АРХИТЕКТУРА РОССИИ

73

Вторая половина XIX — начало XX в. является одним из наиболее значительных переломных этапов в истории архитектуры России. В это время произошли коренные изменения в строительной технике, в типах зданий, сменился ряд стилевых течений и зародились предпосылки для создания новой архитектуры. Этот этап в истории зодчества периода капитализма в России непосредственно предшествует советской архитектуре.

Капитализм выдвинул перед архитектурой ряд задач: создание новых типов зданий промышленного, торгового, транспортного назначения, реконструкцию быстро растущих городов и обеспечение жильем и общественными зданиями их населения. «Рост торговли, фабрик, городов, железных дорог, — писал об этом периоде В. И. Ленин,— предъявляет спрос, на совершенно новые постройки, не похожие ни по своей архитектуре, ни по своей величине на старинные здания патриархальной эпохи. Новые постройки требуют очень разнообразных и дорогих материалов, требуют кооперации масс рабочих самых разнообразных специальностей, требуют продолжительного вре-. мени для своего завершения; размещение этих новых построек совершенно не сообразуется с традиционным размещением населения: они возводятся в больших городах или пригородах, среди незаселенных мест, по линиям строящихся железных дорог и т. п.» К

Как и другие европейские страны, Россия во второй половине XIX в., особенно после реформы 1861 г., сделала большой шаг вперед в развитии производства. Капиталистические отношения, давно назревавшие в недрах феодализма, получили после завершения в 40—60-х годах XIX в. промышленного переворота широкие возможности для своего развития.. Быстро росла промышленность, расширялась внешняя торговля, страна покрывалась густой сетью железнодорожных и водных путей сообщения.

Особенно высокий темп роста крупной капиталистической промышленности в России был в конце XIX — начале XX в. Русский капитализм превзошел в это время по темпам развития производства многие страны, в том числе Англию, Францию и Германию. Быстро развивавшиеся капиталистические монополии охватили и строительство. Так, в начале XX в. только в Петербурге насчитывалось до 18 акционерных обществ по строительству жилых домов. В 1913 г. в России действовало 457 акционерных строительных обществ, из которых 222 находились в Москве, 156 — в Петербурге и 79 — в остальных городах России.

Большинство крупных акционерных обществ и фирм работало по собственным проектам, они сами заготовляли и поставляли основные строительные материалы и конструкции.

Однако, несмотря на высокие темпы развития производства, нигде в Европе столь ярко, как в России, не проявлялись контрасты между ними и сильными еще пережитками феодализма. «Особенность России,— писал в 1913 г. В. И. Ленин, — невиданная еще в эпоху буржуазных революций сила пролетариата и страшная общая отсталость страны, объективно вызывающая необходимость в исключительно быстром и решительном движении вперед…» *. 40—60-е годы XIX в. характерны небывалым ростом передовой общественной мысли, связанной с деятельностью великих революционеров-демократов: Герцена, Белинского, Чернышевского, Добролюбова, а позднее, в конце XIX — начале XX вв., с деятельностью марксистских кружков и большевистской партии. Дальнейшее обострение классовых противоречий способствовало еще большему размежеванию двух культур в России того времени: передовой — демократической, народной и реакционной — самодержавной, что особенно проявилось в литературе, музыке и изобразительном искусстве.

В это время прогрессивные русские писатели и художники ставили целью критику существовавших в России общественных отношений, привлечение внимания к жизни народа, показ народных масс как главного двигателя истории. Пути развития архитектуры, в силу своей непосредственной зависимости от заказчика и по самой природе зодчества, отличались от путей развития литературы, музыки, изобразительных искусств. Архитектура не могла, например, так непосредственно отражать прогрессивные идеи этой сложной эпохи противоречий и поисков, как это делалось в реалистической литературе, в живописи школой передвижников, композиторами «могучей кучки» в музыке. Однако общий подъем культуры, гражданственный демократический пафос ее прогрессивных деятелей воздействовали в известной мере и на зодчество. А главное, развитие строительной техники и типологии зданий, новые требования жизни заставляли архитекторов своими специфическими средствами также становиться на путь новаторских поисков, особенно в части функции и конструкции, бороться против устаревших традиций и канонов в архитектуре. В этом основная причина поисков в русской архитектуре второй половины XIX — начала XX в. и ломки привычных канонов. Жизнь требовала создания новых типов зданий, соответствующих запросам изменяющихся условий и новой эстетики. Но методы решения этих задач оставались в большинстве своем старыми, стилизаторскими, применявшимися уже в 40—50-х годах архитекторами А. И. Штакеншнейдером, К. А. Тоном и М. Д. Быковским (отцом), о чем уже говорилось в VI томе настоящего издания. Но теперь фасады и интерьеры зданий стали еще более украшенными, а их детали — более многочисленными и вычурными. Это отвечало определенным запросам русской буржуазии, видевшей в такой архитектуре как бы отражение своего денежного богатства и рассматривавшей ее как товар и рекламу. Об этом направлении архитектуры метко говорил известный художественный критик В. В. Стасов, как об архитектуре людей, «преравнодушно отпускающих товар на аршин и на фунт — стоит только протянуть руку и достать с полки. Угодно — вот вам пять аршин греческого «классицизма» — писал Стасов, — а нет — три с четвертью итальянского «ренессанса». Нет, не годится? Ну, так хорошо же: вот, извольте, остаток первейшего сорта «рококо Луи Кенз», а не то хороший ломтик «романского», шесть золотников «готики», а то вот целый пуд «русского» 2.

В то же время быстрый рост материально-технической базы русского капитализма, связанный со значительным строительством, способствовал созданию многих новых типов зданий и новых конструктивных систем, в чем и состояли основные достижения архитектуры этого периода. Сказывалась специфика архитектуры, в которой основное воздействие на решение новых задач оказывали развитие производства, науки и техники.

Развитие промышленности вызвало строительство производственных зданий нового типа— 1-этажных, многопролетных, освещаемых верхним светом при помощи фонарей и многоэтажных значительной глубины с крупными световыми проемами, газовых заводов, электростанций, а также по-новому трактованных складов готовой продукции, связанных с новыми видами транспорта, внешнего и внутризаводского. Здания, связанные с железнодорожным и водным транспортом, — вокзалы, станции, паровозные депо, пакгаузы, пристани, маяки и др., — строившиеся уже в 40—50-х годах, получили в рассматриваемую эпоху свой специфический облик, соответствующий их композиции и утилитарному назначению. Появились и новые типы зданий для торговли — пассажи со средними, освещаемыми сверху проходами и расположенными большей частью в два этажа торговыми помещениями, крытые рынки и универсальные магазины с большими залами в нескольких этажах.

Получили дальнейшее развитие такие типы зданий, как биржи и банки с обширным и высоким операционным залом, иногда освещавшимся верхним светом, с расположенными в два или более этажей кабинетами и другими вспомогательными помещениями. Широкое развитие получило и строительство учебных заведений, трактовавшихся по-новому, что особенно заметно в зданиях высших учебных заведений, нередко состоявших из ряда отдельных корпусов различного назначения. На отдельные корпуса в соответствии с их специализацией стали разделяться и единые ранее здайия больниц.

В театрах в связи с усложнением механизации сцены увеличились размеры сценической коробки, а композиция зрительного зала стала проще, с меньшим числом ярусов.

Появились и новые типы зрелищных зданий — кинотеатры. Более широкое распространение получили цирки. Новым типом зданий были выставочные павильоны и комплексы выставок, сопровождавших развитие промышленности. Планировка зданий музеев, строившихся в рассматриваемую эпоху в большем, чем раньше, ко-‘ личестве, стала более соответствовать их назначению. Строились такие новые типы зданий, как народные дома, объединявшие в себе театр, аудиторию, библиотеку-читальню, клубные комнаты и чайную.

Народные дома свидетельствовали о возрастающем значении рабочих, для которых владельцы предприятий, а иногда и правительство возводили особые здания. О растущем значении рабочего класса говорила А эволюция рабочих жилищ — от казарм начала рассматриваемого периода до рабочих поселков рубежа XIX—XX вв., более благоустроенных, со столовой, амбулаторией, школой, как ни редки они были. Однако для жилищного строительства этой эпохи характерным было дальнейшее развитие типа многоквартирного доходного дома как в сторону повышения его доходности для владельцев, так и в отношении улучшения его санитарно-гигиенических качеств.

Многие новые типы зданий, особенно имевшие перекрытия больших пролетов, минимальное сечение опор и очень большие размеры окон, невозможно было осуществлять средствами строительной техники прошлого. Она должна была измениться, а развитие промышленности, особенно металлургической, давало ей для этого широкие возможности.

Новые типы зданий настоятельно требовали применения новых конструкций разных систем и новых строительных материалов. Это вызвало расширение номенклатуры строительных материалов и строительных конструкций, введение новых видов механизации и методов организации строительных работ.

Серьезное значение в строительстве приобретает железобетон. Впервые он был применен в России еще в 1886 г., с начала же XX в. быстро осваивается. Оригинальные железобетонные конструкции и теоретические расчеты русских инженеров уже используются и за рубежом. Например, разработанная в 1904 г. система колонн «бетон в обойме» из плоских спиралей, позволяющих изготовлять прямоугольные сечения малой площади (инж. Н. М. Абрамов), или безбалочные железобетонные перекрытия, впервые в мире рассчитанные и примененные инж. А. Ф. Лолейтом при перестройке прядильного корпуса Егорьевской бумагопрядильной фабрики, а также при сооружении в 1909 г. перекрытий в Золоторожском парке Московского трамвая.

Железобетон применялся в сооружениях самого различного назначения. В нем, например, были выполнены: арочный мост пролетом 45 м у входа на Всероссийскую художественно-промышленную выставку 1896 г. в Нижнем Новгороде (г. Горький); маяк в Николаеве (первый в мире маяк, построенный из железобетона); павильон фуникулера в Киеве; паровозное депо в Минске; здание мельницы в Екатериносла- ве (Днепропетровске); прядильная фабрика в Кинешме; собор в Поти и др. Особенно широко железобетон использовался в строительстве инженерных сооружений, железных и шоссейных дорог, портов.

Новаторские поиски этого периода в области деревянных и металлических конструкций во многом были связаны с деятельностью русского инженера В. Г. Шухова (1853—1939), обосновавшего закономерность перехода от плоских к пространственным сетчатым конструкциям. Идеи Шухова нашли применение и при перекрытии больших пространств купольными сквозными конструкциями 1.

Эти годы — время выдающихся успехов русской науки (работы Д. И. Менделеева, A. М. Бутлерова, А. Г. Столетова, П. Н. Лебедева, Н. М. Сеченова, И. И. Мечникова, К- Э. Циолковского, К. А. Тимирязева и др.)—отмечены и быстрым развитием строительно-архитектурной науки, и введением новых методов расчета инженерных конструкций и сооружений (работы B. Л. Кирпичева, Н. А. Белелюбского, В. Г. Шухова, А. Ф. Лолейта, Н. А. Житке- вича, Е. О. Патона, Ф. С. Ясинского и др.).

Внедрение в строительство металла и железобетона имело огромное значение и в развитии эстетической выразительности архитектуры. Например, принцип металлических висячих и каркасных или железобетонных безбалочных конструкций потребовал и соответствующего им тектонического и пространственного выражения. Металл, стекло и железобетон позволили инженеру и’"архитектору найти такие приемы, которые избавляли новые архитектурные сооружения от загромождающих их внутреннее пространство опорных колонн, позволили значительно увеличить пролеты перекрытий, ввести компактную планировку зданий с верхним освещением помещений и т. д.

Достижением строительной техники, отразившимся на архитектуре, были также новые отделочные материалы, облицовочный кирпич и плитка, специальные виды камневидных штукатурок и разноцветная майолика, которые получили широкое распространение с начала XX в. Значительно шире, чем раньше, стало применяться стекло, листы которого достигали особенно больших размеров в витринах магазинов. С начала XX в. ряд крупных ученых (акад. Е. И. Орлов, проф. Н. А. Белелюбский, проф. А. С. Фокин и др.) своими исследованиями мирового значения обогатили отделочную технику. Так, Н. А. Белелюбский на основе предложения Д. И. Менделеева разработал метод флюатирования декора тивных поверхностей из известняка и бетона водным раствором кремнефтористоводородной кислоты, что позволило повысить водоустойчивые качества этих материалов. Арх. А. И. Бернардацци применил на строительстве биржи в Одессе (1899) цемент для создания искусственного гранита, вошедшего затем в широкую строительную практику. Совпадение быстрого развития строительной техники со стилевыми поисками в архитектуре этого времени, и особенно в конце XIX — начале XX вв., поставило с особой остротой проблему взаимосвязи строительно-технических и эстетических факторов зодчества и освоения новых строительных материалов и конструкций, что сказалось прежде всего в непосредственном проявлении строительной техники в архитектурных формах.

Усилившееся значение технических знаний увеличило роль инженеров в проектировании и строительстве зданий и сооружений. В связи с этим вводится новая, дифференцированная специализация: архитектор-художник и гражданский инженер. В 1842 г. в Петербурге было учреждено строительное училище Главного управления путей сообщения и публичных зданий, превращенное в 1882 г. в Институт гражданских инженеров.