Ордин-Нащокин

76

Анализируя состояние управления и экономики в России, сравнивая дела в ней и в западноевропейских странах, Ордин-Нащокин сделал ряд смелых выводов. Среди главных недостатков российского государственного управления он видел беспогцадную эксплуатацию народного труда (ведущего прежде всего к обогащению верхушки общества и позволяющую существовать, а не развиваться экономике страны), излишний диктат центральной московской власти над исполнителями на местах, отсутствие разумного ограничения власти воевод на местах путем введения городского самоуправления, а также отсутствие должного внимания на государственном уровне к развитию производительных сил России. Ордин-Нащокин чуть ли не первым в России выдвинул тезис о том, что экономика, хозяйство страны должны составлять один из главнейших предметов государственного управления. Ордин-Нащокин одним из первых всегда подчеркивал особую значимость развития отечественных промышленности и торговли. Он ратовал за необходимость ограничения влияния иностранцев на отечественные промышленность и торговлю, за введение жесткого контроля за деятельностью иностранных дельцов, призывал правительство деятельно помогать русским предпринимателям, прежде всего в промышленности и торговле, в том числе особо поддерживать тех соотечественников, кто только начинает свою хозяйственную деятельность, т.е. мелких и средних предпринимателей. Ордин-Нащокин был одним из создателей Новоторгового устава (1667′, ему 62 года), отменившего привилегии иностранных компаний и предоставившего льготы и преимущества русским купцам. Аля ускорения развития страны он требовал деятельно создавать, как мы сейчас говорим, инфраструктуру. Тогда по проекту Ордин-Нащокина установили почтовую связь между Москвой, Вильно и Ригой, стали регулярно выпускать «Куранты» — рукописные газеты в одном экземпляре с изложением событий в зарубежных странах. Среди недостатков российских деловых людей он видел их разобщенность, неумение действовать дружно, недоверие друг к другу, слепая вера в помощь им от иностранцев, отсутствие приемлемых кредитов, непонимание необходимости постоянной учебы, знакомства с зарубежным опытом, его допустимое в России применение в разумной редакции и масштабах. Все это он осознал и отметил в XVII в., но и в начале XXI в. все эти недостатки сполна не преодолены в национальной экономике.

Вели внимательно посмотреть на карьерный путь Ор- дин-Нащокина, то видим, что ощутимое его служебное возвышение началось поздно — только после 50 лет. Он в 51 год (1656) стал воеводой в Кокенгаузене, а в 60 лет — в Пскове, в 62 года стал боярином и главой Посольского приказа. Всю жизнь он был вынужден бороться с завидовавшей ему и травившей его московской боярской знатью. Хотя главным его поприщем была дипломатия, Ордин-Нащокин сформулировал и частично реализовал ряд новаций в сфере управления и экономики. Но его реформаторские способности сполна оие- нены не были. Вод от года усиливались его разногласия с царем Алексеем Михайловичем Романовым о путях решения задач внешней политики. Не было у него и дружной семьи, он не смог воспитать сына Воина достойным продолжателем своих дел.

Похоже, что сверх меры занятый государственными делами и особенно любивший решать масштабные государственной важности проблемы, Ордин-Нащокин своей семейной жизни и родительским обязанностям должного внимания не уделял. Его сын Воин не стремился служить государю, не любил отягогцать себя трудом, работой, не стал деятельным государственным мужем, был недоволен порядками в Москве, сам ничего предпринимать не хотел и сбежал (1660) за границу, где надеялся без особых трудов спокойно и обеспеченно жить. 5 лет он ездил по зарубежным странам, пытался найти место, где без обременительных хлопот, утомительного труда и ответственности можно выгодно, удобно, приятно жить. Побывав в Германии, Франции, Голландии, Дании, он был вынужден сделать вывод, что жить в России все-таки лучше, чем за рубежом, поэтому вернулся (1665) на Родину. Он не стремился изучать зарубежный опыт и в разумной мере использовать его в России, тем более что знал, какой иеной его образованный и уважаемый отец расплачибается за свои передовые инициативы государственной важности. Воин видел, сколько завистников у его отца из-за его знаний, предложений, инициатив, знал, сколь ненадежно расположение первого лица в государстве к энергичным и деятельным личностям, способным отстаивать правоту своих позиций и не унижаться перед властьпредержагцилш. Воин выбрал для себя в России роль ординарного подданного царя, мечтавшего не об обогагцаюгцей карьере (он благодаря отцу уже был состоятельным человеком), а о личном счастье и семейных радостях, но это ему удалось осуществить лишь частично.

Многие жизненные обстоятельства А.А. Ордин-Нащокина и накопившаяся с годами усталость (в 66 лет он ушел в отставку с государевой службы) привели его крещению принять монашество. В 67 лет (1672) Ордин-Нащокин стал монахом Антонием в Крыпецкой пустыни под Псковом. Остаток своих сил он посвятил полностью двум важным делам: служению Господу Богу и благотворительности (за счет доходов с пожалованной ему Порецкой волости). В Пскове онустроил на свои средства богадельню. Но гцгри по-прежнему нуждались в его опыте и знаниях. Царь Алексей Михайлович и его преемник гцгрь Федор Алексеевич (1661—1682, щрь с 1676) обращались к Ордин-Нащокину за советами; в 1679 г. (ему 71 год) он был вызван в Москву дляучастия в переговорах с поляками. Ар конца своей жизни он повторял, что одна из главных задан России — приобретение балтийских берегов (что откроет ей прямой путь в Европу), что результативно усилит вовлечение страны в хозяйственный оборот Европы. Ордин-Нагцокин оценивал отсутствие удобных, обширных, безопасных выходов России к Балтийскому и Чёрному морям как величайшее экономическое и политическое бедствие великого государства (царь Пётр I решил эту проблему, но с конца 1991 — распад СССР — она стоит снова).

А.А. Ордин-Нагцокин умер в возрасте 75 лет. Многие из его смелых предложений реализовал царь Петр I, который что- то знал о них, а что-то додумал сам.

В К северу от Крыпецкого монастыря и в 25 км от Пскова, вблизи Псковского озера, в селе Елизарово, находится самый древний на Псковщине Спасо-Елеазаровский монастырь, основанный Евфросином Псковским (1386—1481, канонизирован). Евфросин родился недалеко от Пскова, в погосте Виделебье, при рождении получил имя Елеазар. В молодом возрасте он ушел от родителей и стал монахом в Сне- тогорском монастыре, затем с благословления его настоятеля удалился на берег р. Толбы на пустынножительство, где сподобился видения трех вселенских православных учителей: Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, — которые явились ему во сне и указали место для строительства храма во имя их. Затем он создал здесь монастырь, славившийся строгостью своего устава. При жизни Евфросина монастырь перенесли на гору, а на его первоначальном месте создали кладбище, где со временем возвели церковь во имя преподобного Евфросина. В обители на ее новом месте построили каменный храм во имя Трех святителей, где с давних пор пребывают мощи преподобного Евфросина, земная жизнь которого длилась целых 95 лет. В 1766 г. в этот монастырь пришла братия из упраздненного Спасо-Великопустьшного монастыря, монахи принесли с собой чудотворную икону Спасителя. С XVIII в. обитель стала называться Спасо-Елеазаровской Великопустынной. Монастырь первоначально был мужским, теперь он возрождается как женский. В монастыре есть святой источник.

С XVI а именно этот монастырь резко выделился среди всех православных обителей мира. В нем старец Филофей сформулировал исключительной важности церковно-политическую идею «Москва — Третий Рим», Россия как единственная надежная хранительница истинного Православия. Идея «Москва — Третий Рим» стала ведущей государственной линией в политике России, вошла в состав Уложенной грамопгы 1589 г. об учреждении патриаршества в России. Эта идея с конца XX а все сильнее утверждается в сознании современных россиян.

Идея «Москва — Третий Рим» утверждала и утверждает выдающуюся и исключительную роль Москвы — столицы огромного, главным образом православного государства. Москва с XV в. стала главным мировым центром Православия. (Православие — направление в христианстве, наряду с католицизмом и протестантизмом.) В древние времена римские императоры, увидев в христианстве большую силу, первыми ввели его в качестве официальной религии в своей империи — самой большой империи древних веков, во главе с ее столицей Тимом — богатым и красивым городом. Но величие Рима со временем умалилось, под ударами многочисленных врагов он пал. Восточные остатки Римской империи стали называть Византией, ее главным городом был Константинополь (ныне Стамбул). Когда христианская церковь раскололась на западную — католическую и восточную — православную, именно Константинополь стал всемирным центром Православия. Самым уважаемым и главным патриархом был Константинопольский патриарх. Тогда Константинополь еще называли Царь-градом и вторым Римом. В те давние времена Константинополь своим богатством, великолепием и роскошью императорского дворца оставлял в памяти у всех, побывавших в нем, неизгладимое впечатление восхищения. Но в 1453 г. Константинополь захватили турки-магометане, уничтожившие и Римскую империю. В таких условиях Константинополь не мог быть центром мирового Православия. К этому времени Московское государство было уже достаточно сильным, богатым, влиятельным, и именно оно стало главным и надежным оплотом Православия. В 1472 г. великий князь московский Иван III женился на Софье (Зое) Палеолог — племяннице последнего византийского императора. Византийский герб — двуглавый орел — стал новым гербом Московского государства. Московское княжество во главе с великим князем московским Иваном III, государем всея Руси, ее столицей Москвой — объявили преемником Византии и стали называть Россией. Так эстафета православного первенства перешла к Москве. Положение России во главе с Москвой — Третьим Римом — делало исключительным положение первого лица этого главного православного государства в мире.