Усадьбы в Астрахани

87

В 55 лет его отправили наводить порядок в Астрахани, но при этом никакими полномочиями не наделили, не вели речь и о жалованье (так поступали с ним не в первый раз, то же было в 1725, 1734). Потом уточнили, что ему оставили чин генерал-поручика и половинное «штатское» жалованье. В Астрахани он занимался распутыванием сложных калмыцких тяжб, что еще более подорвало его здоровье. Татищев просил Петербургское начальство отпустить его на покой по старости и слабости здоровья. Но вошедшая на престол императрица Елизавета Петровна Романова (дочь Петра I) назначила 55-летнего Татищева Астраханским губернатором. Татищев в связи с этим просил освободить его от калмыцких дел, вернуть невыплаченное за 25 лет жалованье, возместить нанесенный ему в Самаре ущерб (разграбили, распродали его вещи); сполна это все не сделали. Особенно тягостно было то, что он был обязан продолжить решение калмыцких тяжб. Калмыцкие феодалы писали клеветнические доносы на него в Петербург, беспочвенно обвиняли его в жестокости и взяточничестве. Татищев тяжело заболел, у него отнялась правая рука, только после этого его освободили отрешения калмыцких дел. Татищев просил освободить его и от губернаторства в Астрахани, куда ссылали преступников и опальных чиновников, где ему с его ослабленным здоровьем работать стало слишком тяжело. И в таких условиях он обязан был обеспечить охрану рубежей России на Северном Кавказе и на юго-востоке, где была неблагополучная пограничная ситуация, а в астраханском порту было всего несколько небольших кораблей (в 1725 г. их было 177). Остается удивляться, откуда он черпал силы для улучшения лестной хозяйственной ситуации. Благодаря его поддержке в Астрахани было налажено производство шелка, пытались разводить хлопок, расширяли торговлю (в большой мере силалш армянской общины, за поддержку которой Татищев получил осуждение из Петербурга). За свой труд Татищев не получал достойного жалованья, а часто его вообще ему не выплачивали. Но несмотря ни на что Татищев упорно писал в Петербург и называл упущения и ошибки в деятельности правительства (недоработки в территориальном делении страны, отсутствие географических карт, корыстные действия губернаторов и чиновников, отсутствие дельных школ для детей и юношества, серьезные недостатки в судопроизводстве, нерешаемые демографические проблемы, отсутствие мудрой трудовой политики в государстве и др.). Практически все его инициативные служебные записки в Петербурге серьезно не рассматривались, ответов на них он не получал. Получалось, что он ратует за государственное благополучие, а его игнорируют или даже осуждают за его активность, инициативы, предложения. Все это очень расстраивало Татищева, способствовало дальнейшему ухудшению его здоровья. Только в 60 лет ему разрешили переехать в его подмосковное имение Болдино, где ему пришлось жить какое-то время в условиях домашнего ареста (за ним наблюдали приставленные к нему солдаты). Но Татищев не обращал на это внимания, в условиях своего ухудшившегося здоровья спешил привести в порядок рукопись своей «Истории Российской», завершить свои другие тшучно-практические работы по географии, преобразованию различных сфер жизни России, предлагал меры против массовых побегов крестьян за границу, думал о целесообразности приглашения людей из зарубежных стран для заселения и возделывания отдельных почти пустых российских территорий, предлагал создать долговой банк (выдача кредитов под умеренные проценты) ради развития национального производства и повышения благосостояния россиян и многое другое. Татищев надеялся, что его труды будут известны правительству, соотечественникам, будут опубликованы и использованы на практике. Удивительно, но при жизни Татищева у него была всего одна публикация. В 1725 г. (Татищеву 39 лет) в Швеции в периодическом собрании документов шведской истории была опубликована на латинском языке заметка Татищева о находках в Сибири костей мамонта. Этот материал был переведен на шведский язык и чуть позже был вновь опубликован.

В.Н. Татищев умер в Болдино в возрасте 64 лет, там его и похоронили. В советский период могила Татищева и подмосковная деревня Болдино были объявлены историко-культурными памятниками федерального значения (1960, 1974). В 1986 г. 300-летие со дня рождения Татищева — ученюго-энииклопедиста было включено в Календарь памятных дат ЮНЕСКО, а в СССР (нашей стране тех лет) работал юбилейный комитет.

Подводя итог рассказу о жизни В.Н. Татищева, приходим к выводу, что по большому счету он был доволен результатами своих дел во благо России. Все свои силы, знания, опыт он отдал Отечеству, служению Родине. Но будучи одним из первых российских масонов, обделив своим вниманием свою семью (на которую времени и сил у него не оставалось), он нарушил ряд христианских правил, обрек себя на неудачи в личной жизни, крах его семьи, полный дискомфорт в отношениях с женой, отсутствие взаимопонимания с сыном и дочерью. К старости больной и немощный, он остался никому не нужным, одиноким. Отдав все свои силы служению Отечеству, в конце концов Татищев оказался забыт своими современниками, да и потомки о нем знают пока мало.