Интерьеры храмов барокко

126

Одним из наименее традиционных типов завершения, появившимся в классицизме, стало венчание храма низким, плоским куполом, в котором не прочитывалось устремленности архитектурных форм вверх. Этот тип обязан своим появлением, по-видимому, как поискам в западноевропейском храмостроении, так и непосредственному обращению к античным образцам, прежде всего, к Пантеону. Характерные примеры подобного архитектурного решения — храмы № 7 и 9 из Смешанного альбома Казакова (нумерация иллюстраций по публикации Н.Ф. Гуляницкого), а также — проект храма Александра Невского в Саратове Д. Кваренги. Среди реализованных построек — произведения Н.А. Львова: Борисоглебский собор в Торжке (1785 г.), церковь в Арпачево (1783), Троицкая церковь в селе Александровском под Петербургом (1785— 1787 гг.). Последняя адресует не столько к Пантеону, сколько к храму Весты, а рядом с ней поставлена колокольня в виде вытянутой пирамиды. Ее форма заставляет вспомнить мавзолей Гая Цестия в Риме, но связана, возможно, не с этим античным образцом, а с масонской символикой. (Нельзя не отметить, что необычная форма этого храма переосмысливалась верующим народом в привычных категориях православной жизни. Церковь получила в народе название «Кулич и Пасха»).

Завершения храмов были наиболее острой иконографической проблемой, в отношении других особенностей их объемного построения все было проще. Вполне традиционными были и вытянутый в плане, и центричный типы цековного сооружения. Вытянутый мог образовываться привычным соединением храма и трапезной, или же базиликальным построением основного объема. Но базиликальный, новый по существу тип, внешне мало отличался от старого, и поэтому не мог вызывать неприятия (об интерьере будет сказано ниже). Среди центрических храмов помимо привычного квадратного получили распространение, преимущественно в классицизме, круглые храмы. Но к подобной форме отчасти приучали уже произведения нарышкинского барокко (хотя круглые церкви иногда встречались и раньше).

Особая иконографическая тема — храмы с двумя колокольнями. Этот тип повторял католические образцы, где парные колокольни укоренились еще в средневековье, пропали в Возрождение и снова возникли в эпоху барокко. Их появление в России вряд ли было вызвано прокатолическими настроениями архитекторов или заказчиков, это была, скорее, безразличная к конфессиональным проблемам ориентация на западные образцы. Зодчий видел здесь чисто архитектурную тему, которую он развивал тем или иным образом, а православный заказчик не видел здесь вероучительной проблемы, из-за которой следовало бы препятствовать появлению такого типа постройки. В частности, известный покровитель православного монашества, высокообразованный митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Гавриил (Петров), будучи куратором возведения Троицкого собора Александро-Невской лавры (1776-1790 гг., И.Е. Старов), не возражал против проекта с двумя колокольнями. Надо, впрочем, иметь в виду, что базилику с двумя колокольнями представлял собой и предшествовавший вариант храма, строившийся в 1720-1753 гг., так и не законченный и, в конце концов, разобранный. Старовская постройка воспринималась, возможно, как преемственно развивавшая предыдущий замысел.

Рассмотрение внешнего вида храмов показывает, что даже при произошедшем обмирщении культуры, при более светском взгляде на архитектуру храма, в художественной интерпретации его форм продолжало рельефно выступать его сакральное содержание. Особенно сильно это проявлялось в интерьере. Здесь сохранялось каноническое деление на притвор (трапезную), собственно храм, алтарь с выделением его алтарной преградой (хотя постепенно утрачивалась иерархичность взаимоотношений этих частей).

В период барокко основными были две схемы организации внутреннего пространства. Первая — бесстолпный храм с сомкнутым сводом и световым барабаном. В этом случае чаще всего возводился высокий иконостас, приставленный к несущей стене между храмом и алтарем, или укрепленный на специальном каркасе. Так построены Андреевская церковь в Киеве и столичные дворцовые храмы Б. Растрелли, Екатерининская церковь в Москве К. Бланка. В этом случае преобладает нерасчлененное внутреннее пространство, главным акцентом в котором становится иконостас.

Другой тип — храм с куполом на опорах, со сводами в боковых компарти- ментах. В этом случае появлялась система разновысоких взаимосвязанных пространств, в которых прослеживалась их традиционная иерархичность. Как правило, опорами служили тяжеловесные столбы с достаточно приземистыми сводами и контрастно выделявшимся высоким подкупольным пространством. Так был построен Петропавловский собор Д. Трезини, Воскресенский собор Смольного монастыря Б. Растрелли, Климентовская церквь в Москве (П.А. Трезини?). В этой последней все подпружные арки высоки, но сделаны п-образные охватывающие центр хоры, из-за чего сохранился контраст подкупольного пространства и низких боковых компартиментов. В храмах этого типа тоже ставился высокий иконостас.

Особую разновидность храма с куполом на опорах составляли базиликаль- ные сооружения, в которых монотонный ряд разделяющих нефы столбов нивелировал иерархичность пространств, сохраняя ее только вблизи подкупольного пространства. Но этот нетрадиционный тип храма не получил широкого распространения.