Архитектурные предприятия патриарха Никона

96

Крупным явлением русского архитектурного творчества XVII в. стали храмовые постройки, выполненные по заказу патриарха Никона. Это явление в целом носит программно консервативный характер. Консервативен, прежде всего, сам жанр, к которому они принадлежат — жанр монастырского строительства. Это заново основанные и единовременно отстроенные Иверский Валдайский монастырь (1653-1656 гг.), Крестный монастырь на Кий-острове на Белом море (1656-1657 гг., 1660 г.) и Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь под Москвой на р. Истре (заложен в 1658 г., освящен в 1684 г.). По характеру архитектуры их можно подразделить на две группы: первая — это сходные по типологии и тектоническому решению соборы Иверского и Крестного монастырей; вторая — совершенно особый по замыслу и архитектурно-художественному решению Ново-Иерусалимский монастырь.

Сразу отметим фундаментальное свойство никоновского зодчества, напрямую отражающего характер его церковной политики. Оно изначально ведомо не столько живой потребностью, сколько абстрактной идеей. Выше мы уже отмечали это свойство деятельности и личности патриарха. Два основных идейных направления, по нашему мнению, реализовывались им в архитектурных формах. Это стремление реставрировать и укрепить канонические основы в церковной художественной практике, и установка на включение Руси во «вселенское» православие. Первая линия более выражена в храмах Иверского и Крестного монастырей, вторая — в храмовом комплексе Воскресенского монастыря, хотя обе они, в разных пропорциях, фигурируют и там, и там.

Что же конкретно представляли собой эти идеи и во что на деле выливались их архитектурные реализации? Какою оказалась их роль в русской архитектурной традиции?

Относительно замыслов патриарха можно привести «профессиональное» мнение самих представителей Русской Церкви. Так, протоиерей Лев Лебедев пишет: «Строительство трех монастырей обусловливается у Никона грандиозными экклезиологическими замыслами. Создание Иверского монастыря связывается с «перенесением» в Россию благодати Св. Горы Афонской посредством Иверской иконы Богоматери Портаитиссы («Вратарницы»), замечательную копию которой делают по заказу Никона на Афоне и привозят в Россию в 1655 г. Кийский Крестный монастырь, созидаемый по обету, данному Никоном … за чудесное избавление от гибели на море, связывается с «перенесением» благодати Св. Земли через посредство большого кипарисового креста (в полную меру Креста Господня), привезенного из Палестины по просьбе Патриарха. Наконец, Новый Иерусалим — это не только «перенесение» всего храма Гроба Господня и даже всей Святой Земли, но и еще нечто гораздо более значительное». И в другом месте: «Экклезиологические замыслы Никона нашли свое окончательное воплощение в создании Нового Иерусалима. Само это название свидетельствует о глубокой мистичности и символичности монастыря и для Никона, и для всей Русской Церкви. Здесь Никон завершает целую эпоху развития определенных представлений общественного сознания о России и Русской Церкви»43.