Пекин. Храм Неба. Реконструкция павильона Циняньдянь

82

К числу немногочисленных традиционных храмовых комплексов, сооруженных во второй половине XIX в., относится конфуцианский храм Чаотяньгун в Нанкине,. Он был воздвигнут на месте более древнего монастыря (история которого восходит к периоду Сун; 420—479), совершенно разрушенного во время тайпинского восстания. Храм расположен недалеко от ворот Ханьсымынь. Четыре двора, лежащих на оси юг — северу, уступами поднимаются по склону холма Ечэншань. Ворота в восточной и западной стенах ведут в передний двор, на южной стороне которого находится стена духов «инби». За торжественной аркой Пайлоу на северной стороне расположены внутренние обстроенные по периметру дворы, отделенные друг от друга главными павильонами, лежащими на оси юг — север. Центральное сооружение храма — павильон Дачэндянь—стоит на высокой платформе. На площадке перед ним совершались ритуальные танцы в честь Конфуция. Планировка храма выполнена в соответствии с древними канонами, но качество работ, степень сложности декора, проработки деталей свидетельствуют об упадке мастерства.

В Пекине в конце XIX в. (после пожара 1889 г.) было восстановлено одно из главных сооружений храма Неба — павильон Циняньдянь. Для его строительства были использованы детали других

древних построек, трехъярусная кровля храма покрыта синей глазурованной черепицей, заменившей старую, трехцветную.

Во второй половине XIX — начале XX вв. было закончено строительство последних гробниц в цин- ских императорских захоронениях Дунлин и Силин. Они не отличались большими размерами и уступали более ранним пышностью и богатством. Большинство китайских городов второй половины XIX—начала XX вв. не отличалось от городов предшествующих веков. В стране насчитывалось несколько менее 1,5 тыс. городов. В своей подавляющей части они были обнесены кирпичными стенами или земляными валами, облицованными кирпичом. Количество ворот в городских стенах исчислялось от 4 до 12. Над воротами и по углам стен возвышались башни. Перед воротами, за пределами городских стен, как правило, возникали предместья, часто имевшие собственные стены. Главные улицы, соединяющие ворота, были застроены лавками, харчевнями, на них выходили и храмы. Высокие столбы с вывесками перед ними придавали этим улицам своеобразный характер. Жилые здания как в городе, так и в сельской местности строились по традиционным правилам. Высота их не превышала одного-двух этажей. Усадьба, состоящая из одного или нескольких дворов, по-прежнему была основным типом застройки в большинстве районов Китая. Примером подобной застройки может служить городская усадьба в Пекине.

Как уже отмечалось, для Китая в данный период в области архитектуры было характерно сохранение уже имевшихся традиций (наиболее значительные сооружения XIX в. описаны в т. IX).

Социально — экономические изменения в стране постепенно налагали отпечаток на облик ряда китайских городов. На месте старых сравнительно небольших средневековых поселений возникли новые экономические и культурные центры, такие как Кантон, Шанхай, Тяньцзинь, Ухань, служившие опорными базами колонизаторской деятельности капиталистических государств.

В этих городах, начиная с середины XIX в., появились европейские концессии — сеттльменты — первоначально в виде небольших кварталов, обособленных, как правило, от остального города, районы которого или сохраняли свой прежний вид, или приходили в упадок и превращались в трущобы.

Застройка европейских кварталов каменными жилыми домами в один, два, реже в три этажа носила черты различных европейских стилей. Здесь же располагались здания торговых фирм, христианские храмы, различные представительства.

Во второй половине XIX в. значительно возросла роль Шанхая, превратившегося в форпост империализма в Кйтае и развивавшегося как важнейший экономический, политический и культурный центр страны.

В 1843 г. у впадения р. Уси в р. Хуанпу было начато строительство английского сеттльмента площадью около 55 га. Через несколько лет территория его увеличилась до 188 га, а к 1899 г. так называемый международный сеттльмент занимал уже район площадью более 2230 га. В 1849 г. основывается французская концессия. Она имела первоначально 65 га, а в начале XX в. территория ее увеличилась более чем; в 20 раз. Хотя в 1895 г. в Шанхае проживало всего около 5 тыс. иностранцев, сеттльменты протянулись вдоль р. Хуанпу почти на 6 км и занимали наиболее удобные районы. Шанхай развивался главным образом как портовый город, торговые во

рота Китая. Но уже с конца 80-х годов в нем начинает создаваться промышленность, в 1897 г. здесь была выстроена первая хлопчатобумажная фабрика. В 1901 г. происходит реконструкция порта, в 1908 г. железная дорога соединяет Шанхай и Нанкин.

Старый китайский город, сохранявший в конце XIX — начале XX вв. свои стены, оказался окруженным новыми районами. Кварталы французской концессии отделяли его от реки, граничили с ним на севере и западе. За ними располагались районы международного сеттльмента. Эта часть города была правильно спланирована. Улицы, широкие и прямые, выходили к реке или шли параллельно ей. Были проведены работы по благоустройству территории и набережной. Вдоль улиц возводились здания в стиле европейской колониальной архитектуры. Среди них католические храмы, клубы, здания муниципалитета, Русско- Китайского и Гонконг-Шанхайского банков, таможни, различные конторы и т. д. Китайское население, превышавшее в то время 300 тыс. человек, в своем большинстве ютилось в кварталах старого города и района Наньчао, расположенного к югу от старого города. Эта часть Шанхая с узкими улицами, тесно расположенными домами, неблагоустроенная и бессистемная, выступала разительным контрастом с европейскими районами. Шанхай предопределил путь капиталистического развития многих китайских городов. Он первым приобрел облик, характерный для крупного китайского города первой половины XX в.

Тяньцзинь с давних пор был важным торговым центром Северного Китая. В середине XIX в. он представлял собой город, прямоугольная территория которого, расположенная в излучине р. Байхэ, была окружена стенами длиной 5,8 км. Главные улицы, идущие в широтном и меридиональном направлении, соединяли городские ворота. Вместе с обширными предместьями население Тяньцзиня в начале XX в. достигло 1 млн, человек. Империалистические державы в 1860 г. добились открытия города для международной торговли. По берегам р. Байхэ одна за другой возникают иностранные концессии, и, хотя европейское население концессий в конце XIX в. не превышало 1 тыс. человек, территория их превосходила территорию старого города. Конец XIX — начало XX вв.

были связаны со строительством телеграфа (1884), открытием отделений Гонконг-Шан- хайского (1881) и Русско-Китайского (1897) банков, окончанием строительства в 1898 г. железной дороги Тяньцзинь—Пекин. Для развития города были характерны те же закономерности, что и для Шанхая. Новое строительство велось исключительно на территории концессий.

Несколько изолированно развивался Гонконг (Сянган; рис. 9), занявший территорию, отторгнутую Англией у Китая в 1842—1860 гг. Его планировка и отдельные сооружения были более тесно связаны с европейской архитектурой.

В конце XIX в. царская Россия укрепила свои позиции в северо-восточных районах Китая. Она добилась права на строительство Китайской восточной железной дороги, на аренду Порт-Артура. В 1898 г. началось строительство на Ляодунском полуострове города-порта Дальний, в том же году в связи со строительством Китайской восточной железной дороги возник город Харбин, раскинувшийся в среднем течении р. Сунгари и служивший вначале опорной базой для строительства железной дороги. В течение нескольких лет были построены первые районы города: Старый Харбин, Пристань, Новый город. В 1904— 1905 гг. застроен китайский район Фуцзя- дань. Харбин, как и некоторые другие города этого периода, имел четкое деление городской территории на европейские и китайские районы.

Пекин меньше других больших городов подвергся иностранному влиянию. Оно ограничилось территорией дипломатического квартала, появившегося в городе в 1860 г. Квартал занимал прямоугольный участок, вытянутый с востока на запад, в юго- восточном углу внутреннего города Нэйчэн, недалеко от запретного города. Иностранный квартал был окружен стеной, а позже и незастроенной полосой шириной 200 м, которая отделяла его от города. В конце XIX — начале XX вв. в самом Пекине появились первые постройки европейского типа: управление Северо-Китайской железной дороги, пассажирский вокзал у ворот Цяньмынь, Гонконг-Шанхайский и Немецко-Азиатский банки и т. д. В Пекине, как и в других городах, европейские кварталы, существовавшие рядом с китайскими, не затронули китайский город, не изменили ни его характера, ни облика. Жизнь города с населением более 0,5 млн. человек по-прежнему текла по вековым законам в установившейся и ставшей привычной атмосфере феодального Китая, где роскошь и нищета, богатство и бедность были неразлучны. Пыльные и шумные центральные улицы с массой выходящих на них магазинов и лавок, выделявшихся высокими столбами с перекладинами, украшенными разнообразными вывесками, с красочными воротами типа пай- лоу на главных перекрестках и у храмов, сверкающие крыши которых возвышались над высокими стенами, определяли лицо города. Прямые улицы жилых кварталов богатых районов, утопавших в зелени, переходили в лабиринты городских трущоб, на узких улицах которых было трудно разойтись вдвоем.

В конце XIX в. в связи с развитием в Китае европейской системы образования открылись первые высшие учебные заведения: в 1895 г. высшее училище в Тяньцзине, в 1898 г. в Шанхае университет Цзяотун и в Пекине — Яньцзин (постройки Яньцзинского университета раскинулись на территории парка в 110 га). Строились учебные корпуса, библиотеки, общежития для студентов, коттеджи для преподавателей, спортивные площадки. В 1911 г. в северо-западном предместье был основан университет Цин- хуа. В комплекс его учебных и подсобных зданий было включено и развитое спортивное ядро с залом и бассейном, одним из первых крытых бассейнов в Китае. В 1912 г. в Пекине на базе императорских книгохранилищ минской и цинской династий была организована государственная библиотека. В различных городах страны начинают строиться пока единичные здания общественного и культурного назначения. В 1910—1920 гг. в г. Сиань провинции Шэньси был выстроен один из первых в Китае театров, близких к европейским прототипам.

Проникание иностранного капитала в Китай сопровождалось усилением миссионерской деятельности и строительством во многих городах католических, проте- станских и православных соборов. На

пример, кафедральный собор был выстроен в Тяньцзине. В Пекине насчитывалось четыре больших христианских храма. При церквях часто открывались приюты, школы. Так, при кафедральном соборе Бэйтан, построенном в 1887—1889 гг. и расположенном в центре Пекина, недалеко от парка Бэйхай, имелись типография и приют на 500 детей. Культовые постройки выполнялись в различной манере и подражали разнообразным стилям христианской архитектуры. Они часто строились на случайных местах без учета конкретных условий городской планировки.

Строительство, связанное с попытками создать свою промышленность, не оказало большого влияния на архитектуру Китая из-за отсталости страны и полуколониального характера ее развития. Промышленные здания, различные инженерные и гражданские сооружения этого периода носят эклектический характер. К подобным сооружениям относятся, например, арсеналы, строительство которых было распространено во второй половине XIX в. Один за другим возводились арсеналы

Цзяннань в Шанхае и Бэйян в Тяньцзине, арсеналы в городах Аньцин, Сучжоу, Нанкине. Комплексы арсеналов включали как промышленные постройки, так и здания традиционной архитектуры; обнесенные стенами с башнями и воротами, они напоминали небольшие крепости средневекового типа.

Знакомство китайских строителей с достижениями мировой архитектуры, с новыми конструктивными решениями, материалами, строительной технологией отразилось

на развитии архитектуры уже позднее, в первой половине XX в. Европейская архитектура, во многом чуждая местным условиям, в XIX в. в Китае еще не получила распространения. Новое время требовало появления новых архитектурных приемов, новых типов архитектурных сооружений. Необходимо было по-новому осмыслить наследие национальной архитектуры, освоить достижения мировой архитектуры, определить пути дальнейшего развития китайской архитектуры.