Форма хаузов с деревянным креплением

26

В Ургуте, городке, расположенном в предгорьях Зеравшанского хребта, хаузы отделаны арче, породой дерева из семейства можжевельников, смолистая древесина которого хорошо сопротивляется гниению. Из арчи сделаны деревянные обвязки-каркасы и самаркандских хаузов. Форма хаузов с деревянным креплением, как правило, восьмигранная; такая форма удобна для сруба, так как позволяет при значительной площади водоема обойтись короткими концами леса, что очень важно, так как арча — дерево низкорослое. Самая конструкция несложна. Это, по сути дела, восьмиугольный сруб в 2—3 венца, покоящийся на под лож — иных под его углы больших плоских камнях. Интерес представляет «анкерная» система, скрепляющая сруб с забуткой за его стенкой в единое монолитное кольцо с равномерной осадкой по всему периметру. «Анкеры» врубаются перпендикулярно к каждой из сторон в гнезда, выдолбленные в венцах сруба. Положив первый венец и врубив в него анкеры, пространство утрамбовывают землей и щебенкой, затем возводят следующий венец и опять проводят забутку. Сколько в срубе венцов, столько и рядов анкеров, что в результате дает довольно прочную конструкцию. Промежуточной между деревянной и каменной является каркасная конструкция, типичная для самаркандских водоемов. От чисто деревянной она отличается тем, что после укладки первого венца и врубки первого ряда анкеров следующий венец укладывают с уступом в 30— 35 сантиметров поверху плоскости анкеров, а образовавшуюся между венцами щель закладывают кирпичом на ребро, скрепляемым раствором. Забутка анкеров порядно производится таким же образом, как было указано выше. Следующие венцы каждый раз делаются с тем же уступом и той же конструкции, что и первый. Врубка анкеров порядно ведется в шахматном порядке, с промежутками около метра. Обилие деревянных связей, врубка их сковороднем и плотная забутка их концов создают прочную и эластичную конструкцию, хорошо работающую при осадке, неизбежной при большом культурном слое старых городов Средней Азии. Самаркандские хаузы являются не столько водохранилищами, сколько водоотстойниками. Обилие воды в Самарканде позволяет делать хаузы проточными и соблюдать постоянный горизонт водного зеркала. Видимо, этим и можно объяснить, что торцы анкеров часто прорезаны на всю ширину обвязки, а не спрятаны в нее, как это делается в деревянных обвязках бухарских хаузов, где переменный уровень воды ставит дерево в невыгодные условия. Рассмотренные конструкции хаузов из дерева и дерева с кирпичом решают ряд конструктивных и функциональных задач, но архитектурная выразительность их невелика. Высокий горизонт воды самаркандских хаузов скрывает даже их ступенчатость. Иное можно наблюдать в бухарских водоемах. Здесь хранение воды было основной проблемой жизни города. Надежная конструкция и большая архитектурная выразительность каменных бухарских хаузов ставит их в один ряд с другими монументальными сооружениями города. Изучение хаузов представляет большую трудность, так как основные их элементы скрыты в земле, а какие-либо записи и, тем более, чертежи отсутствуют. Некоторое представление об их конструкциях позволили составить наблюдение полуразрушенных сооружений, а главным образом беседы с народными мастерами. Народные мастера — хранители строительных традиций, выработанных многими поколениями их предшественников. Со специалистами по строительству хаузов вопрос обстоит очень остро. Не имея практики в сооружении новых водоемов, мастера перешли на другие виды работ, и передача знаний ученикам в этой области прекратилась. Строитель каменного бухарского хауза обязан был разрешить три основные задачи: 1) обеспечить сейсмическую устойчивость сооружения, 2) добиться возможно более равномерной осадки (в Бухаре, где культурный слой превышает 10 метров, сооружение приходится возводить на насыпном грунте) и 3) возможно лучше сохранить воду бассейна от утечки в грунт. Ему надлежало соорудить огромную и прочно держащую воду «чашу». Сооружение хауза начиналось с отрытая котлована примерно на 1—1,5 метра глубже и шире намеченных размеров бассейна.