Самарканд. Мавзолей Ак-Сарай

48

В мечети Ишратхана наблюдается дальнейшее развитие системы купольных покрытий прямоугольных помещений на параллельных арках, известной уже по большому ак-сараю Ахмеда-Ясеви и мечети Туман- ака. Купольная галерея — мион-сарай — состоит из трех квадратных в плане помещений, разделенных широкими арками и покрытых куполами, опирающимися на систему щитовидных парусов. Интерьеры были украшены живописью кундаль и глазурованными панелями. Особенно нарядна была панель в гурхане из майоликовой мозаики с тонким растительным узором. В росписях преобладают растительные вызолоченные орнаменты или крупные медальоны, чередующиеся с живописными изображениями цветов на синем или темноголубом фоне. По колориту и эффекту, производимому на зрителя, кундаль ближе росписям времени Тимура, чем времени Улугбека.

Росписи интерьеров лучше сохранились в другом идентичном Ишратхане мавзолее — Ак-Сарае, расположенном вблизи усыпальницы Гури-Эмир. Ак-Сарай размерами гораздо меньше Ишратханы, у него нет мечети, трехкупольная галерея была небольшой. Сейчас сохранилась только гур- хана. По конструкциям она схожа с центральным залом Ишратханы. При скромном внешнем облике еще большим контрастом звучит интерьер гурханы с выразительным убранством, хотя и дошедшим до нас тоже с большими утратами. Мягкое мерцание золоченых узоров, глубокий бархатный тон ультрамарина создают общий колорит, а при тщательном осмотре открываются взору тысячи мельчайших тонко и со вкусом написанных белых, розовых цветов, отражающих богатство местной флоры. Роспись дополняли красивой формы сталактиты в углах и под куполом, а также мозаичная панель. По виртуозности выполнения набора (многолепестковые цветы, листья в диаметре 2—3 см), красоте орнамента и цветового сочетания, очень тактичного введения позолоты желтых деталей панель, пожалуй, не имеет в Средней Азии себе равных.

Из монументальных мечетей второй половины XV в. известна одна мечеть Анау, близ Ашхабада, построенная в 1455— 1456 гг. Мечеть разрушилась во время землетрясения 1948 г. Она состояла из главного здания и построек, примыкавших к его северному и восточному углам. Вдоль всех трех фасадов главного здания мечети на склоне холма располагался цокольный этаж с худжрами для паломников, плоская кровля которого достигала уровня пола в мечети и служила террасой — айваном.

Квадратный зал мечети пролетом 10,5 м был перекрыт куполом на четырех подпруж- ных арках и тромпах. Стены внутри были расчленены на три яруса; в нижнем, не ис

ключая и южной стены с михрабом, находились стрельчатые ниши с выходами на внешнюю террасу, а в верхних — ниши-лоджии. В угловых частях здания размещались винтовые лестницы, ведшие к обводным галереям второго и третьего этажей. Зал раскрывался на север обширным сводчатым проемом, оформленным порталом. К нему примыкали более низкие боковые крылья с трехъярусными нишами-лоджиями по фасаду, из которых нижние соответствуют находящимся за ними худжрам, а верхние ниши декоративные.

С задней стороны портала видны три яруса разгрузочных арок; верхние из них над тимпаном оставлены сквозными. Некогда забранные резными решеткащц они служили и легким завершением портала. Устои его были фланкированы сзади полу- башнями; видимо, это нижние части некогда возвышавшихся над порталом небольших минаретов.

Планы восточной и западной группы построек несколько различны. Каждая из них имела по квадратному купольному залу пролетом 3,6 м; зал окружали двухъярусные галереи, открывавшиеся в него проемами. В западной группе помещения галереи были более развиты. Перекрытия залов и галерей представляли собой разнообразные варианты звездчатых куполов, основанных на щитовидных парусах.

Центром композиции двора служил портал мечети выразительных размеров и богатого декоративного убранства. Портал был облицован шлифованным кирпичом со вставками синих и голубых изразцов и мозаичными наборами, верх его оформляла сквозная аркатура — «ревак». Тимпан над аркой заполняло уникальное мозаичное изображение драконов на фоне цветов яблони. Сюжет, безусловно, китайский, но воспроизведен он местным мастером-мозаи- чистом в схеме, канонизированной к XV в. в искусстве Средней Азии.

Убранство интерьера намного скромнее: мозаикой здесь отделан только михраб, внизу стен шла панель с геометрическим рисунком из терракотовых плиток и изразцов, а выше нее — гладкая ганчевая штукатурка. Только на выкружке подпружных арок нанесены рельефные ганчевые надписи; в одной из них содержится дата постройки мечети. Щеки подпружных арок и верх купола были скромно украшены простым гирихом, выполненным в технике «часпак» (резьба по двухслойному ганчу). Она не встречалась в самаркандских сооружениях, зато получила распространение в интерьерах Бухары XVI в.

В конструкциях главного здания мечети еще не использована система перекрещивающихся арок, которая с успехом применялась во второй половине XV в. в Самарканде и Герате, но разнообразные купольные перекрытия боковых галерей строятся на элементах и принципах этой системы.

Стилистически мечеть Анау близка хорасанскому зодчеству. От самаркандских построек она отличается, в основном, пространственной композицией интерьера, раскрытым в окружающие галереи, и наличием многоярусных лоджий. Во внешних облицовках, как и в зданиях Самарканда вто-. рой половины XV в., намечается отход от цветовой перенасыщенности. Фасады отделываются шлифованным кирпичом, который оживляется изразцовыми вставками, а мозаичные наборы занимают наиболее ответственные места. Для общей композиции ансамбля характерно противопоставление массивного объема главного здания с подчеркнутой вертикалью портала более низким боковым постройкам. Мечеть, эффектно поставленная на склоне холма былой крепости, возвышалась над окружающей застройкой.

В силу сложившихся благоприятных исторических и экономических условий архитектура Средней Азии в конце XIV— XV вв. развивалась быстрыми темпами. Перед зодчими встали крупные градостроительные проблемы; их решения требовали рост городов, развивающиеся торговля и ремесла. Градостроительные работы в Самарканде, видимо, не были осуществлены в полном намечаемом объеме. Однако пробитые в то время торговые улицы и площади заложили основу планировки города, обусловившей структуру его на столетия (частично сохранилась в этой средневековой части и до наших дней). В конце XIV— XV вв. сооружается ряд крупных архитектурных ансамблей, которые играли роль высотных центров для отдельных частей города, определяя общий силуэт его.

При интенсивности и большом масштабе строительство было сосредоточено лишь в крупных городах — Самарканде и Шах- рисябзе, отчасти в Бухаре, а в других местах сводилось к единичным случаям. Такая концентрация способствовала выработке нового, единого, ярко выраженного стиля архитектуры в основном на базе местных строительных традиций и новых художественных влияний, в связи с участием мастеров различных областей и стран. Во второй половине XV в. с расширением строительства в Хорасанских провинциях используются местные традиции, поэтому сооружения, сохранившиеся на территории современной Туркмении, отличаются от самаркандских.