Кермине. Ханака Косым-Шейха

25

От XVI в. в Средней Азии сохранилось обширное и ценное архитектурное наследие. Зодчие того времени создали образцы высокого мастерства в области композиции, конструкций, декора. Целью их непрерывных исканий было не уникальное и грандиозное, а массовое и целесообразное. Вкусы эпохи, особенно второй половины столетия, строги и взыскательны, например монохромное решение интерьера в матовых тонах чистого ганча и устремленные ввысь упругие линии обнаженной конструкции, которые наглядно выражают усилие статических сил.

В планах, объемах, фасадах построек XVI в. неизменно соблюдались пропорциональные отношения, выдержанные в простейших числах и производных. Ярко выявились новаторские тенденции в планировке зданий (центрально-купольный тип ханаки с обращенными во вне худжрами), в композиции (комплекс Чор-Бакр, ханака в Файзабаде), в декоре (перенесение техники декора из интерьера на фасад и наоборот). В корне изменились эстетические воззрения — блеск и пышность сменяются спокойной уравновешенностью, пестрота и полихромия — решением интерьера в тонах чистого ганча. Зодчество XVI в. развивается на почве достижений предыдущей эпохи, совершенствуя архитектурные формы и добиваясь во всех направлениях новых успехов. Например, принципы архитектуры самаркандского Ак-Сарая породили последовательное развитие композиции в ханаке Косым-Шейха и ташкентском Кок-Гумбаз. В XVI в. эта планировочная схема достигла такой уравновешенности, симметрии и совершенства, каких не было в XV в. Обогащаются планировочные приемы. В сущности именно к XVI в. складывается все богатство типологических оттенков гражданского и культового зодчества.

В застройке города представлены все типы мечетей, известные вплоть до XX в.:

мечеть приходская — гузарная или квартальная, обслуживающая определенный городской квартал с купольным или балочным залом и айваном на деревянных колоннах. Таких мечетей в городе насчитывалось десятки и даже сотни;

мечеть Джума — пятничная или соборная, где горожане собирались по пятницам. Небольшие города довольствовались одной пятничной мечетью, в крупных городах, таких, как Бухара, их было две и больше;

мечеть-намазга была рассчитана на скопление жителей всего города по большим праздникам курбан и фитр. Никакая постройка не могла вместить всех молящихся, для них огораживали стеной обширный двор. Мечеть представляет собой открытую с трех сторон галерею-портик над михра- бом, который помещался в главном зале с большим куполом и порталом.

Ханаки делятся на два архитектурных типа: постройка прямоугольного плана с продольной осью симметрии и выделением главного фасада. При этом и боковые фасады получают оформление, что отличает ее от ханаки Ходжа Ахмада Ясеви, где три фасада лишены обработки;

центрально-купольная постройка с двумя взаимно поперечными осями симметрии и четырьмя порталами. В обоих случаях помещения ханаки, в противоположность композиции медресе, открыты во внешнее пространство.

В XVI в. достигло кульминации развитие сводчато-купольных систем, идеальное выражение получили тонкие оболочки на прочной и красивой системе нервюр.

Среди разнообразных видов сооружений уже намечается типизация строительства. В области декора возникло понятие сбор- ности, блока, массовости.

Для зодчества XVI в. характерен цельный и своеобразный стиль, хронологически ограниченный рамками одного столетия, который следует рассматривать как прогрессивное явление в истории архитектуры Средней Азии.

Попытки Абдулла-хана создать централизованную державу не нашли прочной базы в экономике страны, подорванной сокращением земледельческого хозяйства. После смерти Абдулла-хана к власти пришла родственная династия Аштарханидов. Возобновившийся с новой силой политический распад мешал бухарским ханам сопротивляться внешним врагам. Границы государства суживаются — отпадают Герат, Хорасан, северные области страны. Феодальные распри еще более способствовали хозяйственному упадку. К концу правления Аштарханидов бухарское ханство фактически состояло из ряда почти независимых владений.

Ремесло в городах в то время стояло на высоком уровне. По-прежнему велась оживленная торговля с Московским государством, Ираном, Индией и Китаем. Культура продолжала традиции XVI в.

Строительству XVII в. свойственны большой размах и смелые замыслы. Возводятся крупные, подчас богато декорированные здания, создаются городские ансамбли. В частности, главные городские ансамбли Бухары и Самарканда (Ляби-Хауз и Реги- стан) сложились в теперешнем виде именно в то время. Однако зодчие XVII в. не создают новых решений ни в конструкции, ни в формах, ни в декоре: все это заимствовано из опыта прошлых столетий иногда в усложненном и развитом (сталактиты), иногда в огрубленном и менее совершенном выполнении (майолика и мозаика). Это еще не упадок, но уже застой творческой мысли.

Строились преимущественно культовые здания, главным образом в двух централь ных городах Мавераннахра — Бухаре и Самарканде. В это время деление на школы углубляется — каждая из них следует собственной исторической традиции, вплоть до копирования образцов предшествующих столетий.

Бухара остается столицей государства Аштарханидов. На средства, полученные от налогов и торговли, в XVII в. продолжается интенсивная застройка города, возводятся отдельные здания и целые ансамбли. Среди них много интересных по композиции и планировке сооружений. Однако зодчие того времени сравнительно мало используют достижения времени Абдулла-хана, обращаясь по преимуществу к более ранним эпохам. Так, например, строители нередко отказываются от испытанной и красивой системы пересекающихся арок и ставят купол на тромпах; возрождается отвергнутая во второй половине XVI в. техника резной глазурной мозаики, иногда используется и кундаль; не видно декоративных куполков с имитацией фигурной кладки. Все же строители не пытаются восстановить внешнюю оболочку купола.

Наиболее значительная из построек ансамбля Ляби-Хауз— медресе Кукельдаш — появилась еще в XVI в. Комплекс образовался при сооружении ханаки (1619— 1620 гг.) и хауза, к которым скоро добавилось медресе (1622—1623 гг.). Постройки носят имя Надира Диван-Беги, визиря имам Кулихана, по инициативе которого они возведены, а весь ансамбль получил название Ляби-Хауз («на берегу хауза» или «вокруг хауза»). В условиях скученной застройки феодального города это была значительная площадь между двумя параллельными улицами, расположенная в непосредственной близости к торговой магистрали, где кипела деловая жизнь.

Хауз Диван-Беги, самый большой из водоемов Бухары и Самарканда, размерами 42×36 ж, глубиной до 5 ж вмещал до 4323 ж3 воды. Его ступенчатые стенки сложены из крупных каменных блоков. Очертания плана со срезанными углами, характерные для хаузов Бухары, имели конструктивное значение. Устройство хаузов и конструирование их стенок, укрепляемых деревянными связями, подсыпкой камня и трамбовкой, составляли высокоразвитую отрасль строительного дела. Бухарские хаузы наполнялись из арыков, но стока не имели. Мраморные водосливы, украшенные резным орнаментом, нередко изображали голову льва или дракона.

Небольшая по размерам ханака Диван- Беги принадлежит к типу зданий с односторонней ориентацией (в первую очередь этого требовали задачи ансамбля). Два боковых фасада оформлены арочными входами и системой меньших арок, задний, замкнутый прилегающей застройкой, остался глухим. Фланкирующие башенки узкого главного фасада придают некоторую монументальность этой небольшой постройке, закрепляя ее обращенный к площади фронт. Купол одинарный на тромпах и системе щитовидных парусов. По фасаду размещены мозаичная надпись кругом портала и мозаики в тимпанах, почти исчезнувшие.

Медресе Надир Диван-Беги строилось в качестве караван-сарая и лишь впоследствии превращено в медресе. Все в плане и формах здания выдает его изначальные функции: в нем нет ни одной характерной для медресе части — двор окружен одними худжрами, отсутствуют обычные мечеть и аудитория, нет дворовых айванов. Более того, вход не раздваивается, а узкий коридор в глубине здания, видимо, связывал двор со стойлами для лошадей и верблюдов. В постройке интересен сюжет изразцовой мозаики в тимпанах портала, изображающий аистов и ланей. Остатки мозаики видны на боковых фасадах двора.