Вдоль улиц Алжира

76

В традициях французского классицизма построен Дворец юстиции с колоннами коринфского ордера и фигурами лежащих у входа львов (арх. П. Джион).

Во второй половине XIX в. во Франции возрастает интерес к экзотике, пробудившийся после египетской кампании Наполеона и завоевания Алжира, подогреваемый раскопками на Востоке, изданием альбомов П. Коста и другими публикациями. Развитию экзотических тенденций в архитектуре немало способствовали всемирные парижские выставки 1867 и 1878 гг., где были представлены индусский, марокканский, турецкий павильоны. Неудивительно, что в африканских колониях Франции получил распространение стиль «мореск», или «мавританский», вытеснявший классические формы. В мавританском стиле построено в 1913 г. здание алжирского почтамта, которое считалось лучшим образцом такой подражательной архитектуры. В решении фасада стиля мореск сложился определенный стандарт: аркады портика помещались между угловыми башнями, увенчанными двумя куполами и связанными под карнизом аркатурой. Те же черты наблюдаются в здании префектуры и арсенала, перестроенного из турецкого форта Бордж ал-Фанар с башней-маяком. В здании почтамта много внимания уделено и орнаменту: резным узором покрыты массивные кедрового дерева двери, их обрамление. Восьмиугольный операционный зал окружен аркадой на колоннах и увенчан куполом со звездчатым рельефным узором.

Второй по значению алжирский город Оран расположен у подножия и на склонах массива Мурджедо на берегу широкого залива. В 1831 г., когда в Оран вошли французские войска, город, разрушенный землетрясением 1790 г., был в плохом состоянии. Он делился на три части: Ла Бланку — испанский город, на склоне горы по левому берегу уэда Айн Руйна, морской город с казармами и военными складами на берегу вне стен и новый город, возникший при турецком владычестве и являвшийся по существу еврейским предместьем. Управление дорог и гражданских зданий, образованное в 1843 г., ставило своей первоочередной задачей наладить водоснабжение и канализацию, расчистить руины, замостить дороги. В 1845 г. был составлен частичный план реконструкции города, но существенные мероприятия стали возможными лишь с 1848 г., когда город получил муниципальное управление и автономный бюджет. К 1851 г. сложился Старый Оран в границах прежних городских стен.

Население Орана быстро росло, и в 1856 г. его постройки вышли за пределы городских стен на восток. В 1864 г. на мысу Мерс ал-Кебир к западу от города был основан форт с маяком.

Установление в 1870—1871 гг. гражданского административного аппарата дало толчок развитию экономики и строительства города. К 1880 г. был утвержден план расширения города и городских стен, предусматривающий использование новой территории площадью 14 га, занятой прежде военным ведомством. Население Орана выросло к 1881 г. до 60 тыс. жителей. Рост территории города к югу и востоку на плато Каргента повлек за собой перемещение городского центра. Новые кварталы стали называться Верхним городом. Началось строительство зданий общественного назначения— в первую очередь ратуши, собора, епископства, Дворца юстиции по соседству с тюрьмой и жандармерией. Город оброс предместьями и пригородными деревнями, в нем начала развиваться промышленность, в окрестностях возделывались сады, огороды, зерновые посевы. К Орану сходились дороги из Тлемсена и других городов; он стал коммерческой столицей западных районов, первым в стране по общему торговому обороту, достойным соперником Алжира.

Однако росту Орана мешали военные лагеря на побережье. Стены испанской части города было решено сохранить как памятник старины, их лишь пробили в нескольких местах, чтобы облегчить сообщение между собой различных районов города. 13 га городской территории было отведено под парки. Город расширил свою территорию с 60 до 427 га. Но понадобилось 20 лет, прежде чем был урегулирован вопрос о перемещении военных учреждений Каргенту и о проведении работ по благоустройству, потребовавших огромных расходов. Проект планировки города был поручен инж. Э. Кайла и представлен на утверждение в 1893 г. По этому проекту предлагалось засыпать уэд Айн Руйна и проложить магистраль для сообщения с портом. Но пока затруднения финансового порядка и препирательства с военным ведомством оттягивали осуществление этого проекта, он устарел. Тем временем город стихийно рос сначала к югу, затем к востоку, огибая препятствия. Скромная, в массе малоэтажная и даже 1-этажная, застройка придавала ему вид предместья.

При развитии Орана предстояло решить проблему уэда Айн Руйна. Городской архитектор Эстибо предлагал сохранить прекрасный вид на море и Айн Руйна, открывающийся с бульваров Лицея и Сегэн, и превратить со временем заполнявшие овраг сады в общественный парк — продолжение сада Летанж. Однако муниципалитет под нажимом владельцев участков, желавших вести застройку, отклонил это предложение. Было принято решение засыпать Айн Руйна и спланировать прилегающие к нему пути, что имело плачевные последствия для Орана: как и в Алжире, была утрачена возможность использовать одну из наиболее выигрышных особенностей местной топографии и открыть город к морю.

Быстро развивающийся и менее стесненный в территориальном отношении Оран соперничал с Алжиром в строительстве зданий. Однако Оран стал застраиваться далеко не сразу. В первые годы оккупации основное внимание уделялось постройкам военного ведомства— в 1854 г. здесь был, например, выстроен большой военный госпиталь, тогда как из гражданских учреждений единственной новой постройкой было здание префектуры, и то это было сооружение временного характера. Интенсивная застройка Орана началась после 1871 г. По отзывам современников здания Нижнего города в кольце старых стен были построены на французский лад. Между 1880 и 1900 гг. Верхний город начал застраиваться общественными зданиями. В 1882—1885 гг. была построена ратуша ; в 1886 г. начато строительство гражданского госпиталя, в 1889 — Дворца юстиции, в 1887 г. — здания лицея. В 1907 г. был закончен и открыт театр на Плас д’Арм. Здание это рассматривалось как постройка временного характера, однако, он функционирует до сих пор.