Рабат-и-Малик, Бухарская область

90

В первой половине XX в. существовали еще руины караван-сарая Рабат-и-Малик, находившегося на пути между Бухарой и Самаркандом. Судя по величавому главному фасаду, этот караван-сарай может быть причислен к значительнейшим творениям зодчих Средней Азии. Фасад Рабат-и Малика хотя и скомпонован по той же схеме, какая выявлена в главных фасадах караван-сараев Дая-хатын или Белеули, но уникален по своей. архитектонике. На глухих боковых крыльях выложены по- луцилиндрические выступы, примыкающие один к другому и поверху соединенные ступенчатыми арками, подобно «гофрированным» стенам замков. Впечатление мощи зрительно усиливается гофрами, контрастирующими с изящными удлиненными нишами, украшенными узорной кладкой. Превосходная кладка из обожженного кирпича служит облицовкой в один — три кирпича сырцовых стен, за исключением портала, целиком сложенного из обожженного кирпича. Стены завершались карнизом в виде поясов с особой укладкой кирпича. Одна из угловых башен, судя по изображению 1841 г., была минаретом. Другая, как можно предполагать по симметричной композиции главного фасада, имела ту же форму. Портал подчеркнут рамкой из восьмиконечных звезд, выложенных из кирпича на ганчевом фоне, украшенном линейной резьбой. План здания без археологических работ остается невыясненным.

Своеобразный тип укрепленных караван-сараев сложился вдоль главных караванных троп, связывавших Хорезм с южным Туркменистаном и Ираном. К их числу принадлежат четыре средневековых караван-сарая из обожженного кирпича, развалины которых сохранились близ древнего русла Узбоя. Показательны два из них — Ак-Яйла и Талахан-ата — со свойственным этой группе построек круглым планом. Отсутствие естественных источников воды вынудило устроить на территории караван-сараев специальные водохранилища, куда с прилегающих такыров вода шла по перекрытым кирпичом кирпичным лоткам.

Здания караван-сараев в населенных пунктах не нуждались в укреплениях.

Медресе этого периода, неоднократно упоминаемые в письменных источниках, не сохранились. Общее сходство в планировке караван-сараев и медресе более позднего

времени позволяет предполагать, что и ранние медресе имели планировку застроенного по периметру внутреннего двора. Помимо, помещений для учащихся— худжр, в состав медресе входили аудитории, библиотеки, мечети, требующие больших размеров, более сложных перекрытий и большего использования средств художественной выразительности.

В письменных источниках есть многочисленные сведения о банях, базарных постройках, но до нашего времени они не дошли. Открытые археологами фрагментарно сохранившиеся бани XI— XII вв. уже обладали специальными устройствами (углубление здания в землю в целях уменьшения теплопотерь, отопление жаровыми подпольными каналами, компактность планировки), какие встречаются в наиболее ранних из сохранившихся— банях Бухары XVI в. Бани служили не только гигиеническим целям, но и были особого рода общественными зданиями. Макдиси (X в.) охарактеризовал мервские бани как «доставляющие наслаждение», а продолжатель «Истории Бухары» назвал одну из бань Арслан- хана «великолепной».

С наибольшей полнотой археологическими работами выявляются руины бани в Таразе (современный г. Джамбул, Казахстан). Здание, представляющее собой прямоугольник 13,6 X 12,4 м, углублено в землю. Сохранились стены на высоту до 1 м, а в одной из комнат — кирпичный пол со сливным отверстием; полностью уцелела кирпичная ванна размером 1,75 X 0,47 м. На стенах некоторых комнат видны фрески: рисунок — геометрический, цвета — желтый, красный, серый и черный. Найдены сидения и остатки печей. Отопление осуществлялось кирпичными каналами под полом и вертикальными из гончарных труб диаметром 20 см в стенах.

Баня XII в. в Нисе построена из рваного камня вперемежку с обожженным кирпичом. Стены оштукатурены, а пол обмазан гидравлическим раствором. Сохранилась половина зала с пятью резервуарами из кирпича на гидравлическом растворе. Наполовину уцелели округлой формы топка, сложенная из кирпича на глиняном растворе, и топочные каналы. На стенах остались следы многослойной штукатурки и живописи. В одном месте видно панно с клеткой квадратов, рамка которого в верхней части занята надписью почерком насхи, а в боковых — растительным узором.

Характерными для Средней Азии сооружениями были сардобы—крытые водохранилища. Их создавали на караванных путях заинтересованные в караванной торговле государства, через которые проходили торговые трассы. Сардобы устраивались и в городах как запасные резервуары воды. Они представляли собой сложенные из кирпича в специально вырытом котловане цилиндрические резервуары диаметром до 16 ж и глубиной до 10—15 ж. Для наполнения водой устраивались специальные отверстия. Резервуар перекрывался куполом с круглым отверстием в замке, толщиной стенок у основания купола до 1,5 ж, а в вершине его — в один кирпич. Вход по кирпичной лестнице, огражденной кирпичными же стенами, вел ко дну резервуара. Арочные вентиляционные отверстия располагались в стенах на уровне земли и в верхней части купола. Сардобы наполнялись снеговыми и

дождевыми водами, стекавшими по естественному уклону такыров, или подведенной водой из рек и каналов. Выстланное кирпичом дно периодически очищалось от осадка.

Из городских водохранилищ сохранилась сардоба XI—XII вв. в квартале керамистов в Мерве близ мавзолея Мухаммеда ибн-Зейда. Ее диаметр 6,1 м, глубина в современном состоянии 5,5 ж. Стены выше поверхности земли разрушены. В подземной части они выложены из обломков обожженного кирпича на глиняном растворе и с внутренней стороны тщательно облицованы в один ряд кирпичом на кыровом растворе (известь 40%, растительная зола— 60%). Кирпичный пол выполнен^ на том же растворе, которым затерт до гладкости. Сохранились два отверстия 20X ХЗО см для слива воды.

В число наиболее распространенных культовых построек входили мавзолеи и мечети.