Сооружение хауза

23

Уходя в дно и стенки котлована, она уплотняла и заиливала их. Горизонтальная поверхность воды служила своеобразным «водяным уровнем», по которому колышками отмечался уровень верха будущего фундамента. После того, как вода уходила и тчва подсыхала, ее уплотняли трамбованием По выровненному дну укладывался слой щебня толщиной 10—12 сантиметров, хорошо утрамбованный и залитый раствором так называемой «черной извести». Раствор этот обладает гидравлическими свойствами, хорошо схватывается при влаге и со временем приобретает большую прочность. Приготовляется он следующим образом. На одно ведро извести и ведро камышовой золы добавляют одну «косу» (чашка вместимостью около 1 литра) воды Смесь в виде сырой земли бьют тонкими, гибкими прутьями довольно долго (в ответственных сооружениях до 10 часов непрерывно). После такой своеобразной «гарцовкп» раствор укладывают на место; щебенка и раствор образуют первый слой дна хауза. Затем аналогичная операция повторяется 8 или 10 раз, в результате чего создается прочное, водонепроницаемое дно водоема. Раствор «черная известь», видимо, близок по своим качествам к известково-пуццолановым цементам, а это особенно важно потому, что грунтовые воды Узбекистана содержат большее количество сернокислых солен, которые разрушительно действуют на растворы типа портландцементов. Кроме того, растворы народных мастеров обладают свойством эластичности, что особенно важно при землетрясениях. Приготовленное таким образом дно водоема иногда вымащивалось тонкими плитами или кирпичам HI ребро «в елочку», что при чистке дна защищало его от повреждений. После разбивки стенок хауза под первый ряд камнем в местах стыков укладывались короткие деревянные подкладки из тутовника. Подкладки располагались через 50—60 сантиметров (в зависимости от длины камней), длиной 2—2,5 гязч («гяз» равен длине шнурка, протянутого от середины горла до конца пальцев зытянутой в сторону руки, т. е. составляет приблизительно 80 см). Уложив первый ряд камчей, швы их замазывали «черной известью», а пространство между рядом камней и землей заполняли щебенкой с заливкой жидким раствором из песка, извести и воды. Первые три ряда камней выводили-ь вертикальной стенкой из больших блоков. Притесывалась только лицевая сторона постели; заднюю сторону для лучшей связи с забуткой оставляли рваной. Когда стенка была выведена и пространство за ней забучено, верх ее и верх забутки тщательно выравнивали. На выравненную поверхность укладызали деревянную конструкцию, состоящую из бруска-обвязки по всему периметру стенки и перпендикулярно ей врубленных «анкеров». Сечение бруса обвязки обычно 20X20 сантиметров. Заанкерован не обвязки в забутку помогалс бороться с силами боковой нагрузки, особенно возрастающей при сейсмических явлениях. Анкеры врубались через 1,5—2 гяза (120—170 см) В местах соединения брусьев они ставились концов, по сторонам стыка. Поверх бруса обвязки, заподлицо с ней, укладывали ряд камней того размера, из какого должны были делаться ступени стенки. Материалом служил местный камень — песчаники. С древних пор в Средней Аэии умели использовать декоративные качества деревьев и воду для создания прекрасных садов. Историк Бухары дает описание одного из дворцов: «В Бухаре нет места и жилища лучше, чем прекрасное, похожее на рай, Джуи-Муллиан, потому что вся эта местность занята дворцами, парками, цветниками, фруктовыми садами и водами, постоянно текущими по ее рощам. Каналы пересекаются между собой и проведены по тысяче направлений в сторону рощ и цветников. Каждый человек, которому приходилось видеть такое обилие годы, дивился, откуда она приходит и куда уходит, такое расположение придумали самые искусные мастера своего времени и архитекторы, а один выдающийся поэт сказал: «Вода жизни вошла в сад и с сожалением его покинула, с восклицанием грусти, что приходится из него уйти». Монголы, завоевав в XII веке Среднюю Азию, оценили красоту ее садов. Лучшие садовник» были отправлены на их родину, чтобы там украсить монголо-китайскую резиденцию великих ханов увеселительными садами в самаркандском стиле. Самаокэндский оазис был сплошным садом. Иноземные завоеватели, разрушая все на своем пути, обычно щадили сады Самарканда. Арабский наместник Сеид удержал свои войска от преследования разбитых врагов, чтобы не по-вредить «саду эмира правоверных». Особенного расцвета садово-парковая культура достигла при эмире Тимуре, опоясавшем свою столицу Самаоканд кольцом великолепных садов. Все они в настоящее время уже не существуют, оставив только свои названия местам былого расположения. Клавихо даег подробное их описани. ?Для более ясного представления о том, как складывались отдельные городские ансамбли, в которых хауз являлся одним из компонентов, небезынтересно кратко рассмотреть общую систему водоснабжения городов Средней Азии.