Триумфальная арка

48

Триумфальная арка, воздвигнутая Наполеоном, представляет собой простое подражание триумфальной арке Септимия Севера, в то время как более эффектная арка Звезды представляет собой попытку придать памятнику трехмерность введением боковых арок (впрочем и этот памятник сохраняет характер двух измерений). В мемориальной арке Лютьенса на Сомме вполне убедительно создано впечатление трех измерений. Со всех сторон там расположено по три полуциркульных арки (с обеих сторон средней арки две более низкие), производящие впечатление пробитых в каменном блоке продуманных пропорций. С двух сторон арки больше, чем с двух других сторон, и эта подчиненность одних фасадов другим вносит в памятник определенную закономерность. Широкая центральная арка несет массу средней части памятника, логично его завершающую. Арка с ее массивной надстройкой производит впечатление действительно несущей, в отличие от римских арок, завершенных скульптурными группами вроде квадриг. В отличие от римских и, позднее, ренессансных арок, в монументе нет почти никакой скульптуры: эффект этого великолепного, производящего большое впечатление памятника обусловлен последовательностью поднимающихся масс, соотношением гладких плоскостей и светотенью массивных блоков, прорезанных высокими арками. Памятник великолепно выражает стремление ввысь к чему-то более возвышенному; он расположен на невысоком холме над могилами 73 367 неизвестных солдат с видом, открывающимся на поле битвы при Сомме, и кажется мне непревзойденным среди великих памятников истории. Он проникнут подлинным классическим духом больше, чем все остальные сооружения рассматриваемого периода. Следует напомнить о том, что внешнее величие и великолепие греческого храма должно было внушать благоговение и почтение. Такова была цель и такова же цель тьепвальского памятника, где архитектор достиг ее, как достигали своей цели архитекторы Греции.

Обращаясь к использованию традиций античности для сооружений более утилитарного характера, вроде конторских зданий, мы встречаемся здесь, в мире деловом и будничном, с резким контрастом между архитектурой и ее применением. Для банков или контор — мощные и лаконичные ренессансные дворцы Флоренции и Рима, не имеющие ни колонн, ни пилястр, более подходящие образцы, чем перистили греческих или римских храмов. Мидлендский банк Лютьенса ближе к флорентийскому палаццо, чем к греческому храму: его фасады лишены колонн в противоположность другим банкам, расположенным поблизости, для которых характерны колоннады и портики.