Монастыри в Пскове

51

С начала XX в. старец схиархимандрит Гавриил (Зырянов) возродил в этом монастыре традицию старчества (см. с. 135). Он жил в этом монастыре с 1908 по 1915 г., к нему ехали за духовной поддержкой люди со всей России, в том числе великая княгиня Елизавета Федоровна Романова (канонизирована РПЦ в 1992, РП Зарубежной Церковью в 1981). Елизавета Федоровна среди большого числа монастырей России выделяла именно этот, ценила особую духовную мудрость его старцев, стремилась больше бывать в этой обители.

Возрождение самого древнего на Псковщине Спасо-Елеазаровского монастыря началось в начале XXI в. В монастырь должны вернуться его веками накопленные духовные и материальные ценности, прежде всего иконы. В царский период в монастыре пребывала чудотворная икона Спаса Елеаза- ровского (середина XIV в.), в начале XXI в. она находилась в пленении в Псковском государственном музее.

Сейчас, когда в России вспомнили, снова стараются утвердить, довести до сознания россиян идею «Москва — Третий Рим» (которую знала и разделяла великая княгиня Елизавета Федоровна), возрождение Спасо-Елеазаровского монастыря имеет особую значимость для России и всего православного сообщества Посещение этого монастыря является и паломничеством к местам пребывания русской святой великой княгини Елизаветы Федоровны, любившей Псковщину и особенно её Спасо-Елеазаровский монастырь, понимавшей судьбу Псковской земли и ее жителей.

Великая княгиня Елизавета Федоровна Романова (1864—1918) хорошо известна и широко почитается православными людьми в зарубежных странах, а в России еще далеко не все знают правду о ней. Единственной женщиной в истории мировой цивилизации с такими редкими характеристиками, как выдающаяся красота, редчайшее обаяние, безграничная доброта, полное превращение иностранки в патриота ее нового отечества, познание глубочайшей целительной основы Православия, отдача с горячей и истинной готовностью и без остатка всех своих душевных и физических сил, а также материальных богатств и ценностей во имя помощи нуждающимся россиянам и при этом иметь семейную принадлежность к лучшим правящим домам Европы и как венец всего — причисление к лику российских святых — все это грани личностной уникальности великой российской княгини Елизаветы Федоровны. По созданной ею модели организованы и многие десятилетия успешно работают елизаветинские общества в Америке, Канаде, Австралии и других странах, а у нас же в России и даже в Москве, — где она образовала свое благотворительное общество призрения обездоленных детей, стариков, неимущих, больных, названное благодарними москвичами Елизаветинским, — о его создательнице знают еще до обидного мало. Полуангличанка-полунемка, она была и остается идеалом доброты, справедливости, неизменного стремления к всеобщему благу в России. Великая княгиня Елизавета Федоровна была женой генерал-губернатора Москвы и колшндуюгцего войсками Московского военного округа великого князя Сергея Александровича, родной сестрой последней русской императрицы Александры Федоровны, внучкой знаменитой английской королевы Виктории от ее дочери. Будущая великая российская княгиня родилась в Тер мании в 1864 г., ее звали Элла. Мать Эллы — Алиса Гессенская — воспитывала своих семерых детей в строгих традициях старой Англии. Одежда и еда детей были простыми, старшие дочери убирали комнаты, постели, топили камин, исполняли другие домашние дела. В Элле с детства ощущались религиозность и стремление помогать людям. Отец Эллы — великий немецкий герцог Гессен-Аармштадтский Эрнест Аюдвиг IV — был хорошим семьянином, его страстью было искусство.

Когда Элле было 9 лет, разбился ее трехлетний брат Фридрих. Когда ей было 12 лет, в Аармштадте началась эпидемия дифтерии с многочисленными смертельными исходами, умерла и ее 55-летняя мать. Тогда Элла осознала краткость жизни на земле и счастливых дней, неизбежность многочисленных страданий, невосполнимость потерь. На каком-то этапе своей жизни узнала она о биче их рода — неизлечимой в те годы болезни гемофилии (несвер- тывание крови). Страдают и гибнут от этой болезни в основном мужчины, а женщины являются носителями мутантного гена и передают этот ген по наследству, рожая больных гемофилией детей. Возможные дети и внуки самой Эллы, скорее всего, были бы обречены, что способствовало бы ухудшению качественного элитного генофонда правящих домов Европы. Она, вероятно, решила, что не имеет морального права множить на земле число людей, пораженных гемофилией, и дала обет девства (безбрачия). Однако ее поразительная красота и редчайшее обаяние были предметом пристального внимания многих достойных семейств, где были мужчины и юноши; но все претенденты на ее руку получали ее решительный отказ. Однако в 1884 г., на двадцатом году жизни, принцесса Елизавета стала невестой великого князя российского Сергея Александровича, сына императора Александра II Николаевича и брата императора Александра III Александровича. Сергей Александрович был красивым, стройным, высоким, любил чтение, музыку, много помогал нуждавшимся, не афишируя свою помощь им, выделялся глубокой религиозностью, был сильной личностью. После откровенной их беседы выяснилось, что он, также как и она, тайно дал обет девства (причины для этого у него тоже были). Вот почему по взаимному согласию брак их был только духовным. Они исключительно любили друг друга, но жили, как брат с сестрой.

Елизавета Федоровна вызывала всеобщее восхищение своей красотой, мягкой манерой обращения, готовностью помогать людям.

На протяжении всей своей жизни был влюблен в Елизавету Федоровну немецкий кайзер Вильгельм. До самой ее трагической гибели он выражал ей свое восхищение, предлагал свою помощь, уговаривал ее покинуть Россию и вернуться в Германию.