Обширный и роскошный усадебный комплекс

111

В конце XVIII в. в Иваново И.И. Михельсон создал обширный и роскошный усадебный комплекс, включавший огромный парк в английском стиле на берегу Ивановского озера, ампирный храм во имя Иоанна Предтечи, оранжереи, хозяйственные постройки, господский дом с картинной галереей и библиотекой; начали строить новый господский дом-дворец, но из-за смерти владельца строительство не завершили. Все постройки в усадьбе были каменными. И.И. Михельсон чувствовал себя здесь неограниченным властелином, жил на широкую ногу. Около его господского дома стояли 70 дворов, где жили семьями его дворовые, а их было свыше 200 человек. Михельсон любил комфорт, удобства, порядок. Их здесь обеспечивали управляющий, дворецкий, писарь, кондитер, 11 лакеев, 2 парикмахера, 5 поваров, 4 кучера, 15 конюхов, подлекарь, 5 портных, 5 садовников, 5 ткачей, 4 пекаря, 4 охотника, по 3 человека сапожников, башмачников, столяров, каретников, медников, 4 кузнеца, каменщики, прачки, горничные, 35 музыкантов, 35 певчих и другие дворовые Особое внимание уделял Михельсон церкви Иоанна Предтечи, в которой в честь Екатерины II был устроен придел Екатерины Великомученицы. В приделе этого храма находились иконописные изображения императрицы Екатерины II, И.И. Михельсона и его дочерей. Михельсон считал Екатерину II своей благодетельницей: она была крестной матерью его сына Григория, прощала слабости самого И.И. Михельсона, высоко ценила его воинские заслуги (произвела в полковники, наградила орденом святого Георгия), разрешала близость его семьи ко двору. В дни ярмарок около церкви Иоанна Предтечи шла бойкая торговля, устраивались и нехитрые увеселения для народа Богатый, отчасти сумасбродный, привычный в своих владениях к неограниченной власти, И.И. Михельсон создал в Иваново цветущую усадьбу, но так было только при его жизни. Затем его главный наследник — сын — за 10 лет разорил эту богатейшую усадьбу, имение продали за долги, в советский период от былого великолепия усадьбы не осталось и следа. В начале 1930-х гг. церковь закрыли, из ее подвального помещения, из склепа, выбросили останки И.И. Михельсона, его сына Григория и дочери Елизаветы (которые наспех захоронили где-то около церкви). В здании храма открыли клуб, снесли купол и колокольню. В 1989 г. в здании храма открыли музей, рассказывающий об этом храме и владельцах имения Иваново, а потом храм вернули Церкви.

Посещая Иваново, невольно задумываешься над судьбой первою владехьщ этою имения И. И. Михельсона и членов ею семьи, пытаешься понять причины их бед, понимаешь, что нужно разумно распределять своё время и силы для выполнения служебных и семейных дел. Иван Иванович Михельсон (1735—1807) происходил из рода, который берет свое начало в XVI в. в Англии и Швеции. Его предки перешли на русскую службу и поселились в Аифляндии. Михельсон начал служить в 1754 г. (в 19 лет) солдатом лейб-гвардии Измайловского полка, а в 1806 г. был назначен командующим армией (ему 71 год), его воинская служба длилась 53 года (1754—1807). Он был талантливым полководцем, гуманным военачальником. Михельсон любил и уважал русских солдат, своих подчиненных, хорошо знал их нужды, утверждал, что «первым предметом в военном деле есть: уважать свойства и нужды солдата». Михельсон постоянно обеспечивал повышение воинского мастерства его солдат и офицеров, придумывал неординарные решения при борьбе с неприятелем, был разумно гуманным с пленными, а главное — он был кристально чистым и чрезвычайно честным человеком. Неудивительно, что у него было много завистников, на него клеветали императрице Екатерине II. Михельсон первым одержал победу над Е. Пугачевым, но вскоре после взятия его отрядом Казани он был отстранен от командования отрядом (его место занял А.В. Суворов). Михельсона беспочвенно обвинили в сговоре с Пугачевым, в умении обога- гцаться в процессе боевых действий. Недруги Михельсона устраивали интриги против него, хотели затмить его заслуги и боевой опыт. Михельсон был военным человеком, поэтому добросовестное и точное выполнение приказов руководства было его правилом. Он выполнил приказ бороться с самозванцем и стал первым победителем Пугачева, но он не был безмерно жестоким по отношению к своим противникам и пленным мятежникам. Михельсон был первым, кто доказал, что войско Пугачева можно победить. В царское время Михельсона почтительно называли усмирителем Пугачевского бунта. И все-таки, начав разгром войск Пугачева, он был отстранен от командования отрядом. В стремлении устранить Михельсона тогда вспомнили и то, что он был протестантом, хотя и чувствовал большое тяготение к Православию (незадолго до смерти генерал всё-таки принял Православие, а в своем имении Иваново построил православный храм), намекали также о его тайной поддержке бунтовщиков. Из-за интриг Михельсона периодически пере- мегцали из одного места в другое. Получалось, что поручали ему самые сложные кризисные военные дела, он находил верные пути их решения, а когда начинались успехи, его отправляли на новое место службы; так было неоднократно.

Всю свою сознательную жизнь Михельсон прежде всего служил Отечеству, дела его семьи оставались на дальнем плане, но материальное благополучие домочадцев он обеспечивал сполна. Жена, сын, дочери жили в полном достатке, были избалованы, склонны к расточительству. Михельсон был виновен в том, что не контролировал их поступки, прогцал ошибки, фактически был виновен в их практической нежизнеспособности. После смерти отца Григорий Михельсон (1791—1817) выгиел в отставку в чине поручика, хозяйством в имении не занимался, вел распутную жизнь, без счета тратил доставшееся ему наследство, был прожигателем жизни. Из-за его выходок жители Великих Лук боялись молодого Михельсона, ведь он устраивал чуть ли не набеги, пускал в ход для устрашения жителей пожалованные его отцу пушки. Г. И. Михельсон мог скупить в магазинах всю соль, разбросать ее по дороге, чтобы ездить по соли на санях летом, как зимой по снегу, а жители страдали от отсутствия соли в магазинах. У Г. И. Михельсона от крепостной крестьянки Авдотьи Калиничны были трое незаконнорожденных детей: Екатерина, Михаил, Григорий (первый из сыновей со временем стал известным архитектором, второй — академиком пейзажной живописи, дочь удачно вышла замуж за дворянина, отставного штаб-ротмистра И.М. Гибер-фон-Грейффенфельса); дети носили фамилию Эльсон. Судьбы детей непутевого Г.И. Михельсона (умер в 1817, в возрасте 26 лет) устроил родной племянник его отца — генерал АЛ. Воинов.