Главный Пенсионный Институт

21

К наиболее значительным европейским постройкам рассматриваемого периода относится Главный Пенсионный Институт, выстроенный в Праге. Архитекторы Иозеф Гавличек и Карел Гонзик, получившие первую премию на конкурсе в 1929 г., осуществили постройку в 1931- 1933 гг. К главному корпусу, имеющему в плане форму креста, примыкают с двух сторон еще два корпуса. Комплекс напоминает в плане здание Лондонского Правления пассажирского транспорта, но какое-либо другое сходство между обоими сооружениями отсутствует. Главной целью авторов лондонского сооружения выстроенного в классических традициях, с центральной башней, было придать ему монументальность и величие.
При строительстве пражского института архитекторы, отказавшись от традиций, стремились к логическому соответствию назначению. К преимуществам Пражского комплекса принадлежит и более просторное его размещение на строительном участке.

Главная крестообразная в плане часть сооружения состоит из четырнадцатиэтажного корпуса, ориентированного с севера на юг и пересекающего его под прямым углом в направлении с востока на запад девятиэтажного корпуса. К северному и южному концам первого корпуса примыкают еще два корпуса, также ориентированные с востока на запад; в нижнем этаже северного корпуса ряд магазинов выходит на улицу, а два верхних этажа сдаются под учреждения и конторы; все три этажа южного корпуса заняты квартирами для служащих.

Железобетонный каркас здания имеет шаг 3,4X5,8 м, соответствующий габаритам помещений. Горизонтальные окна разграничены по вертикали бетонными стойками, а по горизонтали — длинными междуэтажными полосами. Все здание облицовано матовой керамической плиткой желтоватого оттенка; на одном из углов крыши установлено специальное оборудование для промывки окон и стен. Но матовые керамические плитки быстро выветриваются в то время, как глазированные плитки более стойки к выветриванию, зато они отражают свет и редко гармонируют с окружением, о чем мне придется упомянуть в дальнейшем. Устройством для кондиционированного воздуха во всем здании, несмотря на значительные колебания температуры в Праге, поддерживается постоянная температура. Это преимущество увеличивает соответствие здания его функции.
Диаметрально противоположным примером может служить упомянутое монументальное здание Правления пассажирского транспорта в Лондоне. Оно грузно и массивно, тогда как комплекс, больший по размерам, вызывает ощущение легкости, благодаря горизонтальным окнам, разделенным тонкими стойками. Таково различие между доживающей свой век старой классической архитектурой и новой, использующей материалы новой промышленности и методы современной науки.
Особого внимания заслуживают две постройки Эриха Мендельсона, принадлежащие к наиболее выдающимся образцам новой европейской архитектуры. Оба здания находятся в Берлине, одно из них — Правление союза рабочих металлургической промышленности (позднее оно было занято немецким Рабочим Фронтом) выстроено в 1928 г., другое — известный Колумбусхауз в 1931 г. Первое здание занимает треугольный участок на перекрестке двух улиц.

План напоминает сектор круга с вогнутым главным фасадом со стороны центра окружности. К центральному шестиэтажному корпусу примыкают два расположенные по радиусам окружности пятиэтажных крыла, сжимающие центральный объем, как щипцами. Вместе с задним двухэтажным корпусом типографии союза они окружают центральный двор, который служит световым колодцем для помещений верхних этажей. Железобетонное каркасное здание покрыто штукатуркой кремового цвета. Вдоль крыльев здания длинные горизонтальные окна в бронзовых рамах чередуются с кремовыми глухими полосами; это горизонтальное движение продолжается и на главном фасаде. Вначале фасад был, по-видимому, задуман как вертикальный объем с подчеркнутыми вертикалями бетонных столбов — стоек каркаса. От этого замысла отказались, так как им не обеспечивалось оптимальное освещение. Сравнивая первоначальный проект с осуществленным, можно решить, который из них следует предпочесть в художественном отношении. Резкие вертикальные акценты, контрастирующие с длинными горизонталями крыльев, создали бы более драматический эффект совершенно новой вариации темы штутгартского универмага Шокена. Но поскольку в основном архитектор стремился создать здание, отвечающее своему назначению, в этом отношении осуществленный проект более удачен. Кроме того, отказ от выразительного контраста был в большой степени компенсирован общей гармонией.