МЕТОДЫ ПРОПОРЦИОНИРОВАНИЯ ПЛАНОВ ДЕРЕВЯННЫХ ЦЕРКВЕЙ ГАЛИЦИИ XVII В.

74

На современном этапе Галиция не имеет территориальной целостности. Она занимает три административные области УССР (Львовская, Ивано-Франковская, Тернопольская), а также юго-восточные земли Жешувского воеводства ПНР.
Галицкие деревянные церкви в довольно пестрой картине зодчества Центральной Европы образуют яркое и интересное явление. Их индивидуальность, сохраненная в условиях близкого соседства многочисленных строительных школ, привлекала к себе внимание специалистов. Научные труды нередко носили дискуссионный характер. Полемика в основном велась вокруг генезиса и влияния каменного городского зодчества в рамках его классических стилей — готики, барокко и др.. В тени до середины XX в. остались вопросы архитектурной школы и связанной с ней строительной техники. Публикация отдельных статей, касающихся гармонических построений галицких церквей, требует дальнейшего исследования сложного и недостаточно изученного материала.

При классификации деревянных культовых памятников Центральной Европы необходимо учитывать различные аспекты вопроса. В Словакии, например, преобладающую роль в формообразовании церквей играла религия (католическая, православная, протестантская). В Чехии в большей степени прослеживается связь между архитектурно-строительными концепциями каменных и деревянных храмов; в Галиции и Закарпатье над стилевыми нюансами доминирует этнографическое многообразие. В процессе работы над типологией деревянных церквей Галиции и Закарпатья возникает проблема — какое из положений принять за ее основу. Многообразны варианты объемно-пространственной композиции, поскольку структура плана почти во всех церквах Галиции дает довольно ясную картину. Видимо, план, не менявшийся принципиально на протяжении столетий, представлял такое сочетание функции и композиции, которое не поддавалось влияниям извне.
В Галиции получили распространение два вида планов церквей — трехсрубный и пятисрубный (крещатый), хотя можно встретить отдельные примеры двухсрубных церквей. Каждый из этих видов, сохраняя основную схему построения, подвергался вполне закономерному варьированию.
План, состоящий из трех квадратов или близких к нему прямоугольников, расположенных по продольной оси, получил целый ряд отклонений. Апсида (восточный сруб) из четырехгранной формы переходила в шестигранную. Известны случаи, когда и форма бабинца (западный сруб) также становилась шестигранной. Ширина центрального сруба, большая из остальных, могла приравниваться одновременно бабинцу и апсиде или по отдельности каждому. У некоторых церквей появляются незначительные боковые пристройки — ризницы (приделы). Иногда после ремонта к трем срубам пристраивалась каркасная башня-звонница. Таким образом, из трехчастной схемы плана возникала четырехчастная.
Аналогичные изменения претерпевают пя-тичастная и двухчастная структуры. Казалось бы, что такое число типов плана обусловливает однообразную картину галицкого культового зодчества. Однако строгое соблюдение канонов в построении планов искупалось многочисленными комбинациями объемов верха зданий. Фантазия зодчего соединяла их, применяя богатый опыт художественного оформления. Галереи в одном или двух уровнях, декоративная резьба деталей, сложная конфигурация лемеха увеличивали зрительный эффект.
Завершения кровли, при трехчастном плане, подчеркивающие объемное членение памятника, были одноглавые, двухглавые и трехглавые. Главки имели форму шатра или сферического купола. В одних церквах предпочтение отдавалось шатровой форме, в других — купольной, в третьих — сочетанию первой и второй.
Желание выделить свою постройку заставляло зодчего искать новые пути композиционного построения объемов. Этот поиск привел к игре в соотношении их высот.
Рассмотрим трехглавые, трехсрубные церкви как наиболее показательные. В большинстве памятников доминирует главка центрального сруба, выявляя, таким образом, прямую зависимость, — большей площади помещения соответствует большая высота. Разница между завершениями центрального сруба и остальными получает свое развитие от контрастного к незначительному. Соразмерность высот главок бабинца и алтаря вносит в памятник по замыслу зодчего симметричный или асимметричный характер.
В западных землях Галиции (территория современной Польши) сохранились церкви, принципиально отличающиеся своей объемной композицией и конструкциями отдельных частей от других культовых построек региона. Особенностью этих памятников является последовательное изменение высоты главок от бабинца к алтарю и использование каркаса, обшитого досками, при возведении башни-звонницы. Вероятно, в слиянии каркаса и сруба прослеживается закономерный процесс ассимиляции двух принципиально различных тенденций строительной техники. Шатровые кровли у двух или трех объемов завершены главками со сложной пластичной формой в стиле барокко.
Церквам с пятичастной структурой плана присуще заметное преобладание среднего сруба над остальными. Это превалирование было обязательным для высоты, тогда как другие измерения в отдельных случаях сохраняли равенство. Компоновка меньших объемов вокруг большего вела к центричности в композиции памятника. Все пять срубов могли иметь одинаковые покрытия — шатры или купола. Если шатер или купол перекрывал только центральное помещение, то ему соответствовали двускатные кровли остальных четыреп.
Объемное решение культовых памятников, состоящих из двух срубов не отличается в принципе от трехсрубных церквей. В них встречаются те же сочетания куполов, шатров, двускатных крыш, то же доминирование по высоте одного из объемов, и также одинаковое декоративное оформление.
В вопросе взаимовлияния каменного и деревянного зодчества исследователи до настоящего времени отдавали предпочтение первому. Но за последние тридцать лет, когда археологические находки позволили говорить о древности деревянных строений, появилось мнение о первичности деревянной архитектуры у многих народов. Естественно, что следующим шагом в развитии деревянной городской застройки была ее постепенная замена каменной. Подобную гипотезу подтверждают документы, определенно указывающие на строительство каменных памятников на месте деревянных, а также наблюдения отдельных специалистов. Было замечено, что орнаменты первых каменных церквей в Кведлин-бурге (Германия), отвечают в большей мере структуре дерева, а не камня. Как и в каменном, в деревянном зодчестве стремление народного мастера к гармоничности постройки привело к использованию систем пропорционирования. Важнейшим принципом про-порционирования является отношение одной части к другой, при котором подчинение второстепенного главному — обязательно. Соразмерность частей была как цельночисловой (кратной) —1:2; 1:3 и т. д., так и иррациональной. Последняя вытекала из самих методов геометрического построения архитектурной формы. Она получалась в ходе непосредственного определения контура построек и выражала связь между квадратом и его диагональю (1 :у 2); отношение стороны равностороннего треугольника к его высоте (2:/ 3) и др. Для деревянных церквей Галиции характерны оба соотношения.
Основным условием при начальной стадии построения во всех церквах с трехчастной структурой плана было определение площади среднего сруба, размеры которой, вероятно, диктовались примерным числом посетителей, наличием средств у заказчика и размерами строительного материала (сечение и длина деревянного бруса). Отношение длины к ширине, если центральное помещение не решалось в форме квадрата, в большинстве случаев ограничивалось незначительным превышением длины, достигавшим 90 см.
Рассмотрим несколько примеров пропор-ционирования главных частей плана трех-срубных церквей XVII в. В церкви Воскресения Христова в с. Старая Соль Старо-Самборского р-на Львовской обл. при заданной длине и ширине центрального сруба (длина больше ширины на 39 см) получается приближенный к квадрату прямоугольник. Проведем в нем окружность, диаметром, равным меньшей стороне. Впишем в эту окружность квадрат. Точка А — место пересечения одной из сторон квадрата и продольной оси — дает начальное положение для построения второй окружности с одинаковым радиусом. Вторая окружность служит для определения длины и ширины алтарного помещения, поскольку через точки Б я В, возникшие в результате пересечения окружности и стороны центрального помещения, проходят оси стен алтаря. Продолжение этих осей до их вторичного пересечения с окружностью фиксируется точками Г и Д, через которые проходит ось торцовой стены, ограничивающей длину алтарного помещения.
Графическое изображение пересечения вспомогательной окружности и апсиды подтверждают расчеты, которые показывают небольшие расхождения (в 4—5 см). Эта разница могла получиться в результате неточной разбивки, последующих ремонтных работ, связаных с заменой отдельных венцов. Кроме того, специфика строительства в сельской местности, вероятно, может допускать и большие неточности.
Определение размеров бабинца было несколько проще. Его ширина равнялась ширине алтаря (472»476 см), а длина составляла половину длины центрального сруба.
Площадь основания пристроенной позднее каркасной башни-звонницы также находилась в полной зависимости от размеров центрального сруба. Их ширина совпадала, а длина основания звонницы получалась путем сложения длины бабинца и половины длины центрального сруба.
Подобный метод с двумя окружностями можно применить к соотношению между центральным и алтарным помещениями в церкви г. Сколе Львовской обл. Несколько отличалось в ней определение длины бабинца Так как его ширина равна ширине алтаря (5,32 м), то имеющийся отрезок АВ мог служить начальной позицией в построении длин бабинца БГ, которая являлась высотой равностороннего треугольника.
Наличие равностороннего треугольник доказывается вычислением расстояния межд; точками А я Б, Б я В. Полученный результат и отрезок АВ не совпадают на 4 см.
Существовали также другие методы про порционирования. В церкви с. Подлиски Матиского р-на Львовской обл. длина алтаря бабинца определяется с помощью сторон квадрата, который вписывался в окружность с диаметром, равным длине центрального сруба.
Ширина бабинца и алтаря примерно одинаковая равнялась стороне ЕЖ квадрата, построенного в окружности диаметром, равным ширине центрального сруба.
Теоретический расчет длины и ширины бабинца и алтаря относительно их фактической величины приводят к расхождению от 1 до 3 см.
В этой церкви алтарь фланкирован с двух сторон небольшими помещениями — ризницами. Их площадь ограничена продолжением стен центрального сруба и половинным размером длины алтаря до перехода в многогранник.
Вариантом способа пропорционирования между срубами в церкви с. Подлиски является аналогичная зависимость в церкви с. Исаева Турковского р-на Львовской обл. (рис. 6). В этом случае в окружности, соответствующие диаметрами длине и ширине центрального сруба, вписываются не квадраты, а прямоугольники, построенные по точкам пересечения этих окружностей и диагоналей центрального сруба. Одна из сторон АБ большего прямоугольника равнялась ширине ВГ апсиды, а сторона ДЕ меньшего прямоугольника равнялась ширине ЖЗ бабинца. Поскольку бабинец представлял собой в плане квадрат (476«485 см), то, видимо, его длина определяла также длину алтаря (ОИ—ОК).
Исчисления отрезков АБ и ДЕ относительно ВГ и ЖЗ в первом случае совпадают, во втором — приводят к разности в 5 см.
В церкви с. Исаева, как и в церкви с. Подлиски, имеются две небольшие пристройки, отличающиеся одна от другой шириной. Ширины центрального сруба и одной из пристроек соотносятся как 1 :6, полученный размер ЛМ, отложенный два раза, определяет длину пристройки ЛН. Так как длины боковых помещений отвлеченной характеристики его пропорций». В то же время способ построения зодчими планов может быть только одним из многих и потребует дополнительных доказательств, подтверждающих его практическое значение.
В справедливости замечаний Е. Ф. Желоховцевой убеждают отдельные примеры деревянных культовых памятников Галиции. Было уже рассмотрено определение размеров апсиды церкви Воскресения Христова в с. Старая Соль при помощи окружности, проведенной в центральном срубе. Однако существует еще один способ (см. рис. 3). Если разбить смежную с апсидой сторону в осях центрального сруба на восемь равных частей, то средние составят осевой размер ширины алтарного помещения.
В числовом значении модуль (1/3 ширины центрального сруба) дает разницу по ширине апсиды и боковым остаткам в 1—2 см. Его длина находится с помощью высоты равностороннего треугольника (БВ = БК=ВК). Вычисление расстояния между точками ВК или БК показывает несоответствие в 2 см.
Второй способ прослеживается в церкви г. Сколе при получении ширины боковых срубов. Отрезок АВ находится как разность между сторонами центрального помещения (АД=ДЕ). Расчеты показывают несоответствие в 1,5 см.
Подобная пропорциональность могла показаться чисто случайной, если бы встретилась только один раз. Но в церкви с. Турье Старо-Самборского р-на Львовской обл. опять повторяется зависимость в данном случае ширины бабинца от идентичной вышеописанной разности сторон. В этих двух сооружениях наблюдается наибольшее отклонение от формы квадрата в центральном срубе (690 и 785 см; 675 и 745 см).
За исключением церкви в г. Сколе, все приведенные памятники имеют апсиду в форме многогранника, полученного в результате скоса двух углов. Этот скос придает восточному срубу вид неполного восьмигранника, у которого три стороны приблизительно равны, а две другие, примыкающие к центральному срубу, сильно вытянуты. Наличие размеров, контролирующих длину и ширину алтарного помещения, т. е. фиксирующих положение трех граней из пяти, упрощает построение ломаной линии скосов при упомянутом равенстве трех торцовых граней.
При общем анализе планов деревянных церквей Галиции видно, что зодчий не стремился придерживаться строго квадратной формы срубов особенно в троекратном его повторении. Разница между сторонами достигает 10, 20, 30 см и т.д. Конечно, не исключено изменение первоначальных размеров вследствие деформаций и ремонтов, но может быть высказана и другая точка зрения о безусловном влиянии оптически перспективных законов. Они возникали при обобщении практических навыков на уже построенных сооружениях и побуждали народных мастеров избегать заманчивого равенства в размерах. Такое положение подтверждает гипотезу об отсутствии чертежей и связанного с ними анализа постройки в ортогональных проекциях. Пропор-ционирование памятников шло непосредственно при строительстве и приспосабливалось к тому или иному объемному решению. Использование в плане трех квадратов, примыкающих один к другому, вело в известной степени к вытягиванию главной фасадной плоскости относительно торцовой и, следовательно, к нарушению характерной для церквей Галиции гармонии, компактности. Для того чтобы создать известное оптическое равновесие объемов, зодчие при определении длины и ширины в трех срубах пользовались комбинированием их соотношений. Например, квадрат или близкий к нему прямоугольник центрального сруба как бы погашался слегка сплюснутыми по форме бабинцем и алтарем или одним из них.
Проведенный анализ методов пропорционирования планов церквей XVII в. позволяет говорить об их ограниченном наборе. Однако применение народными мастерами этих методов приводило к почти полному отсутствию подобия фигур в построении планов. Горизонтальные соразмерности, бесспорно, не являлись законченным этапом работы, а находили отражение при возведении объемов. Видимо, учитывая такую зависимость, зодчие уже в начальной стадии возведения церкви не мыслили стереотипно, а старались в плане сооружения создать все условия для развития особенной, присущей только ему объемной композиции.