Самарканд. Ансамбль Шахи-Зинда

37

На внутреннем конструктивном куполе приморожена мозаичная облицовка; внешний купол покоился на барабане и внутренних ребрах жесткости. Анализ пропорционального строя интерьера показывает, что не только плановая конфигурация помещений, но и высота арок, стен, яруса парусов, купола — все в конечном счете исходит от пропорций и размеров шестигранного плана центрального зала. Так, в плане и в объеме интерьера, на отдельных плоскостях и в общих массах создается гармоничная соподчиненность отдельных частей между собой и целым — качество подлинно классического произведения искусства.

Разрушения перекрытия усыпальницы, возможно, и внешнего купола носят явно насильственный характер. В остальном же сохранность — лучший показатель строительных достоинств мавзолея. Прочные фундаменты, единство облицовочного и стенового кирпича, гидростойкие растворы в кладке и облицовках, двухслойная каменная прокладка в цоколе, более гибкая нежели, например, в мавзолее Текеша система межкупольных ребер жесткости, оригинальная общая структура мавзолея, уменьшающая инертные массы кладки, — все это является достойным завершением творческих исканий хорезмской школы зодчества.

Самаркандская школа зодчества XIV в. может быть представлена хорошо сохранившимися памятниками из ансамбля Ша- хи-Зинда. Это мавзолеи Ходжа- Ахмада, Кусама ибн-Аббаса, Безымянный, 1360—1361 гг., Туркан-ака, Туглу-Текин, Эмир-заде, мастера Али из Несефа, портал так называемого неизвестного мавзолея № 2. Ряд мавзолеев построен уже во время деятельности Тимура, но в их архитектуре еще не проявились характерные черты зодчества его времени.

Большинство названий мавзолеев свидетельствует об исторически достоверных лицах — родственниках и военачальниках Тимура. Так, к концу XIV в. на территории древнего городища Самарканда-Афросиа- ба, рядом и на подходах к мавзолею Кусама ибн-Аббаса [его культ в то время был настолько значителен, что поклонение могиле святого (зиарат) приравнивалось к совершению хаджа в Мекку] сложился богатый некрополь и ансамбль мемориально-культового типа.

Хотя в то время еще не было культурного наслоения по бокам дорожки «север — юг», к которой обращены входы всех мавзолеев, и ряд мавзолеев можно было обойти и рассмотреть со всех сторон, все богатство архитектурного декора было сосредоточено на входных порталах усыпальниц. Это своеобразные экраны, прорезанные в центре входной нишей, перекрытой стрельчатым сводом. Моделировку архитектурных форм портала образуют керамические плиты и блоки. В наружных углах портальных ниш, а иногда и по краям портала установлены трехчетвертные колонки, П-об- разные пояса из разных штампованных или резных плит, обрамляющих вход, намечают слабое заглубление плоскостей и лент к центральному проему. Поле между архивольтом арки и первым П-образным поясом (тимпан) заполнено единой орнаментальной композицией. Порталы имели невысокую панель и карниз из нескольких рядов ячеистых плит. Облицовка портальной ниши, выполненная в той же манере, что и по наружным плоскостям портала, подчинена членениям, намеченным панелью и угловыми колонками. Завершение ниш лишь в наиболее богато отделанных мавзолеях решено декоративным сталактитовым полу сводом.

Размеры всех в общих чертах обрисованных элементов порталов Шахи-Зинда колеблются в пределах габаритов порталов мавзолея Ходжа-Ахмада и Туркан-ака (6,5X8 м и 8,65X9,85 м). Эти размеры дают представление о небольшом масштабе архитектуры названных мавзолеев. Последовательная же разработка архитектурных форм, доведенная на фасадах до мельчайших, ювелирной тонкости завитков орнамента, придает каждому памятнику Шахи-Зинда черты неисчерпаемого декоративного богатства и подлинной монументальности. Подобные традиции, воплощенные в резном ганче, резной неполивной терракоте, фигурных кирпичных выкладках, к XIV в. уже получили широкое развитие в зодчестве Средней Азии. Образцом для строителей первых майоликовых порталов в ансамбле Шахи-Зинда могла служить группа узгенских мавзолеев.

Связующим звеном между узгенскими мавзолеями и мавзолеем Ходжа-Ахмада из ансамбля Шахи-Зинда, точно не датированным, но по всем данным близким по времени зиаратхане мавзолея Кусама (1334 г.), является редкостный по сочетанию рельефных полихромных и монохромных облицовок мавзолей Мухаммеда Баша- ро, расположенный в селении Мазари-Ше- риф (Северный Таджикистан) и датируемый надписями на портале 1342—1343 гг.

Введение цвета повышает образную выразительность памятника. Майолика с гладкой или слегка штампованной поверхностью, покрытой цветными глазурями, и наполненная светотенью резная терракота подчеркивают друг друга. В связи с этим рельефные пояса отделены друг от друга узкими, гладкими глазуровайными лентами. Цвет постепенно заменяет рельеф, причем мелкая фоновая орнаментация всегда темнее и насыщеннее в цвете, чем крупные узоры.