Герат в XV в.

109

Площадь тимуридского Герата равнялась примерно 2,5 км2, а численность населения — более чем полмиллиона жителей. В эту пору процветания города его окрестности наполнились великолепными сооружениями и общественными зданиями, садами и культовыми ансамблями. В Герате было множество медресе, ханака, мечетей и мавзолеев, караван-сараев, больниц и бань. Богаты были многокомнатные городские дома с «каменными» (из обожженного кирпича) стенами и плоскими кровлями, резными дверями и решетками, куда вставлялись цветные стекла.

Поскольку Герат сохранял свои прежние границы стен, его рост совершался в результате расширения пригородов. Густо застроенные предместья являлись в глазах современников неотъемлемой частью города. Пригородные районы — булюки — располагались вдоль оросительных каналов, берущих воду из Герируда, имели в большинстве случаев те же названия. Булюки, которых насчитывалось девять, лежали главным образом к северу и востоку от города; некоторые из них находились за рекой и сообщались с городом через мост Мо- лон, опиравшийся на 28 арок. Историки называют многочисленные мечети, медресе и ханака, расположенные в пригороде. Базары предместий составляли продолжение городских и начинались у ворот.

Самым аристократическим пригородом являлся булюк Инджиль у северных ворот, где были сосредоточены наиболее роскошные дворцы и парки. В ту пору сохранялись некоторые сады дотимуровских времен. Баги Заган сделался резиденцией Шахруха (здесь устраивались праздники и увеселения с участием широких слоев ремесленников и торговцев). Баги Сефид расширили и в нем построили дворец для сына Шахруха, покровителя искусств Байсункара и др. Но эти сады далеко уступали тиму- ридским. Прославленные тимуридские парки служили предметом восхищения историков и воспевались поэтами. Самым большим считался сад, разбитый султаном Хусейном к северо-востоку от города на площади примерно в 1 км2; посреди сада высился дворец, четыре павильона гляделись в воды большого пруда. Этот сад назывался Баги Джехан-ара — «сад, украшающий мир». Сыну султана Хусейна принадлежал Баги Нау — «Новый сад». Парки сановников и знати мало в чем уступали садам правителей. Несколько парков заложено Алишером Навои. В частности, один из них, по словам Хондемира, был лучшим местом для прогулок во всем Хорасане, другой, в пригороде Гозургох, не имел равного в отношении климата.

От городской стены к северо-западу тянулась широкая аллея Хиябон, по сторонам которой сосредоточились к концу XV в. многие замечательные сооружения эпохи, в том числе самое роскошное из них — гератская загородная мечеть-мусалла.

Грандиозный ансамбль мусаллы, по словам современников, не имел себе равных. Возведенный по приказу супруги Шах- руха — Гаухаршад зодчим Кавам ад-Ди- ном Ширази, он включал большую мечеть мусалла и медресе с мавзолеем, где впоследствии похоронены сама Гаухаршад и другие члены правящей династии. Строительство велось в общей сложности 20 лет (1418—1438 гг.). Позднее добавлено медресе Хусейна Байкара, после чего ансамбль протянулся примерно на 550 ж. К несчастью, замечательное творение эпохи не дошло до наших дней: в 1885 г. уже сильно пострадавшие постройки были снесены артиллерией эмира Абд-ар-Рахмана из боязни, что они послужат укрытием для русских войск, наступление которых в то время ожидалось. Ныне уцелели лишь мавзолей и четыре из восьми минаретов, отмечавшие углы мусалла и медресе. Остатки зданий и беглые зарисовки дают лишь общее представление об архитектуре целого ансамбля.

Обширная в плане, занимая 106 X 64 ж по внешнему контуру и 52 X 49 ж во дворе, с высокими входным пештаком, четырьмя айванами и двухэтажными галереями вокруг двора, мусалла служила местом молений в годовые праздники курбан и фитр, а также по пятницам, когда туда стекался народ со всего города и его окрестностей. Медресе Гаухаршад с двухъярусными худ- жрами было сдвинуто к северу. Вознесенные к небу угловые минареты обоих зданий, круглые, на граненом цоколе, покрытые узором из мрамора и глазурями, делились на три яруса сталактитовыми венцами и поясами надписей. Законченный к 1432 г. квадратный мавзолей с четырьмя нишами занимал один из залов по сторонам входа медресе.

Кавам ад-Дин считается творцом конструкции пересекающихся арок; бесспорен, по крайней мере, тот факт, что он внедрил это новшество в монументальное зодчество Хорасана. Именно эта конструкция обусловила лепку форм внутреннего пространства гератской усыпальницы; венчающая нарядная чаша купола с венцом сталактитов и системой соподчиненных сталактитовых полукуполов и парусов опирается на вершины островерхих угловых ниш. В отличие от самаркандских построек XV в. составляющие основу конструкции пересекающиеся арки здесь зрительно не опущены до панели, что было бы логично с точки зрения архитектоники, а замаскированы; они очерчивают лишь звездчатое основание купола. Празднично-нарядный, покрытый многоцветовыми росписями по золотому фону, тонкий рельеф сталактитов образует лишь декоративную алебастровую оболочку, скрывающую конструктивный купол из кирпича; извне же высится ребристый купол на мощном цилиндрическом барабане, облицованный изразцовыми мозаиками. В желобках купола играют ковровые мозаики из глазурованных кирпичиков. Декор мавзолея, изысканный и утонченный, в целом отличается чрезмерной дробностью, что снижает впечатление монументальности сооружения. В постройке мавзолея принимал участие еще один зодчий по имени Имад- ад-Дин, орнаменталисты Ходжа Мир-Али Хереви и Ходжа Мирек Хереви из Герата.

В предместье Газургах к северо-востоку от города, где заканчивалась аллея Хиа- бон, в 1425—1428/29 гг. Кавам ад-Дин возвел мавзолей над могилой почитаемого патрона Герата — Ходжа Абдаллаха Ансари. Высокий портал под граненым полукупо- лом ведет в окруженный тридцатью купольными кельями двор, где стоят мраморные надгробия правителей Герата (главным образом тимуридской династии); черный мрамор привезен из-под Кандагара, белый — из местных карьеров. Над могилой самого Ансари впоследствии Бабур установил обелиск из белого мрамора высотой до 7,5 ж, иссеченный чудесным резным орнаментом. Этот монумент не сохранился. В декоре здания резные мозаики поливного кирпича слагаются в геометрические узоры — герихи и куфические письмена, дополняются резными глазурными мозаиками и мрамором.