Петербург. Гаванский городок

43

В проектировании и строительстве рабочих городков формировались не только новые приемы планировки и структурной организации жилых и культурно-бытовых зданий и новых типов дешевых квартир, но и предпосылки новой эстетики архитектуры, основанной на выразительности всего комплекса, а не отдельной постройки, на однотипности и повторности здания, а не на их уникальности, то есть качества, получившие особое развитие в последующем. Строительство комплексов для рабочих в известной степени повлияло и на развитие городской застройки в целом, в которой также можно обнаружить приемы свободного расположения зданий на участке и черты комплексности, впервые появившиеся в проектировании и строительстве рабочих городков. Однако это были лишь отдельные эксперименты, не получившие распространения. Господствующим типом жилого дома, как и ранее, оставался доходный дом, а для рабочих строились, как правило, бараки. Стремление заказчика извлечь максимальную прибыль из эксплуатации земельного участка приводило к увеличению плотности застройки, нередко за счет нарушения элементарных санитарных норм. Но при всем этом архитекторы конца XIX — начала XX вв. стремились придавать зданиям максимально правильную конфигурацию. На смену хаотическим планировкам второй половины XIX в., с неправильными формами зданий и помещений, обилием темных помещений, в начале XX в. приходят, как правило, здания с более рациональными, строго упорядоченными планами. Конечно, они применялись лишь постольку, поскольку увеличивали доходы домовладельцев. Это была расчетливость буржуа, требующего от окружающей его обстановки полного соответствия своим идеалам и строю жизни.

В сельском строительстве второй половины XIX — начала XX вв. наблюдалось меньше изменений, чем в городском. Во второй половине XIX в. в основном сохраг нялись традиционные приемы, типичные для архитектуры предыдущего периода. Особенно долго они удерживались в северных районах, примером чего является дом Клопова, построенный в 1882 г. в с. По- таневщина или дом Аверина в

с. Сенная Губа (ныне Карельская АССР). Характерные для названных зданий планы и конструкции, а также приемы наружной и внутренней отделки, типичные для XVIII — первой половины XIX в., сохранялись в районе Северной Двины, Зао- нежья и в Сибири до самого конца XIX в. В средней полосе России в этот период также в большинстве бытовали традиционные постройки. Поэтому многие избы и хозяйственные постройки того периода, хотя и датированные второй половиной XIX в., являлись по существу представителями более раннего времени, так как отражали традиции, сложившиеся издавна.

Сохранялись и основные черты сформировавшихся ранее местных течений в народном зодчестве. Так, избы в районе Северной Двины и Заонежья отличались большими размерами, простотой, компактностью объемно-пространственного построения и скупостью архитектурных деталей. Для построек сел Верхнего Поволжья, расположенных у важнейшей торговой магистрали, в районе чрезвычайно развитого плотничьего ремесла, характерно большее разнообразие планировки, объемного построения и декоративной отделки.

О сельском жилищном строительстве второй половины XIX в. можно говорить лишь в связи с процессом расслоения крестьянства на бедноту и кулачество, что привело к большой дифференциации жилищ. Богатые крестьяне в это время строили дома городского типа, тогда как жилище бедноты приходило к оскудению. Однако все же следует отметить, что значительное расширение в это время торговых связей способствовало тому, что постройки различных районов (северных областей, центральной полосы России, Верхнего и Среднего Поволжья, Урала, Сибири) приобрели больше сходных черт, чем ранее; в этом проявились общие тенденции архитектуры рассматриваемого периода. Процесс изменения планировки крестьянских изб выразился в усложнении и дифференциации помещений (единое прежде жилое помещение было расчленено на две-три маленькие комнаты, кухня выделилась в отдельное помещение, появилась горница). Пример — построенный во второй половине XIX в. дом Уваева в с. Мытищи Владимирской губ..

Произошли изменения и в конструктивной системе сельских домов (замена конструкций по слегам, опиравшимся на бревенчатые фронтоны, стропилами с тесовыми фронтонами, широкое распространение пятистенных срубов, введение прорезных орнаментов и т. д.), и в эстетике, сказавшейся в обеднении и огрублении сложившейся народной правдивой композиционной системы, нередко за счет излишнего украшения.

Стилизаторство, безраздельно господствовавшее в городской архитектуре второй половины XIX в., в народном зодчестве проявилось в значительно меньшей степени. Народные мастера шли во многом по самостоятельному пути развития, и в их руках даже отдельные стилизаторские мотивы, умело и тактично переработанные и включенные в наружную и внутреннюю отделку изб, не мешали созданию нередко первоклассных произведений архитектуры. Таковыми являются, например, названный дом Уваева, срубленный знаменитым на Унже плотником и резчиком по дереву Емельяном Степановым, и дом Рыбкиных в 1866 г. (с. Николо-Погост ныне Городецкого района Горьковской области).

Планировка дома Уваева типична для многих крестьянских изб того времени. Пятистенный сруб объединяет избу и чистую горницу, хозяйственные клети и скотный двор. Жилые помещения отделены от хозяйственных широкими сенями. Важнейшая часть переднего фасада обоих названных домов (наличники окон, ставни, элементы фронтона, въездные ворота) украшены резьбой. Выполненная с большим вкусом, она говорит о присущей русскому народному зодчеству любви к красочности и нарядности, декоративной изобретательности.

В зависимости от места и назначения мастера обращались к разнообразным видам резьбы — к глухой и глубокой корабельной «рези», к контурно-силуэтному выявлению художественной формы и к накладной резьбе, позволяющей выдвинуть декоративную композицию вперед. Наиболее интересно выполнены творчески переработанные классические растительные орнаменты резьбы на воротах и фризе дома Уваева и сложная, несколько перегруженная орнаментами композиция, включающая элементы флоры и фауны, в доме Рыбкиных.

Процессы, свидетельствующие о воздействии капитализма на архитектуру деревни, особенно сильно и повсеместно сказались в конце XIX — начале XX вв., что видно в сильной дифференциации планировок изб, в широком распространении на фасадах богато отстроенных домов мотивов убранства, заимствованных из архитектуры городских домов и пригородных дач, в применении пропиловочной резьбы со случайными наспех набранными орнаментальными украшениями, представляющими лишь искажение подлинных народных мотивов. Пе« реход помещичьих усадеб в руки предпри- нимателей-капиталистов вызвал к жизни подражание «господской архитектуре». Чистота форм народного творчества сохранялась главным образом в хозяйственных утилитарных постройках (амбары, риги, мельницы, мосты и т. д.). Аналогичные процессы происходили и в народном зодчестве национальных окраин. На Украине традиционные народные приемы в сельском строительстве наиболее полно проявились в этот период в Украинском Полесье и в Закарпатье. Примерами могут служить избы в селах Стеблевка и Чорна Тиса в Закарпатье и с. Росток Черниговской области с их своеобразными высокими крышами и приемами резного орнамента и росписями стен, идущими от глубоких национальных традиций. Вместе с тем на Украине также наблюдался характерный для всей России того времени процесс сближения и развития сходных черт в строительстве сельских домов различных областей и районов.