ПРИЕМЫ КОМБИНАТОРИКИ В ПЛАНИРОВОЧНЫХ СХЕМАХ СРЕДНЕЙ АЗИИ XV — XVII ВВ.

82

Список работ, посвященных анализу композиции архитектурных ансамблей и отдельных типов зданий Средней Азии XV—XVII вв. обширен, но не исчерпывает емкого содержания темы. В данной работе внимание сосредоточено на закономерностях начертания планов зданий различного назначения с тем, чтобы выявить роль комбинаторных приемов в их построении.
Приемы комбинаторики базируются на преобразованиях симметрии. Существует пять канонических видов архитектурной симметрии — зеркальная, центрально-осевая, переносная, подобия и сетки, которые реализуются в приемах композиции. По сути, инвариантные геометрические образы — ось с отмеченным на ней дискретным рядом точек, плоская сетка или система ее узлов, трехмерная сетка или пространственная решетка — составляют основу визуального языка архитектурной композиции.
Изучение графического материала памятников — фото, обмеров, рисунков — подтверждает распространенное мнение о том, что в формообразовании архитектурных сооружений среднеазиатского средневековья участвует ограниченный набор элементов. Изменения их параметров и местоположения в композиции не затрагивают форму элемента, в целом наблюдается расширение или сжатие контура, которое по смыслу трансформации может быть отнесено к преобразованиям симметрии подобия. Например, привычный мотив — арка лоджии и арка главного портала — в зависимости от композиционной ситуации и размеров воспринимаются различно, хотя с точки зрения начертания — идентичны. То же можно сказать о куполе одиночно стоящего мавзолея и куполе мавзолея, входящего, положим, в состав сооружений медресе, где его размещение и параметры подчинены общей планировке здания.
Приемы группировки элементов композиции обусловливают построение целого ряда оригинальных планов-вариаций любого типа сооружений.
Для нашего исследования важен тот факт, что часто одно и то же здание относится специалистами к разным типологическим группам. Это указывает на схожесть приемов композиции и прежде всего на аналогичное построение скелетных (узловых) схем сооружений, отличающихся назначением.
Очень часто именно способ группировки исходных фигур — объемов характеризует назначение постройки, иными словами, идея композиции становится знаком определенной функции, типа. А поскольку здания одного типа обладают общностью композиции, в основу классификации материала положен функциональный признак.
Вопросам типологии в архитектуре Средней Азии посвящено специальное исследование Л. Ю. Маньковской. Это мечети, медресе (мусульманские школы), ханаки (странноприимные дома), мавзолеи, торговые пассажи, караван-сараи (постоялые дворы). В каждом типе различают несколько групп помещений, близких по характеру эксплуатации. Среди мечетей, например, — соборные, поминальные, квартальные. Оставляя в стороне вопросы специального назначения памятника внутри типа, мы проследим лишь приемы графического построения планов, выявляя комбинаторные преобразования исходных элементов.
Все архитектурные постройки Средней Азии, из которых складывались ансамбли средневековья, делятся в основном на две большие группы. К первой относятся здания с внутренним двором, окруженным помещениями. Это — медресе, соборные мечети, караван-сараи. Ко второй группе — здания с компактным построением плана, где отдельные объемы, подчиняясь определеному порядку, примыкают друг к другу. Это — мавзолеи, ханаки, квартальные, поминальные мечети, торговые пассажи. Постараемся определить наиболее характерные для обеих групп способы построения, чтобы сравнить их с приемами организации архитектурных ансамблей.

Типы сооружений представлены инвариантными схемами, сведенными в таблицу. Эти схемы графически фиксируют размещение в общих габаритах здания купольных помещений (они обозначены окружностями), которые составляют исходные строительные элементы той или иной композиции.
Проведенный автором на обширном материале памятников анализ скелетных схем планов позволил сделать вывод, что в рисунках планов конкретного типа сооружений варьируется лишь несколько постоянных по своему очертанию схем, которые даны в таблице.
Подобная формализация представляется полезной, поскольку помогает сравнить различные типы на основе общего критерия: приемов построения неизменных (инвариантных) схем.
Схемы демонстрируют реализацию разных видов симметрии в композиции и обнаруживают преобладание приема центрально-осевой симметрии.
Медресе. В медресе получил развитие план здания с открытым двором, обстроенным по периметру, где жилище-общежитие сочеталось с общественно-культовыми функциями.
Медресе строились по схеме: четырехугольный двор в окружении жилых помещений — худжр, цепь которых разрывалась включением залов-аудиторий и мечети, лоджиями-айва-нами. Эта схема допускала вариации в компоновке частей, соотношении площадей жилых и общественных помещений. Инвариантные приемы начертания позволяют выявить в скелетных схемах две группы планов: центрально-осевую — с центральной точкой, и зеркальную — с одной осью симметрии двора. На фоне очевидной общности построения планов медресе это деление условно. Оно вводится, чтобы показать вариации основной центричной схемы. В обеих группах наблюдаем симметричное относительно геометрического центра двора размещение купольных помещений. Они являются узловыми компонентами плана, поскольку и по размерам, и по назначению доминируют в общей объемно-пространственной композиции. Далее, и в той, и в другой группе возможно зеркальное расположение аудиторий лишь относительно одной оси. Наконец, при разработке планов доминирует центральная точка: через нее проходят дополнительные диагональные оси плана.
Мечети. Типология крупной соборной мечети определилась на Среднем Востоке одновременно с укоренением ислама. Призванная вместить огромное число молящихся, изолировать их от городского шума, защитить от палящего солнца и дождя, мечеть приобрела вид огражденной стенами прямоугольной постройки с внутренним двором, на осях которого лежат два или четыре айвана, с обводными галереями и купольным залом на оси входа. Эта схема в разнообразных вариантах архитектурных форм, конструкций, деталей, декора и общих размеров господствует в мечетях XV—XVII вв. Обширные и значительные по высоте молитвенные залы подчеркивали две перпендикулярные оси двора.
Более скромные постройки имеют компактную планировку: объемы компонуются вокруг единого центра или вдоль оси — это поминальные и квартальные мечети.
Для схемы с внутренним двором характерны взаимно перпендикулярные оси симметрии, выявляемые на плане айванами и куполами молитвенных залов. Обходная галерея представляет собой стоящее на столбах сводчатое перекрытие, которое в плане четко вписывается в квадратную сетку. Отдельный куполок равномерно транслируется по сетке, заполняя контур плана (мечети Калян в Бухаре, Биби-Ханым в Самарканде и др.).
Своеобразна промежуточная схема плана с незамкнутым двором, но сохраняющая положение основных осей симметрии (мечеть Анау).
Компактная схема мечети имеет ряд вариаций. Например, не нарушая центричности основного объема, к нему с двух сторон примыкает обходная галерея. При этом наружные контуры мечети и основного объема составляют подобные фигуры (мечеть Балянд в Бухаре) .
Центричная схема получает иногда развитие вдоль одной из основных осей симметрии: по оси, поперечной направлению входа. Боковые крылья построенной по этой схеме мечети-намазги в Карши сами по себе являются цент-ричными композициями из купольных объемов. Схема с геометрически правильным контуром может быть лишена акцентов. Такова планировка многих квартальных мечетей. Положение продольной оси определяет ниша ми-храба. Это решение является как бы фрагментом основной схемы с внутренним двором. Конструктивно оно представляет собой фрагмент обходной галереи (мечеть Магоки-курпа, Бухара).
В центричной схеме возможны вариации на тему куполов: сочетание больших и малых, их трансляция по оси вокруг центра, группировка равновеликих на основе правильной сетки и т. д.
Несмотря на обилие всевозможных вариаций, неизменной остается схема с архитектурно выявленным центром композиции, положение которого нетрудно установить в интерьере любой мечети.
Мавзолеи. В планах мавзолеев реализуются две инвариантные схемы построения: центрально-осевая и зеркальная. Однокамерные и сложные многокамерные мавзолеи варьируются в обеих схемах.
Первая включает квадратные и восьмигранные мавзолеи с одним центральным куполом, а также малыми куполами, симметричными относительно центральной точки композиции.
Осям симметрии планов на фасадах соответствуют проемы. Разновидностью этой группы являются портально-купольные мавзолеи, сохраняющие центричное однокупольное внутреннее пространство, но лишь один архитектурно оформленный фасад (группа мавзолеев, входящих в ансамбль Шахи-Зинда и др.).
Во второй схеме зеркальная композиция реализуется в нескольких вариантах, не меняющих положения главного купольного помещения — узлового центра на основной оси построения. Окружающие помещения симметричны оси, пересекая ее или группируясь параллельно ей. Например, в мавзолеях Чашма-Аюб (Бухара) и Ак-Сарай (Самарканд) помещения, расположенные позади главного зала, лежат на общей оси, пересекающей продольную ось.
Однако две различные с точки зрения приема начертания схемы — центрально-осевая и зеркальная — обнаруживают ряд принципиально общих черт. Это прежде всего центрич-ность зеркальных схем композиции. В самом деле, связь доминирующего центрального пространства с боковыми помещениями создает поперечную ось, которая активно влияет на построение внешнего объема (мавзолей Ишрат-хана). Размеры здания по продольной оси немного больше поперечных, а иногда и меньше, поэтому, возможно, в натуре не всегда воспринималось осевое построение, но обязательно отмечалось главенство центрального купола. Следовательно, в целом композиционный инвариант планов мавзолеев можно характеризовать так же как и центричный.
Помимо главного зала мавзолея иногда включали группу дополнительных помещений — подсобные худжры для приема посетителей или для прислуги.
В центричных мавзолеях второстепенные по значению помещения компонуются на основных планировочных осях, насыщая рисунок плана. Этот своеобразный орнаментальный прием характерен и для группы продольно-осевых (зеркальных) композиций. В рисунке плана, передающем пластику интерьера, основной акцент подчеркивает главную ось. Например, восьмигранные ниши лежат только на продольной оси или группируются по обеим сторонам ее, как в мавзолее Шейха-заде Абдулла в Герате. Поочередное расположение на одной оси поминального зала и усыпальницы характерно для продольно-осевых композиций (мавзолей Казы-заде Руми).
Увеличение числа помещений в мавзолеях с зеркальной планировкой, укрупнение объема достигается развитием симметричных узлов плана, проведением дополнительных поперечных и продольных осей. Мавзолеи данной группы являются как бы уменьшенной моделью крупных комплексов-мавзолеев с продольно-осевой композицией.
Ханаки. Если в первые века своего существования ханаки, согласно правилам дервишеского аскетизма, представляли собой скромные обители, позднее ханаки превращаются в обширные сооружения, построенные по определенному плану. Ханака включает большой зал молитвенных собраний или дервишеских радений, мечеть, жилые и хозяйственные помещения и очень часто усыпальницу главы ордена.
Подобно мавзолеям, в схемах ханака представлены и центрально-осевая, и зеркальная планировка композиции. В центрально-осевых схемах помещения располагаются равномерными группами по осям, которые представляют собой замкнутые симметричные контуры, например квадрат. Поскольку жилые помещения-худжры равновелики, то рисунок плана создается трансляцией постоянной ячейки вдоль оси, направление которой и определяет форму сооружения (ханака-Файзабад, Бухара), В зеркальных схемах ячейка транслируется по осям, параллельным основной оси или пересекающим ее. Переносная симметрия здесь — вспомогательный прием, насыщающий исходную схему. Повторение одного и того же элемента позволяет получить необходимое количество помещений.
Орнаментальные сочетания разновеликих центрально-осевых и зеркальных помещений по существу уравновешивают значение обоих приемов построения (комплекс Ахмеда-Ясеви в Туркестане.
Все сооружения типа ханаки следуют обычно единственной инвариантной схеме с доминирующим центральным куполом. Ее осевые вариации дают представление о многообразии творческих поисков в пределах типовой схемы.
Караван-сараи. Исследователи относят караван-сараи к наиболее многочисленной типологической группе. Их планы, как правило, варьируют центричную схему с открытым внутренним пространством — двором или обширным залом. Вокруг двора размещаются помещения, навесы, галереи. Изменение формы наружного контура здания не меняет принципиальной идеи композиции.
Для всех трех типов сооружений с внутренними дворами — мечетей, медресе, караван-сараев — постоянной является центрально-осевая композиция на двух перпендикулярных осях симметрии, которые фиксируются купольными объемами.
Торговые пассажи. На перекрестках центральных улиц ставились здания «ток» с торговыми помещениями. Их объемно-пространственная композиция состоит из центрального купольного зала, окруженного более низкими сводчатыми и купольными помещениями. Общая форма плана задается осью трансляций, по которой происходит перемещение основного структурного элемента композиции — купола. На плане торгового здания Заргарон в Бухаре четыре оси трансляций замкнуты в квадрат. Пример симметрии подобия дает план пассажа Чорсу в Самарканде. Его центральное шестигранное ядро перекрыто куполом, повторяющимся в меньшем масштабе куполами окружающих квадратных пространств. Окружность, на которой расположены центры малых куполов, является для них осью трансляций с периодом 1. Несколько усложненным вариантом этой схемы является план токи Тельпак Фурушон.
Пространство рынка — тима Абдуллахана в Бухаре организовано более сложно. Ось трансляций, изломанная по контуру восьмиугольника, отодвинута от центрального восьмигранного ядра.
В композиции торговых зданий с особой очевидностью наблюдается тенденция комбинаторного сложения архитектурного объема. Инвариантно сохраняются центр и направляющая трансляций. Эта схема реализуется изменением формы направляющей — круг, квадрат, шестиугольник и т. д. либо изменением размеров транслируемых элементов.
Самые общие варианты трансформации исходных схем планов обнаруживают широкий диапазон творческого освоения типовой схемы посредством преобразований симметрии.
Разобранные схемы типов одиночных сооружений, наиболее характерных для XV— XVII вв., строятся по законам архитектурной симметрии, лежащим в основе комбинаторных приемов построения. Последние особенно четко прослеживаются в схемах, состоящих из равновеликих объемов, таких, как обходные галереи мечетей, равномерно повторяющиеся ряды худжр в медресе или более сложные комбинации в торговых сооружениях. Комбинаторные приемы использовались не только при распределении объемов, но и при их трансформации: подобном увеличении или сжатии. Этот вид преобразований симметрии мы наблюдаем на всех проекциях сооружений — планах, фасадах, разрезах.
Анализ скелетных схем выявляет очевидное преобладание среди прочих приемов композиции приема центрально-осевой симметрии. Направленность, центростремительность инвариантных схем планов показательны для всех типов отдельно стоящих зданий Средней Азии. С помощью преобразований симметрии подобные по структуре помещения группируются вокруг единого центра, композиции.
Ансамбли. Известно несколько типов ансамблей: общественные, погребальные, торговые. Выявлены основные схемы расположения зданий: на одной оси («кош»), на параллельных осях или на двух взаимно перпендикулярных осях.
В городах Средней Азии распространен прием «кош», когда два здания поставлены по одной оси главными фасадами друг к другу (медресе Улугбека и Абдулазизхана в Бухаре) . Здания, стоящие на двух перпендикулярных осях, как правило, обрамляют площадь. При этом пространство замыкается со всех четырех сторон (Чор-Бакр в Бухаре), либо одна сторона остается незастроенной (Лябихауз в Бухаре). Эти два типа композиции являются основными. К ним в основном сводятся все схемы архитектурных комплексов.
Тема симметрии в ансамблевой застройке не исчерпана примерами центрально-осевой и зеркальной планировки. Некоторые виды симметрии остаются до сих пор не раскрытыми. Речь идет о симметрии подобия, спирали, сетках.
Характерной чертой средневекового ансамбля Средней Азии, на наш взгляд, является то, что он складывался из структурно-подобных сооружений, и потому постройка любого типа может быть добавлена к ансамблю, не нарушая единства целого.
Основная планировочная идея погребальных комплексов, слагавшихся постепенно на протяжении столетий, — развитие архитектурной композиции вдоль единой оси. Подобно застройке городских торговых магистралей, мавзолеи размещались по обеим сторонам центрального прохода. Поскольку святость захоронений для мусульман со временем возрастала, зодчие, возводя новые сооружения, старательно сохраняли старые. Выразительный пример — ансамбль Шахи-Зинда в Самарканде, начало сложения которого восходит еще к XI в., но который претерпел радикальные изменения на протяжении XIV—XV вв., каким в основных чертах дошел до наших дней.
Старые мавзолеи располагались преимущественно по оси, направленной с востока на запад, вновь выстроенные группировались вдоль внутреннего ступенчатого прохода протяженностью около 200 м, вытянутого с изломом с севера на юг. Три купольных прохода-чортака отмечают важнейшие точки композиции: начало, конец и место перелома коридора у внутренней лестницы.
Основная группа представляет собой линейно развертывающееся чередование отдельных мавзолеев, расположенных попарно друг против друга. Пространственная композиция строится так, что могила Кусама завершает осевую систему, являясь конечной целью движения паломников, шествующих к главной святыне. Каждый из трех участков связан с предыдущими и органически включен в пространственный ряд всего комплекса. Но вместе с тем любая пара мавзолеев или отдельно взятый объем представляют собой законченное целое. Однопортальные мавзолеи с продольной осью симметрии (зеркальная схема) привязаны к главной оси так, что их ось оказывается перпендикулярной к основному направлению. Иногда оси противолежащих мавзолеев совпадают, образуя ансамбль — «кош», например мавзолей Шади-Мульк и мавзолей Ширин Бика-ака. Геометризм объемов зданий, общая система декора, гармоничная цветовая гамма создают ощущение единства всего ансамбля, целое создается повторением однородных, однотипных или подобных архитектурных форм.
По-иному разрабатывается еще с середины XI в. осевая композиция в комплексе мавзолеев Султан-Саадат близ Термеза. Здесь найден иной прием — объединение двух мавзолеев аркой. Получился своеобразный симметричный комплекс двух купольных мавзолеев с одним порталом. Сооружение благодаря этой связке приобрело главный фасад, обращенный к продольной оси развившегося позднее ансамбля, состоящего из нескольких аналогичных групп. Мавзолеи расположены по периметру внутреннего двора-коридора, ось которого вдвое короче, чем в Шахи-Зинде.
Окончательно ансамбль сложился в XVII в. Северные и южные границы двора обстраиваются к этому времени купольными мавзолеями, соединенными порталами попарно. Прием, который в главной группе сложился постепенно, путем последовательных пристроек, получил здесь силу традиции, и сооружение осевых портальных вставок происходило одновременно с постройкой мавзолеев. Оси северной и южной групп парных мавзолеев совпадают, образуя дополнительную поперечную ось ансамбля.
Для погребальных комплексов с открытым внутренним пространством характерны две схемы. Каждая имеет продольную ось симметрии. Первая (Шахи-Зинда) — открытая система, дорога процессий, своеобразное русло, которое в течение времени обстраивается. Во второй схеме (мавзолей Султан-Саадат) — участок пути оформлен как прямоугольный обширный двор. Несмотря на общую направленность композиций, в обеих схемах значительную роль играют поперечные, оси. В Шахи-Зинде главная ось ритмично пересекается осями парных мавзолеев. В точке пересечения движение по оси прерывается для входа в мавзолей. Вокруг нее завязывается центричная композиция.
Инвариантная схема погребальных комплексов не может быть названа в строгом смысле осевой. Точнее будет определить ее как центрично-осевую, где на ведущей оси в кульминационных местах композиции возникает ряд локальных центров.
Таким образом, отличительной чертой зодчества Средней Азии XV—XVII вв. является применение в типологически различных сооружениях одних и тех же приемов построения композиции. Схожесть планов, позволившая свести их к ограниченному количеству схем, основана на постоянстве приемов построения. Общность приемов построения архитектурных планировочных схем показывает относительную условность их типологического деления по функциональному признаку.
Принцип композиции, варьирующий одну и ту же тему, по смыслу своему и есть принцип комбинаторики. Для всех без исключения типов архитектурных сооружений характерно применение закономерностей симметрии. Они лежат в основе построения именно скелетной схемы, определяя конфигурацию всей объемно-пространственной композиции. Выбор определенного вида преобразований диктуется необходимостью решения конкретной планировочной задачи. Так, объем с одним большим помещением и группой малых компонуется вокруг одной точки — центра симметрии, прямоугольный двор или дорога процессий оформляются помещениями, расположенными зеркально относительно направляющей оси, и т. д.
При сравнении инвариантных схем различных типов сооружений в их начертании обнаруживается преимущественно центричное построение композиции, которому подчиняются прочие виды симметрии. Симметрия относительно центральной точки — вот в чем, на наш взгляд, состоит графический инвариант архитектурных планов как отдельно стоящих зданий, так и ансамблей средневековой Средней Азии. Эта схема допускает зеркальные вариации, но они лишь развивают, обогащают основную тему.
Комбинаторные преобразования по правилам симметрии позволяют получить большое число вариаций основных типовых схем. Искусное оперирование разными видами геометрической симметрии придает планам столь характерную орнаментальность. Широкий диапазон всевозможных превращений исходного набора элементов выявляет черты многообразия в единстве — стилевую целостность архитектуры Средней Азии.