, повлиявшие на культурное и техническое развитие Абиссинии. Строились города и дороги, были построены первые госпитали и школа (в стремлении к независимости и развитию культуры эта страна, государственной религией которой было христианство, получила поддержку со стороны русской общественности — в Аддис-Абебу был направлен отряд Российского общества Красного креста; самоотверженная работа русских врачей и медицинского персонала заложила прочные основы дружественных отношений двух стран).

Как сообщают придворные хроники, нынешняя эфиопская столица Аддис-Абеба ведет свое начало от построенного в 1885 г. женой Менелика II дома у горячих ключей Филвоха. Эта местность близ тогдашней столицы Энтото (после возникновения Ад

дис-Абебы Энтото превратилась в руины) отличалась живописным ландшафтом и здоровым климатом. Вскоре она стала излюбленной резиденцией императора, и уже в 1887 г. (по другим источникам в 1891 г.) здесь был заложен город, получивший впоследствии звучное имя Аддис-Абеба, что в переводе означает «Новый цветок». Одновременно было начато строительство дворца, оконченного в 1894 г. Царские покои дворца были возведены из тесаного камня-известняка индийскими строителями (под руководством Хаджи Каваса из Пешавара), которые вложили, в облик здания черты зодчества своей страны: беленые фасады прикрыты деревянными галереями с резным и расписным орнаментом, деревянная лестница ведет на башенку, увенчанную луковичным куполком. В 1897 г. с помощью европейского архитектора во дворце был построен тронный зал с кровлей на 34 расписных столбах с росписью и мраморной облицовкой стен, с цветными витражами. Зал вмещал до 7 тыс. человек и освещался электричеством.

Новый город быстро разрастался, но в этом, как ни странно, была заложена опасность. Дело в том, что длительное пребывание в Аддис-Абебе императорского дворца и армии истощило запасы продовольствия и ресурсы леса в окрестностях, а подвоз того и другого был затруднен гористым рельефом и бездорожьем. Одно время казалось, что функции столицы перейдут к основанной в 1901 г. зимней резиденции императора Аддис-Алем («Новый мир»). Однако Менелик II, вынашивая градостроительные замыслы, решил упрочить судьбу главного города империи. Аддис-Абеба была спасена прокладкой дорог и посадкой быстрорастущих австралийских эвкалиптов. Аддис-Абеба стала символом экономического развития страны и технического прогресса, в городе появились телефон и телеграф, а в 1904 г. из АддисАбебы до Дире-Дауа была проложена первая в стране железная дорога.

В конце XIX в. город занимал огромную площадь (7—8 км в поперечнике), однако сохранял в то же время облик большой деревни или лагеря. Главным сооружением города был дворец Джибби, в состав ансамбля которого входили кроме жилого корпуса упомянутый выше аудиенц-зал, часовая башня, арсенал, часовня и т. д. Отсутствие крепостных стен говорило о том, что времена средневековья миновали

(Джибби окружали невысокий палисад и каменная ограда). Вокруг дворца группировались дома приближенных и государственных чиновников — обычные круглые хижины под конической соломенной кровлей, обнесенные оградой, часто дополняемые палатками различных размеров и форм. Среди хижин выделялись церкви св. Георгия и Троицы, построенные также по старой традиции — круглые в плане, с обходной галереей и конической соломенной кровлей, увенчанной крестом. В городе размещались и здания европейских посольств, но они мало отличались от местных хижин (только русское посольство выделялось благоустройством и белеными стенами). Улицы отсутствовали, и среди домов свободно бродил скот. Город славился своим обширным рынком, близ которого селились индийские и греческие купцы.

После пожара Аддис-Абебы в 1905 г. деревянные постройки уступили место каменным (в строительных работах принимали участие греки-каменщики). Для восстановления дворца из Эритреи были приглашены итальянские инженеры, в их числе Капуччи. Обновленный дворец занял территорию 2X1,5 км, включая свыше 50 построек: сад, огород, виноградники, эвкалиптовую рощу и т. д. Из камня был заново построен в формах классицизма, но по-прежнему с центрическим, хотя уже октогональным планом, собор св. Георгия (греческий архитектор Орфанис, итальянский инженер Кастанья; рис. 2). Близ собора в 1907 г. появились отель Этекие и в том же году школа, а в 1910 г. — госпиталь Менелика II. Город быстро рос, и к 1911—1912 гг. в нем было уже до 200 жилых домов европейского типа, а в окрестностях Аддис-Абебы была сооружена первая в стране гидроэлектростанция на р. Акаки.

Лицо столицы заметно менялось. На формировании ее облика сказывалось участие в строительстве представителей из различных европейских стран. В частности, значительное влияние на облик города оказал приближенный.к императору швейцарский инженер Альфред Лиг, поощрявший в строительстве свойственные его стране фахверковые конструкции, сочетание камня и дерева, деревянные балконы. В 1907 г. в Аддис-Абебе было налажено производство кирпича. Проведение железной дороги из Джибути в Дире-Дауа облегчило подвоз гофрированного кровельного железа.

Внесли свой вклад в развитие нового строительства в стране и русские инженеры, построившие в 1902 и 1903 гг. два каменных моста.