Крыпецкий монастырь

63

В 25 км от Пскова, среди обширных болот, в Торошинском районе, в селе Крипецкое (Крыпецы) находится Иоанно-Богословский Крыпецкий мужской монастырь. Этот монастырь основал (1455) афонский монах Савва (грек или серб, канонизирован). Преподобный Савва Крыпецкий (умер в 1487) стал монахом на Святой Горе Афон, после падения Константинополя (1453). Он пришел в Россию, остановился в Снетогорском монастыре, затем перешел в более уединенное место на р. Толба, в обитель преподобного Ефросина, а позже (1455) с его благословения поселился на небольшом озере в Крыпецкой пустыни (кры- па — рыболовные лодки на местных озерах). Савва по просьбе пришедших к нему сторонников пустынной жизни основал здесь иноческую обитель. Братия просила его стать первым игуменом созданной обители, но он не согласился, так как не стремился к начальственной карьере, хотел служить Богу и людям, поэтому поручил управление монастырем (в котором сразу было введено строгое общежитие) иноку Кассиану. Святые Мощи преподобного Саввы Крыпецкого пребывают под спудом в алтаре монастырского собора. Монастырь в XVI—XVII вв. терпел неудобства, но ни разу не был взят польскими и польско-литовскими войсками. В Крыпецком монастыре начали свои православные подвиги и приняли иноческий постриг преподобные Нил Столобенский (в 1505) и Никандр Пустынножитель. В конце XVII в. именно в Крыпецком монастыре принял монашество (1672) и инок Антоний — знаменитый дипломат царя Алексея Михайловича Романова боярин А.Л. Ордин-Нащокин, начальник Посольского приказа. Во второй половине XIX в. в Крыпецком монастыре жил монах Корнилин (умер в 1903; канонизирован), взявший на себя церковный подвиг юродства (см с. 103). Святые мощи блаженного монаха Корнилия пребывают в Иоанно-Богословском соборе. В 3 км от монастыря находится святойисточник преподобного Никандра — Никандров ключ (вода в нём богата серебром и очень холодная — зимой и летом 4°С).

Крыпецкий монастырь в 1918 г. был закрыт и разорен (в 1955—1956 гг. в его храме Святого Саввы Сербского устроили конюшню). В 1958 г. над могилой блаженного Корнилия построили деревянный храм, но вскоре его сожгли трое безбожников, однако в том же году все они умерли (один от рака, двое от несчастного случая). В 1990 г. Крыпецкий монастырь вернули Церкви, он возродился в 1995 г. Теперь в монастыре живут не менее 50 человек братии. В монастыре сохранился 2-этажный древний храм (1557, возобновлен в 1895), в нем вверху — храм во имя святого Иоанна Богослова, внизу — храм во имя преподобного Саввы Крыпецкого, храм под колокольней — в честь Успения Божией Матери.

Крыпецкий монастырь — место земной жизни не менее чем четырех русских святых: Савва-серб, Нил Столобенский, Никандр Пустынножитель, Корнилий Крыпецкий. Посещение этого монастыря является паломничеством к месту земной жизни и служения Господу Богу этих православных святых

В жизни любого человека есть два главных события: его рождение и смерть, — а для монашествующих особую значимость имеет и второе земное рождение — переход в монашество. В Крыпецком монастыре в 66 лет стал монахом и в 75 лет умер государственный деятель XVII в. АА Ордин-На- щокин, который еще в 60 лет служил воеводой во Пскове.

Афанасий Ааврентъевич Ордин-Нащокин (в монашестве Антоний,, годы жизни 1605— 1680) вошёл в русскую историю как знаменитый дипломату боярину воевода. Он руководил внешней политикой России в 1667—1671 гг.у Посольским и другими приказам^ заключил (1667) Андрусовское перемирие. АЛ. Ордин-Нащо- кин был уроженцем Псковской земли, дворянином. Дцлекий предок дворян Нащокиных — Дмитрий служил у Тверского князя Александра Михайловича и около 10 лет был Псковским князем; его прозвали Нащока после битвы с ханским баскаком (сборщиком дани) Чол-ханом (Щелкано м), поскольку он получил от ордынца сабельную рану на гцеке. Дворяне Нащокины впервые упоминаются в писцовой книге г. Опочка в 1585—1587 гг. В XVI—XVII вв. в Псковском и Торопецком уездах жило несколько семейств дворян Нащокиных. А. А. Ор- дин-Нащокин родился в семье небогатого псковского помещика из Опочки, получил в детстве и юности хорошее образование. Ордин-Нащокин, хорошо знавший математику, латинский, немецкий, а затем и польский языки стал известен как дельный, гюголнительный человек еще при Михаиле Федоровиче Романове (1596—1645, царствовал с 1613), а военным служивым человеком он стал с 17 лет (1622). При царе Алексее Михайловиче Романове (1629—1676, царь с 1645) Ордин-Нащокин считался его верным слугой, но вначале лично знаком с ним не был. Во время псковского бунта 1650 г. (направленного против иностранцев, их сторонников и почитателей западной культуры) выполнял роль посредника между московским воеводой и местным населением. Псковские мятежники собирались его убить, но он успел уехать из Пскова, а потом вернулся в него и помогал московским полкам наводить порядок. Он был назначен воеводой в город Друю. Когда началась война с Польшей (1654), 49-летнему Ордин-Нащокину поручили охранять московскую границу со стороны Аитвы и Аивонии, с чем он отлично справился. Когда началась война со Швецией (1656) и сам царь Алексей Михайлович двинулся в поход на Ригу, по воле случая 51-летний Ордин-Нащокин лично познакомился с царем, произвел на него приятное впечатление, был назначен воеводой Кокетаузена (старинный русский город Кукейнос, принадлежавший в давности полоцким князьям). В 60 лет он был назначен воеводой в Псков. 62-летний Ордин-Нащокин смог ловко заключить в г. Андрусове перемирие с Польшей, завершившее 13-летнюю войну. После этого он был пожалован в бояре и назначен руководителем Посольского приказа, стал государственным канцлером, особо уважаемым царем человеком. Но служебная карьера и успехи пришли к Ордин-Нащокину с большим трудом. Он ведь был выходцем из провинциального у незнатного у скромного и небогатого дворянского рода, а в Москве всем верховодили представители старого родового боярствау прежде всего — московского. Но знания Ордин-Нащокинау его выдержкау ловкость и находчивость как дипломата, умение использовать слабые места противников в интересах России выдвинули его на первое место в ряду государственных деятелей XVII в. Кроме тогОу он мудро вел себя по отношению к своим зави- стникаМу недругам, клеветникам. Ордин- Нащокин знал себе цену, был опытным бюрократом. Зная, что именно его опыт и знания нужны царю, при всех конфликтах с его знатными врагами он просил царя об отставке, давал понять, что свое место и службу при дворе он ценит не слишком высокоу к тому же он умел умно жаловаться царю на своих притеснителей. Царь клексей Михайлович Романов очень высоко ценил деловые качества Ордин-Нащокина, поэтому долго поддерживал его, хотя знал его и как своенравного, запальчивого, самоуверенного, резкого, неуступчивого человека, грамотного жалобописателя. До 66 лет Ордин- Нащокин оставался любимцем царя Алексея Михайловича.

Ордин-Нащокин стал крупным государственным деятелем XVII в., политиком и дипломатом, активным сторонником проведения смелых реформ в России. Ордин-Нащокин одним из первых русских государственных деятелей заставил иностранцев уважать себя как государственного мужа. Ордина-Нащокина современники-соотечественники и иностранцы единодушно называли его «русским Ришелье». Ордин-Нащокин долгое время пользовался большим расположением к нему царя Алексея Михайловича Романова, его авторитет как искуснейшего дипломата длительное время был чрезвычайно высок, уважение вызывали его предложения и результаты по реформированию системы управления и экономики России, восхищение рождало всегда его почтительное заботливое отношение к подчиненным. Ор- дин-Нащокин стремился лучшие свои силы и знания использовать во благо Отечества, мечтал плодоносно способствовать укреплению международного авторитета России и улучшению международного авторитета России и улучшению жизни его соотечественников. Всего этого ему удалось достичь, но это были потрачены многие годы его земной жизни, сполна заполненной трудами и борьбой с врагами России, а также его личными завистниками и недругами. Со временем пришли разочарование в жизни, усталость от суматохи светских дел, а главное — осознание первоочередной значимости духовно-нравственной деятельности и широкой благотворительности, неизменное почитание Господа Бога и семейных предков, а не земных начальников.

Ордин-Нащокин был редкостно честным и бесконечно гуманным человеком. Естественно, он не прикарманивал государственные средства. Он беспримерно для своего времени заботился о своих подчиненных, стремился создать условия, чтобы они могли приносить больше пользы своей Родине. Он решительно наказывал мародеров и разбойников, протестовал против ограбления жителей на покоренных территориях, порицал бандитские способы ведения войны, призывал завоевателей и победителей соблюдать христианские правила. Ордин-Нащокин был очень большим поклонником Запада, западноевропейского быта, культуры, экономики; был он и беспощадным критиком современного ему российского общества, видел многие черты отсталости России, мечтал о преодолении этой отсталости. При этом Ордин-Нащокин предлагал перенимать с Запада далеко не все; по сути, он настаивал на разумном и частичном (подходящим для России) перенятой иностранного опыта.

В политических и дипломатических делах Ордин-Нащокин стабильно стремился к широкому выходу России к Балтийскому морю, думал об умалении мощи Швеции любой ценой (ведь эта страна владела в большой мере побережьем Балтики). Во имя этого он склонялся к необходимости достижения любой ирной мира и союза с Польшей (хотя был уверен, что «зело шаткий, бездушный и непостоянный польский народ»), считал допустимым отдачу ей Правобережной, а то и всей Малороссии (Украины, за что его украинцы люто ненавидели, это стало одной из главных причин его размолвок с щрем Алексеем Михайловичем). Идея Ордин-Нащокина об объединении всех славян под руководством России и Польши (в том числе при возможном династическом соединении России с Польшей под властью московского царя или его сына) была политической идиллией или даже утопией.