Файзабад близ Бухары

80

Бухарские торговые купола решены в зависимости от их положения в сети улиц: в плане использованы формы квадрата, шести- и восьмиугольника. Токи Саррафон, или первый купол, самый маленький, не имеет обводной галереи, как два других. Восьмиугольное помещение пролетом 11,5 м со срезанными углами, с четырьмя проездами по осям и четырьмя арками в углах покрыто посредством четырех мощных пересекающихся арок. Арки, будучи дополнены щитовидными парусами, несут увенчанный фонарем купол, переложенный в начале XX в. с сохранением старых форм. Далее к северу стоит Токи-Тель- пак Фурушон. Эта постройка шестиугольного плана с главным куполом на шести устоях и серией боковых куполов на арках, отсекающих квадратные и треугольные камеры. На фасадах видны кое-где остатки изразцов. Зодчий ловко решил задачу, связав четыре улицы в один узел, из которого вышла пятая — торговая магистраль (начало ее отмечено купольной галереей); Токи Заргарон примерно соответствует главному перекрестку улиц древнего шах- ристана. Этот третий по счету купол квадратного плана с выделением центра и обводной галереи крупнее и сложнее первых двух по композиции. В нишах его основной части, портиках и пристройках размещалось свыше тридцати мастерских ювелиров. Центральному куполу на восьми пересекающихся арках и системе парусов предшествует невысокий барабан с прорезанными в его гранях стрельчатыми арочками.

Поэт при дворе Абдулла-хана Мушфики составил четверостишие, где называлась дата базарных куполов— 1586—1587 гг. Связывавшая их улица была в прошлом вся покрыта куполами, сводами или балками с берданой, сплошь застроена мастерскими, лавками, караван-сараями.

Близ Токи Заргарон расположен тим Абдулла-хана (1577 г.) для торговли шелком. Почти квадратное в плане здание с тремя порталами в сторону улицы состояло из главного купола на восьмерике и окружающей галереи с серией малых куполов. Свет проникает через окна в барабане и отверстия в куполах. План тима прорисован с удивительным изяществом. Все его элементы подчинены центральному пятну, где упруго поднимается большой купол на восьми устоях, связанных в четыре узла. Погашающие распор купола и по- лукупола галереи располагаются вокруг живописным венцом, образуя целую иерархию размеров. Тим бесспорно построен крупным мастером и принадлежит к выдающимся памятникам гражданского зодчества Средней Азии.

Кроме токов и тима, в Бухаре до сих пор функционируют некоторые бани XVI в. Одна из них связана с Токи Саррафон и носит то же название, другая — баня Мисга- рон, примыкает к Токи Тельпак-Фурушон. Их план очень схож. Первое помещение бани — просторный каркасный вестибюль под балочной кровлей на деревянных колоннах. Здесь оставляли верхнюю одежду перед входом в баню, пили чай после купания. Корпус самой бани с купольными помещениями из жженого кирпича для сохранения тепла углублен в землю. Свет поступает сверху через отверстия в зените куполов. Помещения обогреваются подпольной системой жаровых каналов; начинаясь в топке позади корпуса, они нагревают прежде всего воду в цистернах. Температура

повышается постепенно по мере продвижения от входа в глубь корпуса. Первые помещения предназначены главным образом для смягчения температурного перехода. В середине корпуса находится центральный зал, где производится массаж. За главным залом расположены мыльни — горячая и с умеренной температурой.

Особенность старинных бухарских бань — неправильное пятно плана, где пяти- и шестиугольные помещения с гранеными нишами на каждой стороне, словно розетки с лепестками, образуют замысловатую гирлянду.

Среди чертежей бухарского мастера угадываются караван-сарай с цепочкой помещений вокруг двора, цистерна-сардоба с круглым резервуаром в окружении дополнительных помещений, с портальным входом и ведущей вниз лестницей. Изысканный рисунок плана ложится на модульную сеть квадратов словно вышивка на канву, ее делениям кратны размеры помещений и толщина стен.

В зданиях общественного назначения радует глаз прихотливая игра форм и конструкций. Внешне довольно грузные, эти сооружения имеют кружевной рисунок плана, сочетающий геометрические фигуры от квадрата, даже треугольника, до октогона. Разнообразны подкупольные конструкции — от простейших сведенных небольшими ребрами к скуфье многогранных парусных куполов чархи к щитовидным парусам и пересекающимся аркам. Снаружи покрытие с куполами разного пролета образует своего рода холмистый ландшафт, внутри зданий—причудливую игру линий и граней, контрасты света и тени, постоянную смену форм.

Памятники XVI в. рассеяны в других городах и селениях Средней Азии, а также вдоль караванных путей.

Каршинская намазга была расположена у южных ворот города. Принципы композиции бухарской намазги получили здесь значительное развитие. Ее план составляют главный купольный зал с порталом и боковые крылья с четырьмя куполами в каждом. Главный купол на квадратном основании покоится на отчеркнутых полкой тромпах и системе двойных щитовидных парусов; над ним прежде высился внешний купол на барабане. В сторону ми- храба выступает просторная ниша, покры- тая сетчатой системой парусов. Малые купола опираются на ложно-сферические паруса. Декор фасада — майолика и вязь письма, исполненная глазурными кирпичиками— типичен для XVI в. Внешний купол был, вероятно, покрыт бирюзовыми изразцами.

В Кермине сохранилась от XVI в. ха- нака Косым-Шейха (1558—1559 гг.). План с крестообразным залом отличается четкостью и симметрией, которая нарушена в XVIII в. пристройкой к восточной стене летней мечети в форме купольных галерей. На три стороны открываются портальные арки. Видимо, до пристройки такая арка была и с четвертой стороны. С западной стороны, где находился михраб, арка глухая. Поскольку ханака находилась ближе к Самарканду, чем к Бухаре, то в ее объемных формах прослеживается воздействие тимуридских традиций; внутренний купол на пересекающихся арках увенчан внешним куполом на высоком барабане, что напоминает в пропорциях купол Ишрат-ханы. Интерьер, оформленный в духе одновременных памятников Бухары, оставлен чисто белым; система пересекающихся арок дополняется щитовидными парусами; углы заполнены сталактитами типа ироки, а ниши завершаются корзинчато-сетчатыми полукуполами. Вспарушенные арки орнаментированы рельефным геометрическим узором. Снаружи заметны кое-где остатки глазурного декора.

Если в столичных городах не строились мавзолеи, они ставились в удалении от столиц. Значительными размерами и богатым декором известен мавзолей Суюнидж-хана в-Ташкенте (1531—1532 гг.), построенный на двух осях симметрии, с высоким бирюзовым куполом (во второй половине XVI в. мавзолей вошел в состав медресе Барак- хана). В горах долины Кашка-Дарьи приютился мавзолей Лянгар-ата, видимо, относящийся к концу столетия, так как здесь повторено удачное решение интерьера ха- наки Файзабад — сетчатые паруса и ганче- вая мозаика купола (на этот раз бело-красных тонов и более сложного геометризо- ванного рисунка). Однако постройка увенчана, подобно ханаке Косым-Шейха, внешним куполом на высоком стройном барабане.

В городах и селах Узбекской, Таджикской, Туркменской ССР выявлено множество памятников XVI в. Это медресе Ку- кельдаш в Ташкенте, ансамбль ханаки с дахмой и другими постройками в сел. Си- вас к востоку от Китаба (части комплекса, лежащие в разных уровнях, связаны над дорогой лестницей с прорезанной в ней аркой), мечеть Кок-Гумбаз в Ура-тюбе, мечеть Кокильдора в Термезе и многие другие.