Жизнь эпохи Возрождения

51

Жизнь эпохи Возрождения была тесно связана с искусством. Оно составляло её неотделимую часть и не только как предмет созерцания, но как труд и творчество, искусство как бы стремилось не только наполнить церкви и дворцы, но и найти себе место на городских площадях, перекрёстках улиц, фасадов домов и в их интерьерах. Трудно было найти человека, равнодушного к искусству.
Развитию искусства немало способствовало то, что в больших городах скопились быстро нажитые богатства. Но лёгкий успех не портил даже самых падких до славы и наживы художников, так как строгие основы цеховой организации художественного труда были ещё сильны. Молодёжь проходила обучение, работа в качестве подручного у зрелого мастера. Многие художники, поэтому так хорошо знали ремесло искусства. Произведения искусства XV в. Выполнялись бережно и любовно. Даже в тех случаях, когда на них не лежит отпечаток таланта или гения, нас неизменно восхищает добротное мастерство.

Из всех видов искусства первое место принадлежало изобразительным искусствам и архитектуре. Недаром имена великих живописцев и архитекторов известны любому образованному человеку.
Эпоха Возрождения охватывает несколько столетий. Её рений этап в Италии относится к первой половине XV в. Родиной Возрождения стала Флоренция. «Отцами» Возрождения называют живописца Мазаччо, скульптора Донателло и архитектора Ф. Брунеллески.

Мазаччо

Мазаччо в возрасте около 25 лет приступил к росписи капеллы Бранкаччи в церкви Санта-Мария дель Кармине во Флоренции. Созданные им образы исполнены человеческого достоинства, наделены физической силой, красотой. Главное художественное средство Мазаччо – могучая
светотень, развитое понимание объёма. Художник умер, не достигнув 30 лет, но его ученики и последователи продолжили искания нового в области монументальной живописи, перспективы, колорита.

В итальянском искусстве XV в. вырабатывается своеобразное пони-мание художественной правды. Живописцы продолжают черпать свои сюжеты из церковных легенд, стены церквей украшаются исключительно библейскими сценами, но эти сцены переносятся на площади и улицы итальянских городов, происходят как бы на глазах у современников, и благодаря этому сама каждодневность приобретает возвышенно-исторический характер. Художники включают в легендарные сцены портреты заказчиков и даже автопортреты. Порой в живописную композицию попадают улицы с их случайными прохожими, площади с шумной толпой, люди в современных костюмах рядом со священными особами.
Главной отличительной чертой живописи стала обоснованная перспектива. Художники гордились ею как открытием и презренно относились к своим предшественникам, которые её не знали. Они могли с математической точностью строить в трёхмерном пространстве сложные, многофигурные композиции. Правда, флорентийские живописцы ограничивались только линейной перспективой и почти не замечали роли воздушной среды. Однако историческое значение открытия перспективы было огромно. В руках великих живописцев оно стало могучим художественным средством, помогла расширить круг явлений, подлежащих художествен-ному воплощению, включить в живопись пространство, пейзаж, архитектуру.