Архитектурно-художественный ансамбль Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря

57

Не все ясно в поведении митрополита Сергия (Воскресенского) в первой половине 1940-х гг. и его ближайших помощников тех лет в Печерском монастыре. В захваченной немцами Прибалтике был создан Балтийский экзархат (то есть самостоятельная от Московской патриархии православная церковь) во главе с Патриаршим экзархом Литвы, Латвии и Эстонии митрополитом Сергием. Он остался на оккупированной немцами территории России; будучи экзархом, он в то же время был и настоятелем Печерского монастыря, где в первый год войны братия монастыря выбрала игуменом иеромонаха Павла (ПМ. Горшкова, умер в 1947). Митрополит Сергий хорошо знал о жестких притеснениях Православной церкви, верующих людей со стороны советской власти. Бесчинства против верующих со стороны советских атеистов-администра- торов в советской Прибалтике в 1940 — первой половине 1941 гг. еще более усилили в нем неприязнь к советским ком- мунистам-атеистам. По мнению протоирея Владимира Попова (из современного Пскова), именно раздирающие душу большевистские злодейства в адрес верующих людей в Прибалтике (аресты, расстрелы, высылки в ссылку и др.) заставили митрополита Сергия дождаться прихода немцев, чтобы начать по его личному «рецепту» восстановление Православия, почти изничтоженного к тому времени в России. По согласованию с немецкими властями экзарх Сергий создал в августе 1941 г. «Православную миссию в освобожденных областях России (центр которой находился в Пскове). В августе 1942 г. Сергий созвал в Риге совещание архипастырей из оккупированных прибалтийских республик и областей северо-западной части России. В принятой на том совещании резолюции архиереям пришлось вынести благодарность Гитлеру «за освобождение от большевистского ига» и заявить об отмежевании от политики митрополита Московского, который в 1942 г. выступил с воззванием к верующим об оказании сопротивления германской армии. Тогда в Печерском монастыре пришлось при участии игумена Павла совершать молебны о даровании Господом Богом сил и крепости германской армии. Некоторые монахи и послушники Печерского монастыря какое-то время сотрудничали с немецкими властями (по Таратушко А.Т., Петрову Г.В.). В период гитлеровской оккупации Печерский монастырь был местом встреч высшего духовенства Балтийского экзархата, на которых порой присутствовали фашистские офицеры. В Печерском монастыре нашел поддержку предатель нашей Родины генерал Власов. Экзарх Сергий обратился к верующим с воззванием, именем Господа Бога призывая вступать в так называемую Русскую освободительную армию (РОА, см с 81). С ведома митрополита Сергия, игумена Павла и при участии некоторых монахов Печерского монастыря гитлеровцы частично разграбили его веками накопленные сокровища, хотели их полностью увезти в Германию, но успели вывезти только их часть, тем более что многое монахам удалось спрятать от гитлеровцев. Советские войска изгнали оккупантов, освободили г. Печоры и спасли монастырь от полного разграбления. Экзарх Сергий оказался жертвой якобы несчастного случая, но люди знали, что с ним расправились сами фашисты, убившие его, чтобы избавиться от свидетеля их воровства монастырских и других церковных ценностей. Игумен Павел выстрадал в своей жизни очень много ради максимально возможного спасений монастырских ценностей, самого монастыря, простых его соотечественников. Последние шесть лет жизни принесли жуткие мучения игумену Павлу, которого обвинили в сотрудничестве с гитлеровцами; после освобождения г. Печоры советскими войсками в 1944 г. по чьему-то клеветническому доносу 80-летнего игумена отправили под стражей в Ленинград, судили с нарушением всех норм судопроизводства, осудили на 15 лет. Игумен Павел скончался в тюремной больнице. Клевета в адрес умершего игумена продолжалась и в послевоенный период, когда в книгах и посетителям монастыря рассказывали о его работе на гитлеровцев. Только больше чем через полвека игумен Павел был реабилитирован в связи с отсутствием состава преступления. Только тогда люди узнали правду о том, как благодаря его уму и изворотливости в вынужденном общении с гитлеровцами-оккупантами удалось сохранить монастырь, свести его разграбление гитлеровцами к минимуму, обеспечить сохранение основных монастырских святынь и многих ценностей. Игумен Павел в условиях оккупационного режима смог организовать помощь продуктами советским военнопленным, больным и престарелым в ряде населенных пунктов; с его помощью в Печерских пещерах скрывались советские разведчики.

Важная страница жизни Псково-Печерского монастыря с давних времен до наших дней связана со старчеством, большой значимостью печерских старцев в деле духовно-нравственной поддержки россиян. В Печерском монастыре жили известные старцы: иеромонах Симеон (Желнин), схимонахи Михаил (Питкевич), Николай (Монахов), схиигумен Лука (Земсков), схиархимандрит Пимен (Гавриленко), архимандрит Афиноген (Агапов), иеромонах Сампсон (Сивере). Традиции старчества в этом монастыре продолжаются. В обитель к печерским старцам за духовным окормлением приезжают и ныне многочисленные паломники.

Старчество — это давно известное (как минимум с XI в.) явление в жизни Русской Православной Церкви и ее чад. Старчество включает духовную помощь опытного, сильного в духовно-нравственном плане человека другому человеку, менее зрелому в делах православной веры или вообще не имеющего даже начальных знаний в этой области. Старец — это совсем не обязательно старый по возрасту человек, это прежде всего сильный в духовном отношении человек, являющийся духовным руководителем монахов и мирян любого возраста и пола, разной социальной принадлежности. В самом строгом варианте явление старчества включает полное подчинение человека выбранному им старцу, исповедание ему о своих действиях и мыслях. В Православии практикуются многократные, редкие и даже единичные обращения к старцам за духовной помощью и дельными советами, чтобы решить мирские житейские проблемы, приблизится к духовному комфорту. Об огромной силе и широте возможностей старчества, особой нужности и полезности русского иночества в литературе лучше всех написал Ф.И. Достоевский (см. «Братья Карамазовы». Роман в 4-х частях с эпилогом. Часть 1, книга 1, V «Старцы»). Одним из первых настоятелей-старцев на Руси был преподобный Феодосий Печерский (XI в.). Среди русских старцев особенно почитают преподобного Сергия Радонежского (XIV в.), святого Иосифа Волоцкого (конец XV — начало XVI в.), Нила Сорского (конец XV — начало XVI в.), преподобного Серафима Саровского (XVIII—XIX вв.), Амвросия Оптинского и др. Старчество прогфетало и возрождается в самых мощных православных центрах: лаврах — Киевско-Печерской, Троице-Серги- евой, Псково-Печерской, в пустынях — Оптиной и Глинской, в монастырях Саровском, Валаамском и др. Старцы жили не только в обителях, были старцы из белого, то есть приходского, духовенства (самый почитаемый из них святой Иоанн Кронштадтский, рубеж XIX—XX вв.).

В наши дни Псково-Печерский монастырь развивается как влиятельный религиозный центр и высокого класса архитектурно-художественный и исторический комплекс