Томск. Технологический институт

108

В торговых, транспортных и финансового назначения зданиях конца XIX — начала XX в. применялись наиболее совершенные конструктивные приемы. Повышенные требования предъявлялись и к внешнему облику этих зданий и к решению их интерьеров. Не случайно поэтому достижения в области конструкций и художественного качества в рассматриваемое время связаны преимущественно с этими типами зданий. Например, выявленная тектоника каркаса, сочетание тонких балок и стоек с большими плоскостями остекления являются основным композиционным мотивом фасада и интерьера торговых и конторских зданий этого времени. Роль несущего элемента переходит от стены к каркасу — железному и железобетонному, что позволяло создавать обширные, не затесненные внутренние помещения больших торговых залов, залов ожиданий вокзалов, операционных залов банков и т. д. Значение наружной стены изменилось: она превратилась в простое ограждение, заполнение между стойками каркаса.

Еще одним новым типом крупных зданий были учебные. Начиная со второй половины XIX в. в России строится значительное число средних и высших специальных учебных заведений, вырабатываются новые типы этих зданий. Высшие учебные заведения размещались, как правило, в одном здании, но в конце XIX — начале XX вв., в связи с дифференциацией наук и специализацией процесса обучения по отдельным отраслям, особенно с разделением по факультетам и строительством для них отдельных зданий, их стали размещать в нескольких образующих целостный комплекс 3— 4-этажных корпусах, включавших главный зал, размещаемый обычно на втором этаже по оси главного входа, обширные аудитории, лаборатории, библиотеку и ряд других помещений. Функциональные требования нередко приводили к асимметричной планировке. Сообщение внутри зданий обычно обеспечивалось односторонне застроенным коридором.

Петровская земледельческая академия (ныне Сельскохозяйственная академия им. Тимирязева) под Москвой была построена в 1863—1865 гг. по проекту арх. Н. Л. Бенуа в виде единого 2-этажного корпуса с главным фасадом, обращенным в парк. Как одно здание построен в Петербурге в 1881 —1883 гг. арх. А. Ф. Красовским и Институт гражданских инженеров; так же решены Технологический институт (арх.

В. А. Максимов) и Электротехнический институт (арх. Д. Н. Векшинский); в Киеве — Политехнический институт (1898—1900, арх. И. С. Китнер, А. В. Кобелев); в Томске— университет (конец XIX в., арх. Р. Р. Марфельд и Др.).

Технологический институт в Томске (1900) имеет другой план. В нем уже в полной мере проявился новый принцип строительства высших учебных заведений, характерный для конца XIX — начала XX вв. и обусловленный многопрофильностью учебного процесса. Этот принцип требовал создания нескольких специализированных корпусов — главного учебного, физического, химического (арх. Р. Р. Марфельд), горногеологического (арх. П. П. Федоровский) и инженерного (гражд. инж. Ф. Ф. Гут).

Особо необходимо отметить умелое решение их планов, хорошо отвечающих требованиям учебного процесса, а также высокое качество строительных и отделочных работ. В планировке корпусов Томского технологического института (как и в других высших учебных заведениях конца XIX —начала XX вв.) нашла отражение дифференциация наук и специализация обучения. Это проявилось, например, в группировке специализированных аудиторий со связанными с ними по учебному процессу лабораториями, в вынесении лабораторий, требующих специального или громоздкого оборудования, в отдельные помещения или пристройки и т. д. Поэтому усложнение композиции объемно-пространственного построения корпусов здесь функционально оправдано.

Территория комплекса Технологического института в Томске была благоустроена и озеленена.

Новые принципы планировки высших учебных заведений, пожалуй, наиболее последовательно были проведены в Политехническом институте в Петербурге, выстроенном в 1899—1902 гг. в районе Сос- новки арх. Э. Ф. Виррихом. Институт включал в себя: главное здание, химический и механический корпуса, вспомогательные здания, электростанцию, газовый завод и другие производственные сооружения, а также профессорские и служебные корпуса, общежития, больницу, амбулаторию и т. д.

Заслуживает внимания и здание Строгановского училища, ныне один из корпусов Московского архитектурного института (гражд. инж. А. В. Кузнецов, 1912—1914) на Рождественке (ул. Жданова) в Москве, в котором впервые в русской архитектуре применены горизонтальные ленточные окна, а также новаторские для того времени безбалочные перекрытия и плоская кровля. Лишь приставленные колонны несколько нарушают чистоту решения этого здания, в котором довольно отчетливо проявились черты будущей архитектуры конструктивизма 1920-х годов.

Большой интерес в части единства планировочного и объемно-пространственного решения представляют также здания Народного университета им. А. А. Шанявского (ныне Комакадемия) на Миусской площади, построенное гражд. инж. И. А. Ивано- вым-Шиц, и Высших женских курсов на Девичьем поле (1913, арх. С. У. Соловьев) в Москве. Компоновка строго симметрического фасада Народного университета с двумя ризалитами и центром, подчеркнутым колоннадой ионического ордера, произведена согласно принципам классической архитектуры, однако, в целом, в стилевом облике здания отчетливо намечены черты модерна.

Поставленное на угловом участке здание Высших женских курсов выполнено в строгих классических формах, отличается исключительно удобной и рационалистической планировкой и органическим единством построения плана, фасада и интерьера.

Не уступают по своему качеству столичным высшим учебным заведениям и Политехнический институт в Варшаве (арх.

С. Шиллер, начало XX в., рис. 53), Новороссийский университет в Одессе (арх. Н. К. Толвинский, 1907), университет в Тбилиси (арх. С. Г. Кириашвиди, 1910) и Политехнический институт в Новочеркасске (арх. А. С. Рагуйский, начало XX в.).