Бухара. Медресе Абдулазис- хана

30

К наиболее интересным произведениям XVII в. относится мечеть Магоки-курпа (1637 г.) близ купола Тельпак-Фурушон. Это здание примечательно тем, что делится на два этажа. В первом этаже квадратные пилоны несут купола на щитовидных парусах с ганчевой штукатуркой, во втором девять куполов опираются на четыре столба октогонального сечения. Три из этих девяти куполов сталактитовые, причем посреди зала и над михрабом сталактиты покрыты росписью, остальные купола на щитовидных парусах. Главный купол поднят на очень высоком и узком барабане. Нижний этаж мечети наполовину скрыт уровнем грунта (отсюда и название Ма- гок — «подземная»). Вниз ведут ворота, наверх — боковые входы. Поливные облицовки здания не сохранились, и обнаженная кирпичная кладка делает его внешне непривлекательным.

Выдающимся произведением бухарского зодчества XVII в. является медресе Абду- лазис-хана, законченное уже в середине столетия (1651 —1652 гг.). Судя по надписи,

его строителем был придворный зодчий Му- хаммад-Салих-мемор. Медресе Абдулазис- хана, поставленное в ансамбле кош с медресе Улугбека, было призвано затмить постройку XV в. и символизировать могущество правителя. Абдулазис-хан стремился создать эпохальное сооружение, которое по своим масштабам и роскоши превзошло бы все доныне построенное в Бухаре. Он достиг одного: архитектура медресе ярко отражает идеалы своего века.

Не в силах создать новой идеи, строители устремились к достижениям предыдущих эпох, возвращаясь к традициям начала XVI в. и даже более раннего времени. За образец планировки было принято медресе Мири-араб, но шедевр XVI в. не был превзойден: в медресе Абдулазиса, немного уступающем по размерам (60 X 48 ж), нет такой пропорциональности целого и частей, кружевной проработки деталей. Решительно не удалась композиция масс. Нехороши пропорции фасадов — внешний портал, так же как восточный и западный дворовые порталы, грузный, тогда как северный и южный порталы двора слишком узкие.

Декор, обычно довольно умеренный в бухарских постройках XVII в., здесь поражает богатством, обилием и многообразием приемов; в нем отчасти возрождаются традиции начала XVI в. и более раннего времени. Однако предпринятый размах строительства, видимо, не соответствовал материальным возможностям, и многие части здания остались без отделки. Двор окаймляет мраморная панель с точеными угловыми колонками, что не практиковалось в бухарском зодчестве XVI в. Тимпаны пештака и арок фасада, порталов и арок во дворах заполнены майоликой; ниша пешта- ка делится поэтажно поясом майоликовой надписи. Зеркала в устоях пештака орнаментированы резной глазурной мозаикой. Лопатки и междуэтажные пояса украшены дробной по рисунку кирпичной мозаикой и изразцами. Полукупол пештака сложен великолепными декоративными литыми из ганча сталактитами с тонкой росписью красным тоном; ниши пештака во втором ярусе также завершаются сталактитами, но уже с синим орнаментом.

В майоликах режет глаз нестройная гамма красок, где большую роль играют ядовитые зеленые и желтые тона (некоторые тимпаны даже имеют желтый фон). Да и качество поливы невысокое, поверхность тусклая, краски поблекшие. Заслуживает внимания тематика некоторых майоличных и мозаичных панно, где выделяются изображения вазонов с цветами, птиц и фантастических змееподобных существ с птичьими головами.

Интерьеры медресе решены гораздо интереснее фасадов. Залы зимней и летней мечетей и дарсханы представляют собой подлинное сокровище орнаментального мастерства: купола помещения и своды глубоких ниш сложены системой алебастровых сталактитов, образующих гроздья, фестоны, причудливые и бесконечно многообразные сочетания. Закрепленные деревянными пальцами, они скрывают конструкцию. В залах мечетей получил применение новый для Средней Азии тип сталактитов — ироки с игрой звездчатых медальонов, отлогих лучевых граней, образующих местами нечто вроде полураскрытого веера. Прообразом этой высокоразвитой декоративной формы были купола при входе медресе Кукельдаш. В дарсхане красивые ячеистые сталактиты плавно облекают формы сетчато-звездчатого свода на щитовидных парусах. В мечети иная конструктивная система купола на тромпах, также заполненных сталактитами. Стены обоих залов отчеркнуты сталактитовым карнизом, поверх которого прорезано по четыре окна. Все грани сталактитов покрыты тончайшей росписью в технике кундаль, а скуфья украшена резным орнаментом. На стенах кундаль обрамляет панно с пейзажной живописью, где синим по белому полю изображены деревья, павильоны, киоски.

Наконец, в медресе Абдулазис-хана заслуживают внимания устройство и детали худжр. Суровые и неприютные двухэтажные кельи медресе времен Улугбека в XVI в. преобразуются в более благоустроенную жилую ячейку. Они делятся поэтажно; в них устраиваются ниши для утвари, поглощающий колодец, камин; иногда план кельи складывается из двух и более помещений. В медресе Абдулазиса помещения еще более благоустроены — каждая худжра представляет собой настоящую маленькую ячейку с возможными в то время удобствами; при входе выделена передняя с очагом, ларем для угля, нишами, камином. Собственно жилая половина имеет приподнятый пол со ступенями, отделенный перилами или легкой перегородкой. Если худ- жры ранних медресе освещались только зарешеченным оконцем над входом, то здесь каждая келья второго этажа имеет окно на, улицу. Замечательна также отделка этих келий: тонкой работы сталактитовые полочки вдоль стен, легкие решетчатые створки оклеенных бумагой дверей и росписи свода. Медальоны росписи несомненно копируют мотивы книжных заставок и переплетов, какими славилась Бухара.

Несмотря на богатство декора и большие достоинства архитектуры интерьера, облик медресе в целом явно не удался. В этом претенциозном здании бросаются в глаза отсутствие чувства массы, плохие пропорции, неслаженность приемов декора. Фасад медресе не может затмить строгие, но гармоничные линии фасада медресе Улугбека.

Ансамбль медресе Абдулазиса и Улугбека, возведенных с разрывом более чем в двести лет, образует перед Токи Заргарон уширенное пространство с выступающими у фасадов платформами. Такие площадки, отодвигая здание от улицы, обеспечивали обзор его архитектуры.

В 1668 г. на дороге между Токи-Тель- пак Фурушон и Регистаном отстроена ха- нака Мухаммед-яр Аталык. Квадратный план с окруженным худжрами залом представляет собой вариант композиции ха- наки в Богауддине. Однако здесь центрич- ность нарушена, так как главный фасад подчеркнут высоким порталом и угловыми башнями, поэтому ось симметрии всего одна. Зал с куполом на тромпах оштукатурен ганчем без орнамента. По фасаду только портал декорирован глазурью в тимпанах арки и эпиграфических бордюрах.

Самарканд в XVII в. становится центром феодального удела рода Алчин. Правителем вилайета (области) был Ялангтуш-Ба- хадур. Крупный феодал, военачальник, ловкий политик, он достиг независимого положения и сохранял власть над Самаркандом,

несмотря на политические перевороты в столичной Бухаре. Предпринимая самостоятельные походы на Кабул, Мешхед и другие города, Ялангтуш сосредоточил в своих руках огромные богатства. Сложились благоприятные условия для застройки Самарканда, и строительная деятельность в городе возобновилась. Самарканд соперничает с Бухарой монументальностью и пышностью своих сооружений.