Усадьбы в селах

89

В селе Екатерининском, близ г. Острова, по инициативе его владельца Владимира Александровича Симанского построили (1842—1845) церковь во имя Спаса Нерукотворного Образа Со временем его внук Владимир Андреевич Симанский сыграл активную роль в устройстве в г. Острове Спасо- Казанского монастыря, стал отцом пятерых детей (среди них Сергей, будущий Патриарх Алексий I). При открытой в 1897 г. женской Казанской общине и при местном храме были созданы церковно-приходская школа и школа рукоделия (ей руководила М.Н. Симанская), а также богадельня и лечебница Выделенные Симанскими финансовые средства и материальные ценности (утварь, иконы, постройки, фруктовый сад, огороды, земля и др.), а также щедрая помощь благотворителей обеспечили процветание общины, которая в 1907 г. была преобразована в монастырь. Его основателем стал отец Гермоген, или священник Павел Владимирович Симанский, инициатор создания Казанской женской общины. П.В. Симанскому в создании общины и монастыря активно помогала его племянница (дочь брата) — Мария Николае на Симанская (род. 1872). Она вела большую общественную работу в островском уезде, в том числе была председательницей правления Островского благотворительного общества, позже скончалась в Риге в Покровском монастыре как монахиня Сусанна. М.Н. Симанская была последней представительницей рода Симанских в г. Остров.

После февральской буржуазной революции 1917 г. в Екатерининском, в родовой усадьбе Симанских, собрались многие из них в надежде пережить трудный период, но весной 1918 г. они были вынуждены уехать. Созданный дворянами Симанскими монастырь вскоре был закрыт, в 1920—1941 гг. в его постройках размещался пограничный отряд, а в период гитлеровской оккупации в монашеских кельях устроили концлагерь, у монастырской стены пленных расстреливали.

Владельцем села и имения Екатерининское в XIX в. стал один из сыновей Владимира Александровича Симанского — Павел Владимирович (1834—1907). Он был морским офицером, служил в гражданском ведомстве, был мировым судьей Островского уезда и в Кронштадте, где его духовником был известный православный подвижник Иоанн Кронштадтский. В 59 лет П.В. Симанский стал священником — о. Гермогеном Он хотел в Екатерининском выполнить волю его покойного отца — устроить при храме во имя Спаса Нерукотворного небольшую богадельню. В 1895—1897 гг. П.В. Симанский и его племянник Владимир Андреевич Симанский (отец будущего Патриарха Алексия I) устроили в их родовом селе женскую общину, обеспечили надежную финансовую основу ее жизни. На торжественное открытие этой общины (1897) приехало много духовенства, в том числе столичного. Среди гостей были отец Иоанн Кронштадтский и тогда студент Московского университета 20-летний Сергей Симанский (будущий Патриарх Алексий I).

Получилось, что о. Иоанн Кронштадтский духовно поддерживал Симанских в деле создания женской Казанской общины в Екатерининском, был на торжественном открытии этой женской общины, вел богослужение в местном храме все два дня торжеств, помогал общине деньгами. В народе живет память о том, что о. Иоанн, русский святой, предсказал развитие этой женской общины в монастырь, его недолгое процветание, затем — гибель и разрушение, но потом — возобновление духовной жизни в нем.

В 1946 г. в Псков на освещение Троицкого собора приезжал Патриарх Алексий I, затем он посетил г. Остров. Он пытался получить у местных властей разрешение на передачу Церкви единственного сохранившегося от женского монастыря здания, чтобы вновь открыть монастырь. Тогда это осуществить не удалось. Еще в 1970-х гг. это здание использовалось как торговый склад. В конце XX в. бывшее имение Симанских было почти полностью разрушено, церковь превратилась в руины, в монастырских кельях устроили жилье горожан, монастырский двор застроили под хозяйственные нужды и разбили огороды. Но люди помнят, что о. Иоанн Кронштадтский предсказал возрождение монастыря. Начаты хлопоты по возрождению этой женской обители. Связь этого места с земной жизнью русского святого отца Иоанна Кронштадтского и Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (С.В. Симанский) определяют особую судьбу этого места на Псковской земле.

Иоанн Кронштадтский (Иван Ильич Сергеев1829—1909) остался в памяти россиян как яркий церковный проповедник и мыслителЬу духовный пи- сателЬу протоиерей и настоятель Андреевского собора в Кронштадте, благотворитель и молитвенник за больных. Он имел при жизни славу народного святого. Открыто говорил народу с амвона о грядущем и недалеком суде Божием над Россией, о бедах, которые придут на Русскую землю вскоре после начала XX в.

Он родился в селе Суры Пинежского уезда Архангельской губернии, в семье псаломщика Ильи Сергеева, в миру его звали Иван. Приход был бедный; их семье, где было трое детей (сын и две дочери), жилось трудно, всегда ощущалась нужда. Иван постоянно ходил с отцом в храм к богослужениям, и только в храме он ощущал спокойствие и радость. Он рано выучил молитвы, ощущал потусторонний духовный мир и уже в 6 лет сподобился увидеть своего Ангела- Хранителя. В 12 лет его отдали в Архангельское духовное училище, в 16 лет он стал учащимся Духовной семинарии (где он был лучшим учеником), затем его отправили в Санкт-Петербургскую духовную академию, куда он был принят на казенный счет. Когда он был студентом Академии, умер его отец, поэтому ему пришлось в финансовом плане помогать матери и сестрам. Будучи студентом, он работал письмоводителем в Академии. На последнем, 4-м, году обучения во сне он увидел себя священником в незнакомом храме, после этого он решил избрать путь приходского иерея. Церковные каноны не разрешают неженатого посвящать в иереи моложе 40 лет. С детства Иван видел, как трудно совмещать служение Церкви Божией с заботами о семье, детях. Бот почему он нашел себе жену, которая согласилась на целомудренную жизнь после вступления в брак, в таком браке детей быть не могло. В 26 лет он был рукоположен в иерея и стал третьим священником в Андреевском соборе г. Кронштадта. Когда он вошел в этот храм, то увидел} что это — тот самый храм, который он видел во сне. Служа в Андреевском соборе, он — уже отец Иоанн — долгое время был и законоучителем в учебных заведениях Кронштадта.

Тогда в одной части Кронштадта жили военные, а в другой части — люди, выселенные в него из Петербурга за дурное поведение и неблаговидные поступки. Люди в массе своей были бедными, предавались с отчаяния пьянству, разврату, насилию, воровству (как-то с самого о. Иоанна на окраине города сняли шубу с плеч). Отец Иоанн начал бесстрашную борьбу за нравственное оздоровление бедных, обездоленных и часто злых людей. Он посещал убогие жилища, утешал людей, кому-то давал деньги на еду, другим — на одежду, обувь, иные нужды, стремился врачевать их души и тело, нередко отдавал нуждающимся свою одежду и обувь. Он говорил:«Злые люди — больные, а больных нужно жалеть больше, чем здоровых». Аюди стали постепенно убеждаться, что рядом с ними оказался редкий праведник. Затем люди стали говорить, что по молитве о. Иоанна Господь творит чудеса. Отец Иоанн много сил отдал созданию в Кронштадте приходских учреждений, в том числе Арма трудолюбия и Странноприимного дома. Он устроил два женских монастыря: один в Петербурге, а другой — на его малой родине в Сурском Погосте. Он щедро жертвовал средства на создание и украшение храмов в разных частях России.

Очень сильное влияние на людей оказывали его проповеди, в том числе пророческие проповеди и составленные им молитвы. Отец Иоанн провел, произнесу напечатал много бесед, проповедей, поучений, слов и т.п. Он ясно представлял себе судьбу России в дальнейшем. В одной из проповедей в 1903 г. с амвона он открыто говорил: «Уже близко времяу что разделится народ на партии, восстанет брат на бра- та, сын на отцау отец на сына и прольется много крови на Русской земле. Часть русского народа будет изгнана из пределов России; изгнанники вернутся в свои родные края} но не скороу своих мест не узнают и не будут знать, где их родные похоронены». В своем предсмертном пророчестве в 1908 г. он писал: «Русский народ и другие населяющие Россию племена глубоко развращенЫу горнило искушений и бедствий для всех необходимо у и Господь, не хотящий никому погибнуть у всех пережигает в этом горниле».