Проект поселка для служащих Московско-Казанской железной дороги

79

В городах же, сложившихся только в период капитализма (Иваново-Вознесенск, Ново-Николаевск и др.) и образованных, как правило, из ряда самостоятельных селений, развитие планировочной структуры шло по несколько иному пути. В них обычно было несколько центров, соответствующих значению уже сложившихся и функционально обусловленных районов, составляющих город. Структура этих городов находилась в более тесной связи с размещением промышленности, торговли и транспортной сети, хотя в ней и не было единства, характерного для ранее возникших городов.

В это время в России появляются, правда в весьма ограниченном количестве, и новые приемы в планировке, связанные с го- вардовской идеей городов-садов (Англия). Однако в России в таких проектах промышленность, как правило, исключалась из структуры города-сада. Ему придавался преимущественно жилой профиль, что, по существу, отвечало характеру пригородных жилых и дачных поселков, возникавших тогда вокруг крупных городов России. В условиях общественного подъема и развития революционного движения в России идея города-сада, основной задачей которой было ослабление жилищного кризиса путем строительства новых поселений на дешевых сельских землях вблизи больших городов, во многом использовалась правительственными кругами для пропаганды «единства труда и капитала». Примерами городов-садов являются Прозоровка- под Москвой, Елицы-Парк под Петроградом, Царский Лес в Риге, Новая Варшава в предместьях Варшавы, сад-город в Барнауле и др. Ряд дачных и пригородных поселков-садов был запроектирован и построен для состоятельных кругов населения и вблизи крупных городов, в том числе под Харьковом, Одессой, Владивостоком. Особенностью городов-садов России является более свободное их размещение (страна имела большое количество неосвоенных земель). Характерен для городов-садов России также традиционный усадебный принцип застройки, т. е. сочетание жилого дома с индивидуальным участком, на котором расположены сад и огород. Проектирование и строительство городов-садов и поселений по их типу, размещаемых обычно на свободных территориях, явилось в тот период своего рода школой новых приемов градостроительства. Эти приемы, как правило неосуществимые в больших городах, давали возможность разнообразить планировку в зависимости от местных условий, масштаба и профиля поселений (жилой, дачный, железнодорожный, курортный поселок и т. д.).

Проект поселка для служащих Московско-Казанской железной дороги на ст. Прозоровская в 40 км от Москвы (ныне территория ст. Кратово, Отдых и г. Жуковского) был разработан в 1912 г. по заказу Общества Московско-Казанской железной дороги гражд. инж. В. Н. ‘Семеновым. Композиционной основой генерального плана этого поселка является радиально-дуговая схема с тремя главными лучами, сходящимися у привокзальной площади. Заслуживают особого внимания хорошее использование природных условий холмистой, покрытой хвойным лесом местности, свободная организация плана, четкое функциональное разделение территории, удобная транспортная сеть и возможность дальнейшего свободного развития. Кроме общего планировочного замысла архитектор разработал и проекты различных типов жилых домов, схемы их размещения в кварталах и типовые профили улиц, при этом общественные здания проектировались одновременно с жилой застройкой. Проектом предусматривалось также полное переустройство территории, асфальтирование улиц и площадей, раздельная канализация, биологическая очистка сточных вод и обеззараживание больничных, электрическое освещение, мусоросжи- гание и т. д. Хотя этот замысел был осуществлен не полностью, его значение нельзя преуменьшать: он оказал влияние на ряд других проектов.

При проектировании города-сада Прозоровка В. Н. Семенов знакомился в Англии с первым и единственным тогда примером города-сада Лечворсом, но проект Прозо- ровки он составил исходя из особенностей и традиций застройки в России. Например, учитывая большую территорию отведенного участка (740 га), усадебную систему застройки с широкими отступами от улицы и большое количество зелени, расчетная площадь застройки была им принята в размере 7% территории поселка вместо 20%, рекомендуемых западной практикой того времени. Тогда же в 1912 г. В. Н. Семенов издал известную книгу «Благоустройство городов». Ряд выводов, к которым он пришел, отражен в планировке города-сада Прозоровка.

Вопреки практике стихийной хаотической застройки городов того времени передовые зодчие разрабатывали новые градостроительные предложения с комплексным решением задач планировки, застройки, благоустройства и озеленения, стремясь к перспективному планированию городов и добиваясь всестороннего учета новых транспортных требований. Они выступали за глубоко научный подход к этим вопросам, за признание градостроительства как науки. Не случайно на IV съезде русских зодчих в 1911 г. было принято предложение ввести в архитектурных учебных заведениях предмет «градостроение» для подготовки архи- текторов-специалистов в этой области. В 1913 г. в Петербурге было организовано Общество городов-садов. Однако наиболее крупные градостроительные замыслы зодчих остались не осуществленными как в силу сопротивления владельцев городских земельных участков, так и из-за неспособности капиталистических объединений, бравшихся за застройку отдельных частей города, справиться с такой задачей.

Рассматривая состояние городов национальных окраин Российской империи, следует отметить значительные различия в их планировке, определявшиеся в целом степенью развития производительных сил того или иного района. Так, большие города Польши, Латвии и Эстонии были наиболее индустриально-передовыми и благоустроенными в царской России (Варшава занимала в России третье, Рига пятое место по числу жителей). Помимо своего большого индустриального значения эти города, а вслед за ними Либава, Ревель, Вильно и др. играли большую роль в торговле России с западноевропейскими странами. Не случайно поэтому эти города отличались повышенным уровнем благоустройства (самодержавие пыталось создать выгодный для него «парадный фасад империи»).

Города Украины, Белоруссии и Закавказья в уровне благоустройства и технического оснащения, за исключением Киева и Одессы, значительно им уступали. Самыми неблагоустроенными были города Туркестана, включенного в Российскую империю в 60—70-х годах XIX в. К тому же, например, сеть городов современного Казахстана в то время размещалась весьма своеобразно: по окраинам располагались почти все его населенные места — Актюбинск, Семипалатинск, Верный (Алма-Ата) и др. — и немногочисленные промышленные предприятия, а центральные районы были заселены редко и использовались кочевниками-каза- хами лишь в качестве сезонных пастбищ для скота. Правда, туркестанская железная дорога, проложенная в 80-х годах XIX в. от Красноводска к Ташкенту, значительно оживила строительство в этом крае. Но все же города этой окраины, превращенные в рынок сбыта промышленной продукции центральных районов и почти не имевшие своей промышленности, развивались очень медленно. Старые районы среднеазиатских городов, формировавшиеся в течение столетий, остались и после присоединения Средней Азии к России, как правило, на том же низком уровне благоустройства. Вместе с тем именно в этот период в Средней Азии рядом со старыми восточного типа городами строились по европейскому образцу города, где размещался административный центр и селились наиболее обеспеченные слои населения. Резкое деление города — на старый и новый, совершенно различные по своему плану, было типичным для городов Туркестана (Средней Азии), Закавказья и других национальных окраин царской России.