Вариации на классическую тему

12

Период с 1924 по 1930 г. в Европе был временем растущего благосостояния; в течение этого шестилетия объем строительства превысил существовавший когда-либо раньше. Характерными для Европы этого времени были политическая свобода и социальное экономическое развитие; затем, в 1930-1933 гг., последовала экономическая депрессия, снизившая объем строительства.
В течение следующих шести лет, предшествовавших началу второй мировой войны, объем строительства вновь начал возрастать.
Политическая свобода и экономическое развитие оказали значительное влияние на архитектуру и строительство. Экономические условия воздействовали на размеры строительства, а политические условия — на его характер. Утверждалось не раз, что искусство может процветать только в условиях свободы или просвещенного руководства, и такие именно условия господствовали во многих европейских странах в течение первого из названных периодов, в частности, в Германии, Франции, Голландии, Дании, Швеции, Норвегии, Чехословакии и Швейцарии; в этих странах развивалась самая прогрессивная, жизненная и мощная архитектура в отличие от таких стран диктатуры, как Италия и Испания. Эта противоположность стала еще более резкой после изменений, происшедших в немецкой архитектуре, когда и Германия в 1933 г. из демократической страны превратилась в страну абсолютной диктатуры. В демократических странах архитектура в этот, наиболее активный период столетия была особенно ищущей и живой.

При изучении архитектуры Европы 1924-1933 гг. я предлагаю принять за основу классификацию самого общего порядка, противопоставляя архитектуре традиционных стилей и традиционных методов использования материалов архитектуру, возникшую как следствие логического решения проблем, из назначения постройки ее конструкции и новых материалов, созданных современной промышленностью. Это не значит, что традиционная архитектура исключает логическое решение строительных проблем, но проблемы такого рода вступают здесь в компромисс с традиционной практикой, а методы проектирования следуют в той или иной степени традиционным принципам в то время, как в новой архитектуре методы проектирования имеют под собой базу более эмпирическую. Различие можно показать одним примером.
Архитектор, не отказавшийся от классических традиций, предпочитает симметричные планы. Он начинает обычно с эффектного симметричного фасада, и в соответствии с ним проектирует и симметричный план. Процесс этот очень трудоемкий, и лишь в результате многочисленных попыток создается план и симметричный, и отвечающий функциям сооружения; при особенно трудном задании ради симметрии жертвуют удобствами его эксплуатации. Архитектор новой школы, проектирующий логично, исходя из назначения здания, не стремится проектировать свои планы или фасады симметричными, а руководствуется главным образом функцией здания. Отсюда и вытекают фасады сооружения и весь проект в целом.