Стамбул. Дворец Топ-Капу

55

В Стамбуле продолжалась застройка дворца Топ-Капу. На его территории в 1635 и 1638 гг. были возведены дворцы в ознаменование взятия Еревана и Багдада. Это павильонного типа сооружения из кирпича и камня. Ереванский дворец небольшой, но более монументальный. Для Багдадского очень удачно выбрано место на холме, в северной части ансамбля, откуда открывается вид на Золотой Рог, Стамбул и Ускю- дар. Восьмиугольное в плане, с четырьмя выступами-фонарями и невысоким куполом над центральной частью здание окружено галереей на изящных мраморных колоннах. Плоская крыша галереи с далеко вынесенным карнизом, легкая аркада, многочисленные окна, а также расположение дворца у большого бассейна придают ему вид легкого паркового павильона. Нижняя часть стен облицована плитами цветного мрамора и камня, верхняя — изразцами; арки сложены из чередующихся темных и светлых камней.

Особенно богат и насыщен многоцветным декором интерьер дворца. Купол, опирающийся на стрельчатые арки, покрыт росписями в сочетании с лепкой: чередующиеся в шахматном порядке фигурные медальоны с узором внутри оплетены кружевом мелкого растительного орнамента. Стены, арки, паруса облицованы расписной майоликой. Фриз с белыми надписями на синем фоне, выполненный известным каллиграфом Махмудом Челеби Топханели, опоясывает зал над дверями и нижними окнами. Особенно интересны продолговатые панно в нижней части стен, выполненные в голубовато-зеленой гамме, где среди причудливо вьющихся стеблей, пышных цветов и листьев очень живо изображены сидящие на ветках птицы и пугливые олени. Изображение живых существ, запрещенное исламом, в.монументальном искусстве исповедующих эту религию народов встречается очень редко. Недопустимое в культовом зодчестве, оно иногда проникает в светскую архитектуру.

Убранство дополняют мелкие фигурные нишки в стенах, очень характерные для жилых домов, выступающие полукруглые с коническим завершением камины, узорные алебастровые решетки окон с цветными стеклами, тонкая резьба с инкрустацией из кости и перламутра деревянных дверей и ставен. Расположенные в два яруса окна наполняют интерьер светом.

На культовое зодчество XVII в. оказало большое влияние наследие предшествующего века. Ученики Синана, среди которых наиболее талантливым был Мехмед-ага, создали интересные и значительные произведения, работая в традициях своего учителя. Высокий уровень архитектуры еще сохранялся, но дальнейшего ее развития не было.

Мехмед-ага, уроженец Румелии (Европейской Турции), был приведен в 1562— 1563 гг. в Стамбул по янычарскому набору девширме. Став янычаром, он сначала нес службу в охране мавзолея Сулеймана, а затем стал обучаться прикладному ремеслу в дворцовых мастерских, где на него обратил внимание Синан. По совету Синана Мехмед-ага изготовил подарок султану Ахмеду, за который был удостоен придворной должности. В новом чине он побывал в Египте, Аравии и Македонии, а затем, постоянно получая повышение по службе, стал, наконец, главным архитектором султана после смерти Далгыч-аги.

Самое значительное произведение Мех- меда-аги — мечеть Ахмедие, — построенная в Стамбуле в 1609—1617 гг. в традициях классического стиля. Прообразом для нее послужила мечеть Шах-заде. Повторяя в основном ее план и общую композицию, архитектор увеличил размеры здания и внес во внешний облик и интерьер новые черты и детали. Он возвел шесть стройных минаретов, окружив более высокими молитвенный зал, а двумя закрепив углы находящегося перед мечетью двора. Открытые невысокие галереи тянутся вдоль боковых фасадов двора и оформляют вход в молитвенный зал. Под ними устроены фонтаны. Введя еще одну пару минаретов, архитектор подчеркнул масштаб мечети в целом, усилил в силуэте звучание большого объема двора.

Центральный купол молитвенного зала диаметром 23,5 м покоится на огромных арках, поддерживаемых четырьмя мощными колоннами диаметром 5 м\ арки тройных экседр в полукуполах, купола в угловых частях опираются не на стены, а на свободно стоящие колонны, соединенные вдоль боковых стен легкими низкими аркадами. Обилие стройных опор, арок, отнесенных от стены, за которыми раскрывается свободное пространство, придают архитектуре интерьера легкость и праздничность. Этому способствуют и многочисленные большие окна, прорезанные тремя ярусами в стенах, экседрах, полукуполах и куполе.

Красочно и обильно убранство зала, в котором преобладает майолика с зелеными и бирюзовыми орнаментами на белом фоне. Ею облицованы все стены и верхняя часть центральных колонн. Около двух из них, стоящих у входа, устроены фонтаны. В мраморный резной михраб мечети вправлен кусок черного камня Каабы. Известный каллиграф Касим Губари украсил мечеть щитами с надписями.

Если внешний облик и особенно интерьер Ахмедие отличаются оригинальностью, то мечеть Ени (1597—1663 гг.) всецело повторяет классические образцы. Строили ее поочередно архитекторы Давуд-ага, Далгыч Ахмед Чавуш и Мустафа-ага. Эталоном послужила мечеть Шах-заде, от которой интерьер молитвенного зала, отличается лишь введением узкой арочной галереи на колоннах вдоль стены с главным входом, как в мечети Ахмедие. Центральный купол диаметром 17,5 м поставлен на арки, опирающиеся на массивные крестообразные устои. В объемной композиции также сильно влияние мечети Синана; угловые купола, полукупола, разгрузочные башенки контрфорсов уступами поднимаются к центральному куполу высотой 36 м\ два трехъярусных минарета стоят на стыках зала с двором.

Для декора использованы мрамор и изразцы. Майолика с тонкими растительными орнаментами в бирюзовых, белых и зеленых тонах покрывает стены до пышного сталактитового карниза, и на ту же высоту— центральные столбы; резные мраморные сталактиты украшают полукупола мечети; порфировые колонны поддерживают султанскую ложу; мраморные ажурные двери ведут в мечеть из покоев султана. Особенность оформления здания — большое количество резного камня. Архитектура мечети имеет несомненную ценность. Однако, лишенная в общем новых черт, она является только повторением, хотя и мастерским, достижений предшествующего века.

Сооружения XVII в. не внесли нового в развитие планировки, конструкций, композиции. Архитектурно-декоративное же искусство того периода находилось еще в расцвете. Особенно высокого художественного уровня достигли многоцветные майолики с тонкими растительными орнаментами, заполняющие интерьеры крупных мечетей и мавзолеев. Если в мозаичных наборах сельджукского и раннего османского периодов были заметны явные влияния Азербайджана, Ирана и Средней Азии, то в характере узоров и колорите майолик XV—XVII вв. проявлялись национальные черты.