ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВО

83

В развитии русских городов остро сказались противоречия, свойственные всем городам капиталистических стран: стихийный их рост, отрицательная роль частной собственности на землю и сооружения, неорганизованное размещение в них промышленности, жилищный кризис. О росте городов в России пореформенного периода В. И. Ленин писал, как об одном из типичных признаков быстрого развития капитализма в России: «…процент городского населения постоянно возрастает, т. е. происходит отвлечение населения от земледелия к торгово- промышленным занятиям. Города растут вдвое быстрее, чем остальное население: с 1863 по 1897 г. все население увеличилось на 53,3%, сельское на 48,5, а городское на 97%… Население городов, представляющих из себя крупные индустриальные и торговые центры, растет гораздо быстрее, чем население городов вообще… Население 14 городов, которые были самыми крупными в 1863 г., возросло с 1,7 млн. жителей до 4,3 млн., т. е. на 153 %…»1 2. Бурный рост старых и создание ряда новых городов, а также новые требования к их застройке вступили в это время в противоречие со старой, характерной для предшествующего времени, регулярной системой планировки. Неограниченный индивидуализм в частнособственнической застройке городов и изменения в строительном законодательстве и в руководстве строительством в России этого периода, ослаблявшие градостроительный контроль государства и предоставлявшие большую самостоятельность местным управлениям и частным застройщикам, также способствовали этому. Централизованное руководство строительством было фактически упразднено. Так, в 1864 г. Управление гражданским строительством было передано из Главного управления путей сообщений и публичных зданий в Министерство внутренних дел и рассредоточено по ряду самостоятельных, не связанных между собой ведомств. Это способствовало распространению в строительстве частной инициативы, преследовавшей лишь выгоды того или иного владельца и мало считавшейся с целостностью планировки и застройки городов. Если в первой половине XIX в. контроль государства во многом распространялся и на частновладельческое городское строительство, не говоря уже об общественных зданиях, то теперь роль органов, ведавших застройкой городов, в этом отношении почти свелась на нет. Этому способствовало и законодательство. Так, статья Строительного устава (издание 1857 г.) гласит: «городским обывателям предоставляется свобода разделить свои обширные места и дворы на части для продажи порознь без всякого к тому стеснения».

Господство частных интересов в развитии города поддерживалось: «Городское управление, — говорилось в одном из указаний сената, — во избежание стеснения частной собственности не вправе воспрещать возведение построек на участках земли, предназначенных по плану города под улицы, площади и т. п. места общественного пользования, но еще не выкупленные из частного владения в собственность города». Выкуп же таких участков обычно затягивался многолетними тяжбами, и поэтому даже в тех случаях, когда имелись планы городов, осуществление их было весьма затруднено. В этих условиях градостроительная задача архитектора сводилась главным образом к оформлению «лицевого фасада» по красным линиям улиц. Максимальное использование площади участков являлось основным критерием доходности застройки.

Конечно, рост городов в России и в это время сопровождался повышением уровня их^ благоустройства и инженерного оборудования, развитием водопровода, канализации и городского транспорта. Замощались дороги, вводилось освещение улиц, постепенно заменялись малоэтажные деревянные дома крупными каменными. Хотя частнособственнические отношения вносили стихийность в разбивку и застройку новых улиц и кварталов, но все же в целом происходил процесс развития городов в соответствии с новыми требованиями жизни (появляются новые улицы, необходимые для транспорта, нередко выпрямляются и расширяются старые, укрупняются кварта

лы застройки и т. д.), что, например, можно проследить на застройке Саратова, Самары (Куйбышев), Нижнего Новгорода (Горький). Однако в это время не заботились о проектировании новых ансамблей, и при застройке центральных районов города (как дающих большой доход) не только их не создавали, но нередко и искажали сложившиеся. Так, без внимания к ансамблевому построению в 1859—1860 гг. в Петербурге предполагалось застроить частными домами Адмиралтейскую и Исаакиевскую площади, а в 1870 г. доходные дома вторглись на территорию между Адмиралтейством и Невой. С нарушением целостности ансамбля были застроены и Театральная площадь в Москве, площадь с комплексом Софийского собора в Киеве и т. д.

Как уже упоминалось, развитие промышленности, торговли и транспорта повлекло за собой увеличение городского населения и быстрый рост существовавших и возникновение новых городов. Они интенсивно развивались преимущественно в промышленных районах и в местах каменноугольных и рудных месторождений, а именно в районах Петербурга, Москвы, Сибири, Донецком бассейне, на территории нефтяных районов Кавказа. Иваново-Вознесенск, Баку, Грозный, Юзовка (Донецк), Мариуполь, Горловка, Макеевка, Ново-Никола- евск (ныне Новосибирск) и др. являлись несколькими из большого числа промышленных городов, заново построенных или значительно выросших во второй половине XIX в. В 1871 г. из села Иванова и Вознесенского посада был образован город Иваново-Вознесенск. Новый его план — пример новой структуры города с несколькими центрами. В 1897 г. в нем уже насчитывалось 54 тыс. жителей. В тот же период складываются: Ново-Николаевск (первый его план как поселка был составлен в 1860 г.), Кустанай (Николаевск, основан в 1880 г., а через 5 лет переименован в Кустанай), Ялта (основана в конце XIX в.), Ашхабад (основан в 1881 г.), Челябинск, Брянск, Томск, Чита и др. Особенно быстро росли новые города в Сибири, где городское население в связи с развитием производства за последнюю треть XIX в. удвоилось. Интенсивный рост городского и особенно рабочего населения в промышленных центрах России вызвал, помимо значительного увеличения плотности застройки в городах, большое строительство в пригородах и строительство поселков вблизи больших городов, на железных дорогах. Потребность в такого рода пригородах и поселках назревала начиная с 80—90-х годов XIX в., когда вокруг Петербурга, Москвы, Харькова, Одессы и других крупных городов стихийно стали возникать многочисленные дачные и жилые пригородные поселки.

На базе бывших кустарно-ремесленных поселений немало строилось и торгово-промышленных поселков в Московской губернии— Наро-Фоминск и Павловский посад; в Нижегородской — Павлово, Ворсма; в Калужской — Людиново; во Владимирской — Тейково, Гусь и т. д., а также заводские поселки юга и Урала, например Юзовка или Нижне-Тагильский завод.

Важным фактором роста городов наряду с промышленностью был развивающийся транспорт, соединявший отдаленные районы страны. Сырье получило выход к промышленным центрам, к приморским экспортным гаваням. В этом причина быстрого развития таких портовых городов, как Одесса, Рига, Ревель (Таллин), Новороссийск, Владивосток, Ростов-на-Дону, а также городов — узловых пунктов железнодорожного и водного транспорта — Москвы, Петербурга, Харькова, Киева, Минска, Нижнего Новгорода и др. Железные дороги становятся жизненным нервом городов, вызывают около них строительство новых жилых районов, имеют для городов этого периода то же значение, какое в древности имели реки. Города, расположенные на основных железнодорожных линиях, и в особенности на их пересечениях, вырастали особенно быстро. В 1848 г. в России насчитывалось 686 городов, а к 1917 г. их было 921.